Герольд Бельгер: “Высшая фантастика у нас программа 2030 – поэтому фантастику читать не могу”

“Литературный институт сейчас не нужен. Вы представляете кто там будет преподавать?! Не надо”

“Дилетантство, дилетантство, дилетантство
вот три источника и три составные
части нашей власти”.

Герольд Бельгер

“Человек, который без конца дает интервью, превращается в идиота”, — иронично заметил Герольд Бельгер, “советско-немецкий русско-казахский писатель”, как его определил писатель Эрнст Кончак. Однако к господину Бельгеру обращаются с одинаковыми вопросами, поэтому были они и на заседании дискуссионного клуба “АйтPARK”.

\"\"

Нурлан Еримбетов, модератор “АйтPARKа” открывая заседание, напомнил, что 10 июня 2008 года ушел из жизни великий писатель Чингиз Айтматов. “Ни одного очерка или маленькой заметки на годовщину”, — обратил он внимание на страницы отечественной прессы. В России и Турции эта же годовщина была отмечена достаточно бурно. “Вообще это страшный позор. Я это давно чувствую”, — прокомментировал Герольд Бельгер.

“Поразительный, удивительный человек. Как писатель я уже молчу”, — отозвался о Чингизе Айтматове гость “АйтPARKа”. При этом он знает местных деятелей, которые говорили “я как художник выше Айтматова”. “Для меня это дико”, — отметил г-н Бельгер.

Герольд Бельгер пришел работать в литературный журнал “Жулдуз”, когда его тираж составлял 200 тыс. экземпляров. Взяли его потому, что в издании существовал “баланс” между казахами двух родов, и чтобы его не нарушать новым сотрудником, приняли этнического немца. “Казахское шежире в мою немецкую голову не лезет. Знаю только, что я сам аргынец”, — объяснил он свое отношение к трайбалистским моментам. Сейчас журнал выходит тиражом 2,5-3 тыс. экземпляров. Писатель утверждает, что это не худший результат. На Западе литераторы выпускают свои произведения по 50-100 экземпляров и это обычная практика.

Г-н Бельгер из числа репрессированных, при этом подчеркнул: “О советской власти плохого слова не говорю, потому что будет хуже”. “Дорога Казахстана, на мой взгляд, идет никуда”, — высказался он по ходу встречи.

Само мероприятие в дискуссионном клубе было совмещено с презентацией книги Герольда Бельгера “Казахское слово” (Избранное. Эссе. Романы), изданной журналом “Vox Populi”. В книгу вошли два романа – “Туюк су” и “Разлад” и три эссе – “Вольные строки”, ранее печатавшиеся под названием “Плетенье чепухи”, “Казахское слово” и “Аул”. Как положено в таких случаях, не обошлось без воспоминаний о прошлом.

“Казахи 41-го года и нынешние – это совершенно разные люди. Те были лучше – добрее, порядочнее, деликатнее”, — считает гость “АйтPARKа”. Он рассказал, что собаки в аулах – и те были другие. Раньше они, встречая незнакомца, пару раз для приличия гавкали, потом виляли хвостом и провожали до дома своего хозяина. Потом уже лаяли хозяину, что привели гостя и надо встречать. “Теперь собаки злые и только лают, — констатировал писатель. – Жизнь убогая и люди стали хуже. Аул мы потеряли”.

\"\"

Герольд Бельгер

“Психология казаха изменилась. Казах, даже попадая в ад, на третий день говорит, что все хорошо. Казах никогда на судьбу не жалуется”, — поделился гость “АйтPARKа” своими наблюдениями. “Я себя оппозиционером не считаю. Многие мои друзья, которые “на верху”, думают как я. Но они играют другую роль. У нас вообще все играют роли – “депутат”, “президент”. При этом, Герольду Бельгеру его единомышленники, в свое оправдание, говорят: “Если меня завтра уберут, то ни одно издание печатать не будет”.

Не остались без внимания и собственно литературные проблемы. “У нас 800 членов Союза писателей – это же ужас, — акцентировал г-н Бельгер. – Мои коллеги любят писать про 18-ый век. О том, что происходит сейчас не пишут”. “Казахские писатели не умеют писать “в стол”, — объяснил положение вещей Нурлан Еримбетов. “Это верно”, — согласился гость дискуссионного клуба. Но зато когда ситуация поменяется и можно будет написать о сегодняшнем дне – они напишут все.

В советские годы ставился вопрос об открытии в Казахстане литературного института. “Литературный институт сейчас не нужен. Вы представляете кто там будет преподавать?! Не надо”, — высказал свою позицию Герольд Бельгер.

“Лучше Абая не трогать”, — предложил гость “АйтPARKа”. В Кельне издали 20 стихов Абая на немецком языке. Немцы реагируют так: “Кто такой Абай? – Он всех учит. Раздражает”. “Не звучит, наверное, Абай на других языках”, — заметил писатель и переводчик. Но лично для него “Имя Казазхстан” — это Абай и Мухтар Ауэзов. Г-н Бельгер полагает, что окажись он в XIX веке в тех же местах, где жил Абай, то смог бы проживать в ту эпоху совершенно комфортно.

Новости партнеров

Загрузка...