За что сидят-то?

Сенсационное заявление на судебном процессе: МООС не имеет претензий к своим ныне подсудимым экс-руководителям. Родственники возмущены: в таком случае за что они сидят?

Сенсационное заявление на судебном процессе: МООС не имеет претензий к своим ныне подсудимым экс-руководителям. Родственники возмущены: в таком случае за что они сидят?

Судебные слушания по делу экс-руководителей министерства охраны окружающей среды перешли в стадию допроса. В конце прошлой недели показания давали представитель потерпевшей стороны, т.е. МООС, заместитель директора департамента по экономике и финансам Мурат Кадырбек, из-за внезапного исчезновения которого в четверг судебное заседание пришлось отложить на вторую половину дня, представители стороны обвинения — эксперт и бухгалтер РГП “Казспецэкспорт”, несколько рабочих из “Дарьял У”.

Во всех показаниях настораживают странные провалы в памяти представителей потерпевшей стороны и “Казспецэкспорта” и удивительная осведомленность рабочих, один из которого — повар, другой – электрик.

Как уже сообщалось, на скамье подсудимых в специальной кабине сидят экс-министр МООС Нурлан Искаков, его бывший заместитель Альжан Бралиев и Адильбек Жайлганов, который, как выяснилось, имеет отношение к ТОО “Меркурий плюс” лишь тем, что учредителем фирмы является его жена. В зале – экс-вице-министр Зейнулла Сарсембаев, из-за состояния здоровья находящийся под домашним арестом.

Парадоксально, но факт: ни одного представителя “Меркурий плюс”, к которому, по большому счету, и предъявляется сумма иска в 1 млрд. 172 млн. 657 тыс. якобы похищенных тенге, на скамье подсудимых нет.

Второй парадокс в том, что к экс-руководителям МООС представитель потерпевшего претензий не имеет. Но вчерашний член правительства и его замы тем не менее проходят по уголовному делу в качестве обвиняемых, а ныне уже подсудимых.

Третий парадокс: представитель МООС, юрист по образованию, никак не может объяснить суду, из чего складывается общая сумма иска. Впрочем, послушаем его самого.

“По результатам заключенных договоров, ТОО “Меркурий плюс” оказаны услуги по реализации проекта, первичной подготовки к утилизации конденсаторов радиолокационной станции “Дарьял У” в г. Балхаше на общую сумму 1 млрд. 369 млн. 570 тыс. 900 тенге. Срок выполнения обязательств по всем договорам истек 4 сентября 2008 года.

В целях завершения реализации проекта, министерство продлило срок исполнения обязательств до 20 декабря 2008 года.

В настоящее время, согласно актам, МООС оплатило ТОО “Меркурий плюс” денежные средства в размере 1 млрд. 172 млн. 657 тыс. тенге”, говорит Мурат Кадырбек.

Осмотр упаковки конденсаторов, готовящихся к отправке на утилизацию, в ходе доследственной проверки органами уголовного преследования показал, что при этом были допущены некоторые несоответствия требованиям технической сертификации. В частности, часть конденсаторов не была упакована в металлическую тару. Кроме того, фактические выполненные работы имеют некоторые отклонения от требований.

Сумма невыполненных, но указанных в актах работ за 2008 год, составляет 522 млн. 676 тыс. тенге. Тем не менее, эту сумму ТОО “Меркурий плюс” обналичило.

Другими словами, потерпевшая сторона признает, что определенный объем работ по договору все-таки был выполнен. Однако вопреки всякой логике сумма исковых претензий МООС составляет 1 млрд. 172 млн. 657 тыс. тенге, т.е. столько, сколько МООС перечислило ТОО “Меркурий плюс” для реализации львиной доли проекта.

— Фактически он (представитель МООС, прим. авт.) знал, что 7200 конденсаторов были уже уничтожены, осталось 7280 конденсаторов, которые готовы к вывозу. Вопрос только в их транспортировке, для этого требуется 70 млн. тенге, говорит адвокат Нурлана Искакова Роза Куанышбаева.

По словам Мурата Кадырбек, вопрос о выделении средств для транспортировки оставшихся конденсаторов решается в министерстве экономики, однако деньги из бюджета до сих пор не выделены.

После допроса представителя МООС Роза Куанышбаева заявила ходатайство: в материалах 33 томов уголовного дела, представленных АБЭКП, подсудимые не признаны гражданскими ответчиками, постановления в отношении них не выносились. Гражданский иск заявлен в отношении ответчика, юридического лица – ТОО “Меркурий плюс”, которое в данном уголовном деле не фигурирует. А посему адвокат считает, что на основании ст. 162 УПУ РК, иск необходимо предъявить к действительно виновному лицу – ТОО “Меркурий плюс” и выделить его в отдельное производство. Иск же в отношении экс-руководства МООС вообще не должен рассматриваться, тем более, что уголовное дело было возбуждено по анонимному заявлению, утверждают все адвокаты подсудимых и их общественные защитники.

Но следствию некому предъявить другой иск: руководство “Меркурия плюс” в межгосударственном розыске. Может, поэтому председательствующий судья, “посовещавшись на месте, оставил ходатайство открытым до завершения уже начавшегося судебного процесса”?

В ходе судебного заседания также выяснилось, что еще до возбуждения уголовного дела, узнав о похищении “Меркурием плюс” 522 млн. тенге, министр Нурлан Искаков четырежды направлял в “Дарьял У” комиссии, в составе которых были и представители финансовой полиции, ПРООН, “Меркурия плюс”, завода-уничтожителя конденсаторов – ЮВЕНТА, находящегося в Германии. Комиссии убедились, что почти все приготовленные к отправке конденсаторы соответствуют международным стандартам. Кроме более одной тысячи, которые протекали. Контейнеры под них не были изготовлены. Тогда Искаков поставил вопрос о возмещении ущерба, потому что деньги министерством были уже выплачены.

В конце 2008 года Искаков дал задание предъявить иск в гражданском порядке в специализированный экономический суд г. Караганды, что и было сделано. Однако дело осталось без рассмотрения из-за неявки в суд обеих сторон. Затем произошло то, что произошло: Искаков подал в отставку, а затем был обвинен в том, за что сам подавал иск. Дело в карагандинском суде никто не довел до конца.

Еще один парадокс, всплывший на допросе представителя потерпевшей стороны. В обвинительном заключении говорится о хищении бюджетных средств. Однако, отвечая на вопрос Сергея Деева, адвоката Альжана Бралиева, представитель МООС уточнил, что потерпевшая сторона ведет речь об ущербе.

— Министерству нанесен ущерб, наши подзащитные не похищали этих денег (имеется в виду 522 млн. тенге, прим. авт.), утверждает Роза Куанышбаева.

Свидетель, эксперт “Казспецэкспорт” Торебек Ермеккараев, ничего существенного в судебное расследование не привнес. Он не помнит, было ли на территории радиолокационной станции “Дарьял У” девятиэтажное здание, которое на снимке ему продемонстрировала адвокат Жайлганова, не знает, использовались ли конденсаторы на полигоне “Арысь”, понятия не имеет, что из себя представляют конденсаторы.

Противоречивы показания других свидетелей стороны обвинения, в частности, электрика, работающего на “Дарьяле”. Вначале он утверждал, что ничего не знал, “не влезал” в дела с конденсаторами, что никого из представителей МООС в составе комиссий не было. Потом признался, что все-таки “влезал”. Более того, чуть ли не по датам назвал время отправки конденсаторов на утилизацию, их количество, вспомнил, что на “Дарьял” приезжало много специалистов из МООС и сотрудников финансовой полиции.

В понедельник, 22 июня, допрос свидетелей продолжится.

Новости партнеров

Загрузка...