22 июня, ровно в 4 часа

Псевдофутурологический сюжет

Информация о готовящемся вражеском нападении на страну — регионального лидера поступила в центр военной разведки накануне – 20 июня. Однако, сведения на электронную почту попали в 18 часов 01 минуту, а работает ведомство до 18 часов, поэтому посмотреть сверхважное сообщение оказалось некому. Вообще-то был один оперативный дежурный. Но он сначала был занят поиском продажной любви для руководства, а потом резался в карты с компьютером и ему тоже было не до разведдонесений. Агентура поступила крайне непрофессионально, потому что такие важные сведения быстрее всего доходят через “аську” на порносайтах.

21-го июня, ближе к обеду, о планах коварного противника уже знали. Позвонили в военно-космический центр и заказали снимки с секретного шпионского спутника. Однако точка стояния у этого спутника находится далеко за Байкалом, а потому в приграничье с него ничего толком не видно. Это сначала. Затем спутник ушел в космическую тень и обещал выйти из нее, если получится, в середине октября.

Президент находился на отдыхе за границей, премьер-министр осуществлял поездку по регионам (был до того пьян после застолья с очередным местным князьком, что так и не смог понять из разговора по телефону о какой войне ведется речь, потому что лично он в пейнтбол играть не любит). Связываться с секретарем Совета безопасности было бессмысленно, поскольку он находился в реанимации. Накануне сделал замечание пьяному сыну генпрокурора, писавшему в подъезде элитного дома, а тот в ответ вместе с дружками нанес секретарю травмы руками и ногами. В общем, секретарь Совбеза оказался бесполезен еще до начала войны. Министр обороны, уже несколько дней как, находился под следствием по обвинению “за колдовство”.

Когда пошел приказ о всеобщей мобилизации и приведении войск в полную боевую готовность, враг уже переходил границу – было 4 часа 22-го июня. Одна застава смогла оказать сопротивление. Там все начальство поехало выбирать участок для строительства охотничьего домика руководителю погранслужбы, а сержанты-контрактники отправились по бабам. Оставшиеся без командования, солдаты-срочники стали действовать по уставу и вскрыли оружейную комнату. Один из них до армии играл на компьютере в “стрелялки”, а потому объяснил сослуживцам как обращаться с оружием.

В столице, тем временем, стали срочно искать опытных офицеров, уволенных в запас. Однако по адресам, где должны были получить жилье боевые командиры, оказались только любовницы генералитета, их родственники и знакомые бизнесмены. Попытка привлечь на помощь бесквартирных офицеров закончилась их обещанием позаботиться об армии так же, как она позаботилась о них.

Приказ о прикрытии обороняющихся войск с воздуха выполнен не был, поскольку никто из военных летчиков летать на боевых самолетах не умел. За штурвалы посадили гражданских пилотов, но тут выяснилось, что исправных машин нет. В воздух смог подняться только председатель комитета начальников штабов, после чего скрылся в неизвестном направлении.

Из артиллерийских систем Найза, Айбат и Семсер завелась каждая пятая, но половина из них взорвалась после первого же залпа. В танках ситуация оказалась лучше – в боксах смог завестись каждый четвертый. При этом, в каждом третьем из них оказались боеприпасы, а у одного танка они даже были не учебными — боевыми, однако устаревшими.

Между тем, стали поступать и обнадеживающие сведения с фронтов. Стратегические склады, захваченные противником в приграничье, оказались совершенно пустыми. Враг получил на них лишь десяток крыс, стайку воробьев и массу документации, в которой перечислялось, что должно находиться на этих складах. Авиация противника, отправившаяся бомбить новые военные объекты, построенные министерством обороны, только зря сожгла топливо, потому что на самом деле там ничего нет.

Призыв по стране был сорван. Люди, ссылаясь на экономический кризис, отказывались идти в военкоматы и платить взятки за уклонение от службы. Все просят дать дополнительное время для сбора денег. Военные комиссары встревожены, но идут гражданам навстречу, потому что кризис есть кризис. Несколько добровольцев, пришедших защищать родину по зову сердца, отправлены в сумасшедший дом.

А на занятых врагом территориях уже началось наглое хозяйничанье оккупантов. Они пресекают акции мародерства, делают разметку на дорогах и их ремонт, проводят линии водоснабжения и электричества. Еще враги жестоко отбиваются от попыток местных чиновников различных уровней навязать им свое сотрудничество.

Так закончился первый день войны. Начиналось 23-е июня…

Новости партнеров

Загрузка...