Айдос Сарым: “Неужели вы считаете Мухтара Аблязова святым?”

Объединение в одну партию или же в один блок? Кому наступил на мозоль Серик Туржанов? Грозит ли Имангали Тасмагамбетову попасть в немилость президенту? Ержан Татишев – несчастный случай или убийство? Участвовал ли Рахат Алиев в похищении топ-менеджеров банка? На эти и другие вопросы согласился поделиться своим мнением президент фонда Алтынбека Сарсенбайулы Айдос Сарым.

***

— Айдос, как можете прокомментировать недавнее заявление трех оппозиционных партий о воссоздании блока “За справедливый Казахстан”? В то же время, партия “Азат” стоит особняком от этого заявления. Не знаете, почему?

— Нельзя сказать, что особняком, потому что “Азат” сам является одним из учредителей “ЗСК”. Даже включая меня, мы все являемся членами “За справедливый Казахстан”. По крайней мере, меня никто оттуда не выводил и я заявление не писал, что выхожу из “ЗСК”. Видите ли, здесь не идет речь о создании нового блока, просто речь идет о его реанимации. В 2005 году создание такого блока было оправданно и актуально. На тот момент блок был предусмотрен выборным законодательством. А сегодня это не отвечает реалиям дня. Я считаю, что люди, сочувствующие оппозиции понимают, что должна появиться некая единая сила, которая объединит все политические силы и организованно двинется на выборы. А эти выборы могут состояться в любой момент, начиная с завтрашнего дня и заканчивая конституционным сроком. Хотя, я считаю, что выборы пройдут раньше.

— Спешу Вас заверить, не все разделяют мнение о создании единой партии. Думаю, и коммунисты, и социал-демократы, и “алгинцы” не особо в восторге от этой идеи. Так зачем нужна единая партия?

— Представьте, завтра объявят выборы, сколько оппозиционных партий будет в них участвовать? Правильно, три с половиной, потому что одна вообще не зарегистрирована. И к чему это приведет? Да ничего хорошего из этого не выйдет, потому что будет раздел протестного электората, а именно пресловутые 3-4 процента. Вот и все. И кому это выгодно? Совершенно верно, никому.

— А Вам не кажется, что консолидации демократических сил мешают “наполеоновские замашки” некоторых партийных лидеров?

— Есть вопросы лидерства и вопросы, связанные с разногласиями источников финансирования. Посмотрите, когда речь шла об интенсивных переговорах, они ничем не закончились, потому что эти разногласия между спонсорами так и не были решены. Можно было бы в руководящий орган единой партии ввести 4-5 сопредседателей, а на момент выборов избрать из них одного человека. Этот вариант был бы самым приемлемым на ближайшие два-три года. Но некоторые политики далеки от всеобщего объединения. Через пару дней после форума демократических сил, объявляют о создании блока “Народовластие”, координируют свои организационные структуры. С точки зрения партии “Алга” это вообще смешно, потому что этой партии уже нет.

— Почему ничего нет? Говорят у партии “Алга” очень даже сильный партийный аппарат в регионах, или это не так?

— А она же не зарегистрирована. Завтра грянут выборы, как они будут участвовать? Вот именно, никак. Практически партии нет, и говорить о чем-либо серьезно здесь не приходится. Изначально “Алга” была продуктом пиара. Когда возник вопрос о “Народовластии”, естественно начались переговоры между ОСДП и “Азатом”. После того, как переговоры захлебнулись, возникло предложение о тройственном союзе. Но это ничего им не даст, это обман их же сторонников, тех же членов партий. Громкий пшик.

— А с чего вы взяли, что если оппозиционные партии не объединятся, то на выборах размоют свой электорат? Может, вы это сами придумали и просто друг друга пугаете? Кто знает, вдруг какая-нибудь партия, скажем, ОСДП наберет необходимое количество голосов и пройдет в парламент?

— Повторяю, если топтание верблюдов-атанов продолжится и создания единой партии не будет, то тогда оппозиционные партии столкнутся с серьезной проблемой на выборах, так как будут конкурировать между собой. А если ни одна из этих партий не пройдет на выборах, то у их лидеров уже не будет морального права возглавлять партии, они должны будут уйти из большой политики. Возникает элементарный вопрос – если в течение шести-семи лет вы ни разу не выиграли выборы, не одержали какой-либо серьезной победы, быть может, стоит уступить место более креативным и энергичным политикам? В каждой их этих партий есть десяток молодых людей, которые при хорошей раскрутке смогли бы не просто достойно занять их место, но и превзойти по всем параметрам.

— Интересно, почему Вы взъелись на “алгинцов”? Вроде активная партия, выступает в защиту бывшего руководителя АО “Казатомпром”. Кстати, что скажете по поводу ареста Мухтара Джакишева?

— Я часто сталкиваюсь с тем, что когда у меня спрашивают комментарий по Джакишеву, этот комментарий, как правило, не выходит в свет. Я не считаю Джакишева, и иже с ним, абсолютно святыми. Возьмем ситуацию вокруг “Казатомпрома”, несколько лет назад пресса писала и публиковала критические высказывания по “Казатомпрому”. Мол, цены занижены, сомнительные сделки и все такое. А сейчас все наоборот. Встали на защиту Джакишева. То есть теперь он у нас чуть ли не мученик, государственник, высшей степени профессионал. Уверен, здесь нужна последовательность для оппозиционной прессы. Если вчера критиковал, то почему сегодня защищаешь? С другой стороны, я согласен, что по форме задержания и ареста все сделано коряво со стороны правоохранительных органов, что напоминает довольно старые времена.

— Не кажется ли Вам, что арест Джакишева связан с усилением команды Тимура Кулибаева?

— А что, разве есть такая команда?

— Ну, в газетах об этом пишут.

— Я знаю, в каких газетах об этом постоянно кричат. Иногда хочется спросить этих газетчиков: “Неужели вы считаете Мухтара Аблязова святым?”. Чаще всего они, с глазу на глаз, сами же и отвечают: “Нет, не считаем”. Вот и все, этим все сказано.

— А вот еще один недавний громкий арест – за решетку попал вице-президент ТПП Серик Туржанов? Что скажете по этому поводу?

— По Серику Туржанову ситуация немного непонятная. Насколько мне известно, он не является каким-то исполнительным руководителем компании “КИІК”, а всего лишь учредитель. Поэтому я не думаю, что он подписывал какие-то документы, проводил там какие-то проводки. Доказать, что он способствовал хищению средств проблематично. Я не исключаю, что кто-то из его врагов сказал: “Вот этот парень больше всех о коррупции кричит. Вот, его и накажите”. Поскольку он человек темпераментный, резко высказывающийся, видимо кому-то на мозоль наступил.

— Понятно, у меня еще один вопрос, связанный с именем Аблязова. Недавно в одной из газет проскользнул намек на то, что экс-председателя правления БТА все-таки убили. Как Вы полагаете, убили или все-таки несчастный случай?

— Недавно МВД распространило официальные сведения, что они арестовали человека, который якобы являлся заказчиком этого убийства. Будучи охотником, я знаю, что никто не ставит позади себя заряженное ружье. Обычно оно разряжается или чехлится. Даже будучи в пылу азарта или в погоне за зверем, опытный человек себе такую оплошность позволить не мог. А Татишев был опытным охотником, ведь он охотился на волков. Одним словом, думаю, это не был несчастный случай, его убили.

— Вновь поползли слухи, будто бы следующим может попасть в опалу аким Астаны Имангали Тасмагамбетов. Может такое произойти?

— За эти годы врагов у Тасмагамбетова стало больше. Глава государства относится настороженно к нему, поскольку у того имеются политические амбиции. А это в казахстанской элите не приветствуется. По стране гуляет огромное количество компроматов. Так что сегодня возможно все.

— Как думаете, с чем связано отстранение Даниала Ахметова от должности министра обороны?

— Выдающегося авторитета у Ахметова среди военных не было. К тому же он не сумел остановить негативные процессы в армии, в частности, коррупцию. Наоборот, с его приходом, ситуация еще более ухудшилась. Только за последний год были озвучены такие коррупционные факты, которые и за десять лет не озвучивались. В одной только капчагайской части разворовали 200 млн. тенге! Его снятие абсолютно логично, и как порядочный человек, после ареста Маерманова, он должен был сразу подать в отставку. А на посту министра сейчас нужен порядочный человек, который был бы приемлем и для военных, и для общества. Считаю, что можно было бы вернуть на эту должность того же Алибека Касымова, который сейчас на пенсии.

— Какой вы видите судьбу БТА банка?

— “Альянс” и “БТА” — самые проблематичные банки. Боюсь, что если “Сбербанк” выкупит “БТА”, долги останутся на шее государства. Потом как бы нам не пришлось за это расплачиваться.

— Может ли возникнуть такая ситуация, когда страны-члены ОБСЕ пересмотрят вопрос о председательстве Казахстана?

— Решение на высшем уровне уже принято. Так что этого не будет, если Казахстан, конечно же, не сделает большую глупость вроде Андижана. Но мы должны приветствовать председательство нашей страны. Казахстан должен быть председателем ОБСЕ, ведь там он хотя бы чему-то научится. На уровне чиновников, на уровне принятия решений. И вообще, Казахстану скоро придется более серьезно соблюдать демократические принципы. Ведь будет смотреться более чем странно, если страна-председатель будет сажать и преследовать людей за инакомыслие.

— Как считаете, объединятся ли Акежан Кажегельдин, Мухтар Аблязов и Рахат Алиев против президента?

— Должна быть конкретика в отношении Рахата Алиева. У общественности есть устоявшееся мнение, что это преступник и его место в тюрьме. Совсем недавно, некоторые из тех, кто возможно уже сейчас ведет переговоры с Алиевым, выступали против него с гневными разоблачениями, с требованием отдать его под суд. После всего этого какая-то мораль должна же быть? Грубо говоря, можно не любить этот режим или каких-то людей, но принципы же должны быть у политиков. Не удивлюсь, если сегодня кто-нибудь из них рука об руку будет вместе с Алиевым, то завтра они же объединятся с вурдалаками и вампирами, которые не любят по каким-либо причинам нынешний режим в Казахстане. Совершенно ясно, что должны быть некие ценности в политике, ведь есть моральный принцип не дружить с преступником.

— Вы так уверенно говорите, что он преступник. По-вашему, именно Рахат Алиев похищал топ-менеджеров “Нурбанка”? Не может ли получится так, что эти люди сейчас где-то скрываются, а Алиев не причастен к их исчезновению?

— Можно спросить у любого знающего политическую кухню, и он без сомнения скажет, что Алиев причастен ко многим неблаговидным делам. Какие могут быть сомнения, когда здесь налицо трагедия?

— Вам не кажется, что обвинять Алиева в похищении и убийстве этих людей можно будет только тогда, когда будут найдены улики, подтверждающие это?

— Знаете, сейчас существует множество способов, когда можно с легкостью избавиться от трупов. И что тогда?

— Но факт остается фактом, трупов нет. А стало быть, обвинять его в убийстве было бы не совсем корректно…

— Есть вопрос репутации. Репутация в современном мире имеет огромное значение. Если человека в течение долгого времени открыто обвиняют в рейдерстве и прочих преступлениях, то возникает вопрос доверия к этому человеку. Вы после этих скандалов понесете свои деньги в “Нурбанк”? Я нет. Будучи учредителем этого банка, Рахат Алиев сыграл самую трагическую роль в его истории. Так что, это вопрос репутации. Я не стал бы верить Рахату Алиеву, потому что у него скверная репутация.

Новости партнеров

Загрузка...