Поиск прав человека в застенках КНБ успеха не имеет

Сара Сагындыкова, Тамара Пирматова, Наталья Парфенова и Марика Цоцория рассказали последние новости о своих мужьях. Они плохие

“Где царит сила – там закон бессилен”.

Менандр

“Они настоящие политические заложники”, — заявили жены четырех человек, уже месяц как арестованных в рамках “дела “Казатомпрома”. Сара Сагындыкова, супруга Талгата Кыстаубаева (охранника “Кузет”), Тамара Пирматова, супруга Эшмурата Пирматова (генерального директора Степногорского горно-химического комбината), Наталья Парфенова, супруга Дмитрия Парфенова (вице-президента “Казатомпрома”) и Марика Цоцория, супруга Малхаза Цоцория (вице-президента “Казатомпрома”) озвучили на пресс-конференции в Алматы свои требования. Им нужен четкий ответ, кто их мужья – если свидетели, тогда они должны быть немедленно освобождены. К задержанным должны быть допущены независимые врачи. От КНБ добиваются рассекречивания дела и допуска к нему тех адвокатов, которых выбрали сами. Судебный процесс должен быть гласным и открытым.

\"\"

Сара Сагындыкова не видела своего мужа со дня ареста 24-го мая (ей об этом сообщили 25-го мая). Она не знает, где он находится и в каком состоянии. Талгат Кыстаубаев майор полиции, 19 лет прослужил в органах внутренних дел. Жил вместе с семьей в двухкомнатной малогабаритной квартире. Известно, что ему предъявляют обвинение по статье 307 УК – “злоупотребление служебными полномочиями”. Г-жа Сагындыкова недоумевает, чем мог злоупотреблять обычный охранник. “Все, что происходит – надуманное и фальсифицированное”, — подчеркнула она.

Супруге Талгата Кыстаубаева не понятно, почему делом занимается военный суд. Ее муж не является военнослужащим и не знает государственных секретов. Все жены арестованных подчеркивают, что “Казатомпром” — это прозрачная компания, которая работала со многими зарубежными партнерами. И по закону “О госсекретах” ее деятельность к государственным секретам не относится. “Фальсифицируются доказательства, не допускаются адвокаты”, — заявили спикеры.

“В данный момент сотрудники “Кузета” пытаются оказать давление на меня, для того, чтобы я вернула им зарплату мужа за 5 месяцев”, — рассказала Сара Сагындыкова еще об одном непонятном моменте. По версии представителя “Кузет” майор Кыстаубаев 5 месяцев не выходил на работу.

“Проработав 7 лет в психиатрической больнице, знаю как выглядят люди под воздействием психотропных препаратов”, — отметила Тамара Пирматова. Ее муж во время свидания выглядел именно так. “КНБ утверждает, что в этом деле Эшмурат Пирматов является свидетелем и находится под программой защиты свидетелей по 100-ой статье. На своем свидании, когда я ему об этом сказала, он был сильно удивлен, сказал, что не подписывал никакого заявления”, — сообщила г-жа Пирматова. У ее супруга крайне тяжелое состояние здоровья (гепатит, холецистит, панкреатит). “Если все будет так плохо, для КНБ есть шанс вытащить оттуда труп и сфабриковать экспертизу?” — задалась она вопросом.

В истории с арестом Эшмурата Пирматова, одного из главных создателей молибденовой промышленности Казахстана, много сюрреалистических моментов. Например, этот человек совмещал свою научную деятельность с производственной – 13 мая получил звание академика, а через неделю был арестован.

Те участницы пресс-конференции, что видели своих мужей (их привозят на свидание в СИЗО КНБ г. Астаны с завязанными глазами, встречи проходят в присутствии сотрудников КНБ) утверждают, что люди находятся под психологическим давлением и в состоянии информационного вакуума. Наталья Парфенова отметила, что ее муж даже не знает, кто арестован по данному делу, у него не было ни одной очной ставки. “Я получила официальное письмо от следователя Валеева, где он пишет, что в отношении моего мужа не было выбрано мер пресечения. Если это так, то почему тогда его держат как арестованного?” — возмутилась г-жа Парфенова.

Марика Цоцория выразила общее недоверие адвокатам, назначенным следствием (или государством – она точно не знает процедуру). Потому что эти адвокаты, на юридическом жаргоне называемые “красные”, в первую очередь сотрудничают со следствием, а не защищают интересы своих подзащитных. Малхаз Цоцория письменно отказался от услуг назначенного адвоката, потому что от него было больше вреда, чем помощи.

На пресс-конференции в зале присутствовала Жамиля Джакишева, супруга Мухтара Джакишева, экс-главы “Казатомпрома”. У спикеров поинтересовались, в каких они отношениях с женой бывшего шефа их мужей. “Отношения между нами и Жамилей Джакишевой хорошие. Мы понимаем очень прекрасно, что происходит. Жамиля очень мудрая и мужественная женщина. Мы объединены общей бедой”, — ответили жены незаконно арестованных.

Новости партнеров

Загрузка...