Государственные структуры не терпят равенства

Майдан Сулейменов: “Государство приобретает права, которые не свойственны стороне в гражданском договоре”

“Единица измерения равенства: львиная доля”

Леонид С. Сухоруков

“Остановить неоправданное вмешательство государства в частные взаимоотношения”, — так видит злобу дня профессор Майдан Сулейменов и другие представители академической юридической общественности. Эксперты с помощью Центра исследования правовой политики выработали свои рекомендации и направили их специальной смешанной комиссии, занимающейся разработкой Концепции правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 гг.

Развитие гражданского законодательства происходит через постоянное столкновение публичного и частного права. Общая часть Гражданского кодекса Республики Казахстан принята в 1994 году (особенная часть в 1999 году). В общем, он специалистов устраивает и кардинальных изменений в ГК они не предлагают. Другое дело, что усилиями заинтересованных государственных органов различные блоки правоотношений выводятся из-под действия Гражданского кодекса.

Из-за лоббирования Нацбанка финансовый сектор исключен из ГК. На очереди вопросы, связанные с недропользованием. Разработчики законопроекта “О хлебе” тоже хотят вывести его положения из сферы действия Гражданского кодекса. Если так пойдет и дальше, то законодательство по пчеловодам или филателистам тоже попытаются регулировать в особом порядке. Смысл вывода чего-либо из ГК, Майдан Сулейменов объясняет так: “Нарушение принципов равенства. Государство приобретает права, которые не свойственны стороне в гражданском договоре (одностороннее расторжение, право принудительного приобретения стратегических объектов и другие моменты)”. Гражданское право основано на равенстве субъектов, а этот момент многим чиновникам не нравится.

“Государство не просто регулирует частную хозяйственную деятельность, а прямо вмешивается”, — подчеркнул г-н Сулейменов. В этой связи, необходимо четкое разграничение публичного и частного права. Эксперты с пониманием относятся к намерению государства больше контролировать, например, сферу недропользования, просто настаивают, что делать все нужно законно и цивилизованно. “Нужны ясные, четкие правила игры”, — это лейтмотив всех выступлений.

Требуется совершенствование законодательства по акционерным обществам. Западные специалисты не могут разобраться, что такое государственное предприятие на праве хозяйственного ведения и не знают как идентифицировать его правовой статус. “Предлагаем ввести институт банкротств физических лиц”, — одно из ключевых предложений специалистов.

“Точечное улучшение, но не системное преодоление дисфункций”, — так оценивает Концепцию правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы Леонид Головко, профессор МГУ. Казахстан и Россия сталкиваются подчас с одинаковыми системными проблемами и подобные государственные концепции – это “очень удачный шанс преодолеть системные, кризисные деформации”.

“Существующая концепция вряд ли может называться концепцией – это точечные моменты”, — отметил г-н Головко. У уголовного права, как репрессивного, должны быть четкие пределы и основания. Важно отделить следственную и судебную часть друг от друга (в настоящее время следствие во многом подменяет суд). Нужно ликвидировать существование параллельных репрессивных систем (административный арест – это тоже форма уголовной репрессии).

“Полагаем необходимым обеспечить активное участие гражданского общества в формировании судейского корпуса”, — озвучил одно из предложений специалистов адвокат Данияр Канафин. Включая выборность судей, переход на классическую англо-саксонскую модель суда присяжных. При ней представители народа без профессиональных судей в совещательной комнате решают проблему виновности подсудимого на основе здравого смысла, морали и нравственности.

“Необходим единый комплекс гарантий соблюдения прав и свобод человека”, — еще один тезис академической общественности. И вроде бы вслух в государственных органах никто против этого не выступает. Но не всегда согласие в самих ценностях совпадает в видении деталей и процедур. “Технические процессы в результате приводят к глубоким последствиям”, — заметил Леонид Головко.

“Председатель ОБСЕ будет в центре внимания по теме, насколько здесь соблюдаются права человека”, — подчеркнула баронесса Вивьен Стерн, член Палаты лордов Великобритании. “Поражает высокий уровень работы организаций гражданского сектора. Правительству повезло с таким советчиком по важным реформам”, — акцентировала внимание г-жа Стерн. На вопрос, как ее впечатления от последних громких арестов – дело “Казатомпрома”, арест Серика Туржанова – баронесса ответила, что не имеет права вмешиваться во внутренние дела страны. “Я надеюсь, что гражданское общество Республики Казахстан достаточно сильное, чтобы представить объективный комментарий по этим делам”, — отметила Вивьен Стерн.

Новости партнеров

Загрузка...