Финансовый кризис? Исключительно в головах!

К привычному уже словосочетанию “мировой кризис”, привычно просится приставка “финансовый”, — с финансов все начиналось, и до сих пор критическое состояние именно мировых финансовых рынков провоцирует все прочие глобальные кризисные проявления. Тем более, это касается Казахстана – кризис у нас вспыхнул, непосредственно, вслед обвалу ипотечного рынка в США, перекинувшегося на мировой рынок денег, и этого оказалось достаточным для всего набора проявившихся уже к началу осени-2007, и множащихся с тех пор, социально-экономических проблем.

В этом смысле, самая главная, казалось бы, внешняя неприятность — падение цен на все основные статьи казахстанского экспорта, как раз не столь существенна, — пока. (Пока есть валюта в Нацфонде, но это – отдельная тема).

В самом деле, рост цен на нефть и металлы продолжался до середины прошлого года, еще едва ли ни год после начала финансового кризиса, но это никак не оживило внезапно остановившиеся стройки и резко потерявший обороты потребительский рынок.

Собственно говоря, тот факт, что наша экономика недужит исключительно за недостатком финансового обеспечения, подтверждают и главные антикризисные меры правительства. И прошлогодняя Стабилизационная программа, и нынешняя Дорожная карта – это перечень объемов государственной финансовой помощи и ее адресатов, и ничего более. Вот несколько характерных извлечений на этот счет:

В сложных условиях, мы сумели мобилизовать на программу стабилизации экономики более 19 млрд. долларов США, а это 14% от ВВП. Благодаря этому, экономика уже со 2-го квартала 2009 года получила мощный импульс к восстановлению.

Из выделенных в 2007-2009 годах 261 млрд. тенге на поддержку МСБ освоено почти 100%. Профинансировано 8037 проектов.

По Дорожной карте предусмотрено выделение в этом году 191 млрд. тенге для всех областей Казахстана. На эти средства ведется восстановление и строительство дорог, жилищно-коммунальной инфраструктуры, ремонт социальных объектов в городах, районах, аулах.

В условиях снижения доступности оборотных средств для сельского хозяйства, государство выделило 80 млрд. тенге исключительно на проведение весенне-полевых работ.

Это – сам Президент. А вот что вторит ему премьер-министр:

В ноябре 2007 года, по поручению Президента, был принят план первоочередных мер, и на его реализацию из госбюджета было выделено более 400 млрд. тенге. На кредитование МСБ — 142 млрд. тенге, на обеспечение продовольственной стабильности — 75 млрд. тенге, на решение вопросов дольщиков и завершение строительства начатых объектов — 190 млрд. тенге.

На реализацию Антикризисной программы из Нацфонда было выделено по поручению Президента 10 млрд. долларов. Из этой суммы, на капитализацию АО “ФНБ “Самрук-Казына” было направлено 607,5 млрд. тенге. Оставшиеся средства были заимствованы через облигации фондом “Самрук-Казына” и холдингом “КазАгро” в размере 480 млрд. тенге и 120 млрд. тенге соответственно.

В рамках стабилизации финансового сектора 4 системообразующих банка получили государственные средства в общей сумме 476 млрд. тенге.

Фондом “Самрук-Казына” размещено 127 млрд. тенге в банках второго уровня на кредитование субъектов МСБ.

Холдингом “КазАгро” для развития АПК выделено 120 млрд. тенге, а “Самрук-Казына” направит 120 млрд. тенге.

Всего поддержка со стороны государства превышает 3,5 млрд. долларов. Это проекты в сфере энергетики, транспортной инфраструктуры, нефтегазовой отрасли и обрабатывающей промышленности.

На реализацию мероприятий Дорожной карты в текущем году выделен 191 миллиард тенге, в том числе из республиканского бюджета 140 миллиардов тенге. На ремонт, реконструкцию и развитие систем ЖКХ планируется выделить 60 миллиардов тенге.

На дорожно-ремонтные работы выделяется 50 миллиардов тенге, на ремонт и утепление школ, больниц и других социальных объектов 48 миллиардов тенге, на ремонтные работы социально-культурных объектов города, села планируется выделить 6 миллиардов тенге.

Оставим в покое разнобой в цифрах. Глава государства как-то насчитал аж 19 миллиардов долларов, а глава правительства утверждает, что целевая господдержка — 3,5 миллиарда. Правда, он говорит и про 10 миллиардов из Нацфонда, но (если верить отчету по исполнению бюджета на 2008 год) из них 461 400 млн. тенге (примерно $4 млрд.) – это запланированный бюджетный транш, целевые же антикризисные вливания в “Самрук-Казыну” — лишь 607 500 млн. тенге, или порядка $5 млрд.

Нет, конечно, если сложить все вместе – 2007, 2008 и 2009 годы, все вливания из Нацфонда и все те траты бюджета, которые в кризисные времена можно называть антикризисными – тогда, ради успокоения населения, бизнеса (и самих себя) можно огласить хоть 19 миллиардов долларов, — почему нет?

Но то, что денег сейчас в стране стало резко меньше, и что корень практически всех кризисных неурядиц именно в этом, — это факт. И он требует своего объяснения-понимания.

Определенная подсказка есть – дело в том, что бюджет, называй его хоть стабилизационным, хоть антикризисным, хоть обычным, формируется из тех денег, которые уже обращаются в экономике, и как их не перераспределяй, денежная масса не меняется. А вот вливания их Нацфонда – другое дело, чтобы эту валюту завести во внутреннюю экономику, ее надо конвертировать в тенге – добавить эквивалентную массу.

Так вот, господдержка из Национального фонда – это и есть на сегодня какая-никакая замена тому потоку иностранных инвестиций, ссуд и займов, на котором быстро росла (лучше сказать – набухала) экспортно-сырьевая и внешне-заемная экономика нашей страны.

Поддержка, как видно из приведенных сопоставлений, впечатляющая больше на словах, нежели на деле. Да, собственно, нам и не было нужды ловить за язык наших рулевых, — нехватка денег, она не требует доказательных цифровых выкладок – что есть, то есть, это признается всеми, и никем не отрицается.

Ой, не скажите! Вот я вам сейчас докажу обратное, — что приток денег в национальную экономику всегда был достаточным, и даже сверх того, с приходом же кризиса он … почти не уменьшился.

Все точки на этом графике соответствуют поквартальным показателям, взятым из макроэкономической статистики Нацбанка. Как видим, и денежная масса вообще, и наличные деньги в экономике росли, пусть и чуть “рваными” темпами, но – очень даже бойко.

Так, если в начале 2001 года денежная масса составляла 419 млрд. тенге, то к началу нынешнего она достигла 6688 млрд., то есть росла средним темпом по 13,4% в год. А это, как минимум, в полтора раза обгоняло темпы роста ВВП – чего уж тут удивляться такой неизменной головной боли правительства, как не умещающаяся в запланированный коридор инфляция!

Да, с лета 2007 года, когда вдруг да и грянул кризис, наращивание денежной массы чуть споткнулось, но и то – никакого обрушения, так – временная приостановка роста — наверстанная, уже к началу прошлого года, в котором рост пошел совершенно тем же темпом, что и в самые изобильные 2005-2007 годы. (Спад по первым месяцам этого года пока комментировать не стоит – надо понаблюдать дальше).

“Наличка” — та, с кризисом рост прекратила, стала извиваться вдоль горизонтальной прямой, однако, и у нее высота достигнутой планки раза в два выше, чем в те недавние годы, когда деньжата у людей водились, в кафе-ресторанах было не протолкнуться, а супермаркеты полнились покупателями.

Так в чем же дело, почему денег в экономике как бы и сверх достаточно, и – остро не хватает?

Механическое, так сказать, объяснение находится быстро – деньги, действительно, есть, просто они недоступны. Так, если у вас есть ликвидный залог, и вы готовы брать кредит под 25% — нет проблем, вам любой банк и сейчас ссудит! Ну, а если у предпринимательской массы ничего стоящего в заклад нет, а реальный доход никак не потянет и 10 процентов кредита – то это проблемы бизнеса, а никак не банков!

Опять же, и банки понять можно – деньги у них есть, и даже много, но … обжегшись на невозвратных кредитах, вынужденные копить провизии, да, к тому же, аккумулировать средства для расчетов по внешним займам – они их не раскидывают, наоборот, подбирают под себя.

И если удовлетворится только таким объяснением, надо спокойно-покорно ждать завершения кризиса, скажем, к сакраментальному 2012 году, который должен вернуть нас в замечательный 2005-й, с его 10-процентным приростом ВВП, 35-процентным наращиванием ипотеки, удваиванием долевого строительства, и 91-процентным – сами знаете чем…

Выбрасывая из головы те негодные мысли, что уже наделанные внешние долги покрыть невозможно физически, что запасы и ликвидность Нацфонда – сами под вопросом, что мировые цены на нефть и металлы впредь уже не будут удваиваться фьючерсными пузырями, да и с возобновлением, когда-нибудь, снабжения “дешевыми” внешними кредитами тоже остается большой вопрос…

Нет, не зря все-таки наш Президент поставил свою подпись под “Ключами от кризиса”! Пусть это творение сугубо внешнее, подпитанное больше стремлением отметиться, не имеющее никакого отношения к практической деятельности собственного правительства, — все равно это подспудное отражение подступающих перемен, — больших и концептуальных.

В рамках которых много чего из нынешних “дефектальных” стандартов предстоит осмыслить, переосмыслить и — сформулировать иные.

Забегать вперед не буду, но кое-что, в рамках именно нашего сюжета, скажу.

Так вот, наращивание денежной массы в экономике принципиально может происходить двумя разными способами: через кредитную эмиссию Национально банка, и через участие его же, в качестве замыкающего игрока, в торгах на валютной бирже.

В первом случае, национальные монетарные власти имеют возможность, задавая ставку рефинансирования, регулировать не только объем денежного пополнения рынка, но и базовую стоимость кредита в этой стране, от которой “пляшут” уже и прочие производные – доступность денег, цены, рентабельность предприятий, общая эффективность экономики.

По второму способу, новые деньги вводятся в экономику не в виде кредита, и без всяких процентов – их просто получают продавцы валюты. То есть, экспортеры нашего сырья. Которые вовсе не обязаны кого-то там снабжать дешевыми кредитами. Рынок, понимаете ли, деньги стоят столько, сколько они стоят!

А сколько они стоят?

Это — смотря где покупать. Если в тех самых странах, где Центральные банки кредитуют собственные экономики, тогда цена такая: “их” базовая ставка, плюс – маржа их банков, плюс – двойная накрутка на все наши риски – отдаленность, сырьевую конъюнктуру, коррупцию, непредсказуемость смены “гарантов” и прочую дикость.

Если же покупать у себя в стране … а здесь их нельзя купить!

Вернее, купить можно, сколько угодно, но только – б\\у. Потому что “свежих” денег наш Нацбанк не продает принципиально, все монетарное пополнение (пока платежный баланс страны все же положителен, и пока есть что заводить из Нацфонда) он просто меняет сырьевым экспортерам. А до кризиса — и тем нашим ведущим банкам, которые смогли получить доступ в Европу.

Эдакий кредитно-теньговый евнух при валютном гареме местных нефтешейхов и банкиров-заемщиков. Соответственно, исходная стоимость “бывших в употреблении” денег на казахстанском рынке уже тройная – все накрутки внешнего завоза, плюс маржа перепродавцов. Экспортеры – они тоже могут вам продать нацвалюту – по этой самой “нормальной” рыночной ставке. И вот от такой втрое завышенной базы у нас в стране и “пляшут” цены, рентабельность, инфляция, и все прочее…

Ну, так вот, наше родное правительство, вместе с не менее родным “Самрук-Казыной” (спасибо им, конечно!) “помогают” сейчас экономике валютой Нацфонда как истинные дефекталисты, коммерсанты-рыночники — они эту валюту конвертируют бесплатно, а потом накладывают на получателей совершенно неподъемный процент.

Искренне полагая, что только так и можно, и нужно. И здесь им помочь ничем нельзя – объективно должно пройти еще какое-то время, чтобы результаты такой “антикризисной” политики заставили задуматься уже всерьез.

Новости партнеров

Загрузка...