Скамья продолжает “плакать”

В статье “По ком “плачет скамья подсудимых?”, мы писали о заявлении, ныне разыскиваемого директора ТОО “Меркурий плюс” Виктора Лайса, на имя руководства страны, органов национальной безопасности и силовых ведомств о неблаговидной роли экс-ответственного секретаря министерства охраны окружающей среды Рустема Хамзина в истории с конденсаторами, находящимися на объекте “Дарьял У”. О судьбе того заявления ничего неизвестно, по крайней мере, стороне защиты экс-руководителей МООС, процесс по делу которых в Астане идет вот уже месяц.

Почему спешит прокурор?

Возможно, расследования, проведенные по заявлению (если таковые состоялись), пролили бы свет на многие вопросы, интересующие как самих подсудимых, так и их адвокатов, и помогли бы судебному следствию восстановить истинную картину произошедшего.

С этой точки зрения, логичным стало ходатайство Ермека Бектасова, адвоката бывшего министра Нурлана Искакова, об истребовании из КНБ и генеральной прокуратуры решений по рассмотрению заявления Лайса о незаконных действиях Хамзина. Одним из доводов стороны защиты стало то, что “из предъявленного обвинения видно, что реализация проекта в 2008 году вменяется не только нашему подзащитному Искакову Н.А., но и двум его заместителям, что незаконно, так как с начала 2008 года и в последующем документально доказано об ответственности лично самого Хамзина Р.Н”.

Прокурор Бахтияр Ерназаров счел необходимым отклонить ходатайство, так как в рамках данного уголовного дела Хамзин является свидетелем. Кроме того, запрос адвоката, в случае его удовлетворения, якобы затянет процесс.

Председательствующий судья Ерлан Тасыров согласился с мнением государственного обвинителя.

Отказ судьи тем более непонятен, если учесть, что до сих пор, несмотря на обещание, г-н Хамзин не представил суду свое исковое заявление о защите чести и достоинства, якобы поданное им в один из районных судов г. Караганды.

Судья отклонил также ходатайство Нурмахана Зулпхарова, адвоката экс-вице-министра Альжана Бралиева, — об изменении меры пресечения, на не связанную с содержанием под стражей и изоляцией от общества. Аргументы: во-первых, до сего ни один свидетель не подтвердил факт виновности его подзащитного в совершении инкриминируемого ему преступления, более того, все они отрицали саму возможность сговора Альжана Бралиева с кем бы то ни было; во-вторых, состояние здоровья – состоит на учете в БМЦ как гипертоник, перенес операцию в декабре прошлого года; в-третьих, личные поручительства выдали известные в стране люди, в том числе проректор Казахского экономического университета им. Т.Рыскулова А.Сатмурзаев, народный писатель, лауреат Госпремии РК А.Нуршаихов.

Судом не были приняты во внимание и предложение о предоставлении залога в виде недвижимого имущества подсудимого и его родителей, а также ходатайства об изменении меры пресечения и желании дать поручительства более ста коллег вице-министра.

Без удовлетворения осталось и ходатайство адвокатов Адильбека Жайлганова, представителя компании “Ювента”, обвиняемого в пособничестве в растрате бюджетных средств. По мнению адвокатов, показания свидетелей стороны обвинения “так и не дали ответа на главный вопрос: каким образом, когда, при каких обстоятельствах наш подзащитный совершил хищение бюджетных средств”. В подтверждение своей позиции они привели множество убедительных доводов и просили суд прекратить уголовное дело в отношении их подзащитного и отменить меру пресечения.

Не виноват я. Он сам пришел

Взаимоотношения Лайса и директора ТОО “Орал Трейд Компании” Андрея Бергмана строились по той же схеме, что и с руководителями нескольких ТОО из Караганды Салиевым и Баером. Те же договора на утилизацию конденсаторов, те же фиктивные акты о выполненных работах, так же по требованию Виктора Лайса Бергман обналичивал крупные суммы в одном из карагандинских банков и передавал их директору “Меркурия плюс” то около ресторана, то у фонтана.

Надо заметить, фирма Бергмана специализировалась на продаже овощей, фруктов и бумаги, о конденсаторах он не имел даже смутного представления. В общей сложности он обналичил Лайсу 171 млн. тенге. Ни налогов не заплатил с этой суммы, ни одного тенге себе не оставил. Отдавал деньги почти без свидетелей, не взял даже расписки. Потрясающая, почти детская доверчивость к человеку, с которым познакомился за месяц до того на автомойке.

На все вопросы адвокатов подсудимых: почему? – Бергман уклончиво отвечал: Виктор Лайс вел себя уверенно, хотел мне помочь с работой.

Не смутило свидетеля даже то, что после получения первого транша, Лайс надолго исчез из его поля зрения. Тем не менее, как загипнотизированный, он вновь обналичивал миллионы по первому же звонку Лайса. Номер телефона Лайса он не помнит, в поисках своего несостоявшегося и загадочным образом пропавшего “благодетеля” в офис “Меркурия плюс” не обращался. Договор не расторгал.

Свою вину за совершение уголовно наказуемых деяний, в частности, уклонение от уплаты налогов, причастность к хищению бюджетных средств (а что он обналичивал именно бюджетные деньги, Бергман знал, что подтвердил в суде) свидетель не признает. Удивительно, что ни налоговые органы, ни финансовая полиция тем не менее не привлекают Бергмана к ответственности согласно казахстанскому законодательству, несмотря на то, что речь идет о крупных суммах.

Кроме того, будучи директором ТОО, Бергман не имел права подписи в банковских документах. Это право принадлежало учредителю “Орал Трейд Компании” Олжасу Адилгожину. Однако Бергман подписывал документы.

— Бергман полностью признает, что обналичил 171 млн. и передал их Лайсу, а оправдывающих его документов, что он передал всю сумму, нет. Он мог и себе оставить эти деньги. Значит, надо рассматривать вопрос об уголовной ответственности Бергмана, потому что налоги государству не уплатил, работы по договору не выполнил, подписал фальшивые акты и договор от чужого имени. Тут разговор должен идти об уголовной ответственности данного свидетеля, а не о вине наших подзащитных, — считает адвокат Альжана Бралиева Нурмахан Зулпхаров.

Лайс и Савицкая, ау!

Из допрошенных нескольких десятков свидетелей, ни один пока не подтвердил того, в чем обвиняются экс-руководители МООС, — злоупотреблении своими служебными полномочиями и хищении бюджетных средств. По показаниям тех, кто обналичивал через счета своих фирм бюджетные деньги, выходит, что более миллиарда тенге прошло через руки директора ТОО “Меркурий плюс”. Однако, Виктора Лайса и директора департамента финансового обеспечения МООС и председателя конкурсной комиссии по госзакупкам Татьяны Савицкой на скамье подсудимых нет. По некоторым данным, Савицкая находится в Швейцарии, куда “сделал ноги” Лайс — неизвестно.

На одном из последних судебных заседаний адвокаты подсудимых ходатайствовали, чтобы суд сделал запрос в органы уголовного преследования о том, как идет розыск. Ходатайство удовлетворено.

Надеемся, что в конечном итоге они будут найдены, говорит Нурмахан Зулпхаров. Надеется на то и широкая общественность, ибо на карту поставлены не только судьбы не последних людей в стране, но и авторитет всей системы власти.

Новости партнеров

Загрузка...