Защитит ли закон честь офицера?

В честной борьбе побеждает жулик.

Геннадий Малкин

Практически ни одно задержание браконьерской лодки-байды в России не обходится без стрельбы. Как правило, если судно-нарушитель не подчиняется приказу, не реагирует на предупредительные выстрелы и пытается скрыться, пограничники открывают стрельбу на поражение.

Один из характерных случаев. Три года назад, у Курильских островов, российские пограничники задержали японское рыболовецкое судно, осуществлявшее незаконный промысел. При задержании, пограничники были вынуждены применить оружие. В результате перестрелки, убит один из японских рыбаков.

Военная прокуратура России признала правомерным применение оружия пограничниками. В отношении капитана японской шхуны-браконьера было возбуждено уголовное дело. Японского капитана судили по российским законам в Южно-Курильском районном суде.

Это не единственный случай в практике российских правоохранительных органов, когда они достойно защищают своих морских пограничников, если их действия не переходили границ отечественного и международного законодательств, во имя интересов своей державы.

А как же обстоят дела на наших территориальных водах? Защищены ли наши пограничники духом и буквой закона в случаях, аналогичных описанному выше?

Документы, предоставленные редакции “ZONA.kz” родителями приговоренного судом первой инстанции на шесть лет лишения свободы капитана 3-го ранга Руслана Шуршенова, дают повод думать о том, что казахстанские правоохранительные органы и суды, похоже, трактуют нормы права по своему усмотрению. Даже если речь идет о безопасности границ государства.

Руслан Шуршенов – уроженец Акмолинской области. С детства бредил морем. Закончил суворовскую школу в Алматы, потом — Военно-морскую академию в Стамбуле, после чего был направлен на службу командиром пограничного корабля в морской порт Баутино, что в Мангистауской области. Приказ об его назначении подписал командующий РУ “Батыс” погранслужбы КНБ РК.

До трагического события 14 августа 2008 года, капитан не имел ни одного служебного взыскания. Более того, по свидетельству подчиненных, несмотря на свой возраст, заботился о них как отец, в обиду никого не давал, но и спрашивал по всей строгости присяги. В быту более чем скромен, с семьей (двое малолетних детей) живет в захолустной хибаре, где все удобства на улице.

Из постановления о привлечении Руслана Шуршенова к уголовной ответственности следует: в ночь с 13 на 14 августа, примерно в 4 часа, пограничный наряд во главе с командиром корабля, на расстоянии около 100 км. от поселка Жанбай, обнаружил дрейфующее маломерное плавательное судно типа байда. Командир дежурного корабля “Астана” Шуршенов тут же объявил учебно-боевую тревогу сигнальной ракетницей и приказал находящимся в байде гражданам оставаться на месте для осмотра. Следует отметить: на байде не было никаких опознавательных знаков, навигационных огней и флага государства, которому она принадлежит.

Лодка-байда не только не подчинилась приказу пограничного сторожевого корабля, наоборот, произвела выстрелы в его сторону. Оснащенная двумя сверхмощными двигателями “Ямаха” (по данным российских СМИ, мощность одного такого мотора составляет 750 лошадиных сил! и стоит она не менее 10 тыс. долларов США), байда рванула прочь.

По приказу командира корабля, боцман Абзал Есжанов произвел из автомата два предупредительных выстрела в воздух, затем вместе с матросом Тлеулиевым – по моторам уходящей лодки (в подобных случаях, чтобы остановить судно, положено стрелять именно по двигателям). Огонь был произведен из автоматов АК-74 и два выстрела из пулемета НСВП-12,7 мм.

Двигатели прострелить не удалось, поскольку скорость байды в разы превышала возможности пограничного корабля, да и видимость, судя по записям в журнале, была никакой. Байда-нарушительница, обогнув пограничный корабль, на большой скорости благополучно скрылась с глаз в морских просторах.

Следует отметить, ушла она не одна. Радиолокационная станция корабля (РЛС) зафиксировала нахождение в радиусе нарушения государственной границы несколько плавсредств. Это могли быть и судна, принадлежащие другим государствам. Пограничники говорят, что чаще всего, незаконным промыслом на запрещенной территории занимаются браконьеры из Дагестана, Азербайджана.

Произошедший инцидент в частях Каспийского моря, принадлежащих Казахстану, подтверждается выпиской из аппаратного журнала КВ радиостанции ПКр “Астана” и навигационного журнала корабля. В них зафиксированы подробности вооруженного сопротивления нарушителями границы, применения оружия пограничниками и преследование неопознанной лодки-байды.

В вахтенном журнале Шуршенова и журнале оперативного дежурного, также имеются записи о том, что 13 августа, пограничный корабль обнаружил на охраняемой морской территории 13 байд. Попытки пограничников остановить их и проверить документы не увенчались успехом. Лодки не подчинились приказу даже после того, как пограничники произвели предупредительные выстрелы. Лодки скрылись из виду.

Однако, следствием этот факт не был принят во внимание. Хотя, если вспомнить, что оказавшая пограничникам вооруженное сопротивление байда ушла от них в сопровождении нескольких плавсредств, то этот факт должны были расследовать в деталях. Ибо, произошедший инцидент для капитана 3-го ранга Шуршенова, стал роковым.

Как оказалось, в день инцидента, 14 августа 2008 года, от пулевых ранений скончались двое из четырех человек, находившихся в той злополучной байде, — Танатаров и Садыков. В их смерти, следствие обвинило Руслана Шуршенова.

Капитану оно инкриминировало превышение власти и служебных полномочий, незнание количества находящихся в байде лиц, причины их пребывания в запретной зоне (рядом находится нефтяная вышка), “неправильно, ложно понятые интересы службы”, даже преследование личных корыстных интересов, “выразившиеся в преступной самонадеянности и использовании любых средств и способов для захвата средства типа “байда”, при этом, желая создать видимость четкого исполнения своих функциональных обязанностей” и т.д.

Тот факт, что первыми стрельбу открыли люди, находившиеся в байде, ни следствие, ни последующий суд не приняли во внимание. Зато Шуршенов, оказывается, “подвергая смертельной опасности жизни, находившихся в лодке граждан, отдал незаконный приказ личному составу пограничного наряда открыть стрельбу по двигателям… байды…”.

Кто-то, возможно, скажет: чушь собачья. Отнюдь. Все на полном серьезе.

Но на этом откровенные странности не кончаются.

Постановление, подписанное старшим следователем по особо важным делам управления расследования воинских преступлений следственного комитета МВД РК, подполковником юстиции А. Бекмухамбетовым, и приговор Военного суда Актауского гарнизона, вынесенный под председательствованием судьи Б. Конысбаева, по мнению адвоката Руслана Шуршенова, грешат многочисленными ляпами.

О том, что в лодке погибли два человека, Шуршенову стало известно на следующий день после инцидента от командования. Однако, после возбуждения уголовного дела, ему было отказано в праве на защиту, и все следственные действия до предъявления обвинения (29 января 2009 г.) проводились без участия адвоката.

Многочисленные ходатайства, впоследствии нанятого адвоката Бакбергена Айтмамбетова, были отклонены. В том числе, о вызове судебно-медицинского эксперта, извлекшего из тела Танатарова самодельную пулю, выпущенную из гладкоствольного ружья; эксперта, производившего баллистическую экспертизу; рыбинспектора для выяснения вопроса, имели ли право находившиеся в байде на лов осетровых пород в северной части Каспийского моря и т.д.; сотрудника метеорологической станции, показания которого могли бы поставить вопрос о проведении следственного эксперимента на видимость, устойчивость корабля в момент инцидента; сотрудников Актауского Военно-морского института, которые объяснили бы, могла ли лодка-байда уплыть, стоя на якоре, и что должно было произойти с ней, если она плыла, стоя на якоре, в противоположную от якоря сторону и т.д.

Опустим все моменты нарушения постановлений Верховного суда, согласно которым некоторые доказательства следствия, как считает адвокат, должны быть признаны недопустимыми.

Не могут не вызвать, мягко говоря, недоумение такие факты.

Сотрудники следственно-оперативной группы проводили осмотр байды 14 августа в светлое время суток и не обнаружили никаких предметов, принадлежащих к огнестрельному оружию. Однако, не прошло и двух с половиной месяца (протокол добровольной выдачи от 31 октября 2008 г.), как родственники погибшего Кайрата Садыкова представили на обозрение следствия пулю, выпущенную из автомата. Произведенная баллистическая экспертиза подтвердила, что пуля, действительно, принадлежит автомату. Однако (не слишком ли много этих “однако”?), принадлежность именно табельному оружию пограничников, не установило.

Кстати, немаловажный штрих. Пулю следствию предъявила в качестве вещественного доказательства некая Ботагоз Дарибаева, которую, в свою очередь, спустя два с половиной месяца, ей передал Сабыржан Садыков, брат погибшего, который также находился в байде 14 августа.

Точно так же, как и самодельная пуля, извлеченная из тела Танатарова, она была выпущена из гладкоствольного оружия. Какое отношение эти “вещдоки” имеют к нарезному оружию пограничников и почему следствие не изучило их происхождение?

Кроме того, по данным баллистической экспертизы выходит, что в людей, находившихся в байде, стреляли из крупнокалиберного пулемета НСВП, а в лодку – из автомата АК-74, в борт байды ни одна пуля от пулемета не попала. При наличии многочисленных ран на телах погибших, из пулемета было произведено всего два выстрела.

В связи с этим, логично подозревать, что двое из находившихся в лодке-байде ночью 14 августа, были убиты вовсе не пограничниками, а кем-то иным. Вполне возможно, что теми, в сопровождении байд которых, они ушли от преследования пограничников. Возможно также, что смерть обоих наступила задолго до встречи с пограничниками. “Не исключается возможность, что потерпевшие могли встретить браконьеров из сопредельных государств, между которыми, на почве конфликта за рыбоносные места, могла произойти перестрелка, или они совершили нападение на научно-исследовательское судно, и полицейский применил оружие, или стреляли работники рыбинспекции. Имеющееся в водной и рыбинспекции оружие осталось непроверенным”, пишет, например, в апелляционной жалобе адвокат Бакберген Айтмамбетов.

Однако, эти версии досудебное следствие не изучило, а соответствующие ходатайства стороны защиты судебное следствие отклонило. Почему?

Почему материалы по факту незаконного лова осетровой рыбы и нарушения государственной границы следствие выделило в отдельное производство и направило в водную полицию ДВД Мангистауской области, не дав им правовую оценку?

Почему в действиях лиц, находившихся в байде, органы следствия не усмотрели состава преступления, квалифицирующегося, как покушение на жизнь и здоровье представителей государственной власти? С каких это пор, даже в отдельно взятом казахстанско-каспийском регионе, стражи государственных границ перестали быть таковыми?

Почему применение оружия пограничниками, в ответ на вооруженное сопротивление лицами, находящимися в байде и предупрежденные соответствующими сигналами, следствие и суд квалифицируют, как “корыстные побуждения” командира пограничного корабля? Какую корысть при этом преследовал капитан Шуршенов?

Таких “почему?” при изучении материалов, вновь подчеркиваю, которыми располагает “ZONA.kz”, возникает множество.

Из показаний начальника регионального управления полковника Дархана Дельманова: “Р. Шуршенов неоднократно выдвигался на вышестоящие руководящие должности, от которых он отказался, мотивируя тем, что любит живую работу и море, не хочет похоронить свою мечту в рутинной работе штаба, за время работы, Шуршенов не нарушал законы, регламентирующие его деятельность”.

Из показаний боцмана Ескожаева: “Когда я спрашивал, почему Вы отказались от повышения по службе, он (Шуршенов. Ред.) отвечал: люблю море. Никогда не стремился выслуживаться перед начальством. Командой было произведено множество задержаний, но ни за одно из них никто не поощрялся и не получал медалей”.

Да, ни денежными вознаграждениями, ни медалями за честную воинскую службу пограничники не поощряются. Это их повседневная рутинная работа, за которую они получают скромную заработную плату.

Какова позиция погранслужбы КНБ РК в случае с осуждением капитана 3-го ранга Руслана Шуршенова?

Из официального письма первого заместителя директора службы Марата Мажитова: “Командование Пограничной службы … считает осуждение капитана Шуршенова Р.Б. несправедливым …, факты несоответствия отдельных моментов в обвинительном заключении во внимание не были приняты… . В настоящее время, руководством Пограничной службы, с помощью адвоката, подготовлена апелляционная жалоба на вынесенное судебное решение, подана в суд 1 инстанции (Военный суд Актауского гарнизона), параллельно в Военный суд Республики Казахстан. Руководство Пограничной службы КНБ заверяет, что и в дальнейшем будет принимать все возможные законные действия для доказательства правомерности действий и восстановления доброго имени капитана 3 ранга Шуршенова Руслана Бактыбаевича”.

И последнее. Участившиеся факты задержания браконьеров говорят о том, что масштабы незаконного лова в казахстанской зоне Каспия продолжают расти. При этом, а протяженность казахстанских границ на Каспийском море составляет 860 миль, редко обходится без перестрелки. Случай, произошедший с Русланом Шуршеновым, нельзя рассматривать как частный. Честное служение Отечеству, честное исполнение своего воинского долга, похоже, становится опасным. Вполне возможно, что однажды, защищая интересы государства и рискуя собственной жизнью, вместо настоящих преступников, на скамье подсудимых окажешься ты сам.

Новости партнеров

Загрузка...