Близкое видится издалека

Фраза: “Если решение тут будет не в его пользу, будет очень большой общественный резонанс и в международном сообществе, и среди общественных организаций”, сказанная свидетелем стороны защиты экс-руководителей министерства охраны окружающей среды – представителем комитета по экологической политике Европейской экономической комиссии ООН Болатом Есекиным, похоже, в некоторых кругах вызвала нешуточный переполох. Кое-кому померещились многотысячные митинги протеста вселенского масштаба, плотные шеренги, скандирующие лозунги типа “Свободу Юрию Деточнику!”.

Что он имел в виду, отвечая на вопрос адвокатов о том, мог ли вице-министр Альжан Бралиев пойти на заурядное преступление и присвоить деньги?

Курили фимиам?

Бесспорно, сам факт ареста высокопоставленных чиновников по определению не может не сопровождаться общественным резонансом. Вопрос в другом: какой оттенок носит тот или иной резонанс.

Оставим в стороне многочисленные публикации в СМИ с момента задержания экс-руководителей МООС. В бесчисленных комментариях читателей (а это тоже одна из форм выражения общественного мнения) превалирует недоверие к выводам органов следствия, обвинивших их в злоупотреблении служебным положением и присвоении бюджетных 1. млрд. 172 млн. 657 тыс. тенге.

Другая форма общественного резонанса – ходатайства известных и уважаемых в стране личностей, внесших неоценимый вклад в развитие государственности Казахстана, профессиональных и общественных организаций с просьбой освободить Альжана Бралиева.

“Пригрозив” большим общественным резонансом, г-н Есекин, скорее всего, имел в виду то, что в случае осуждения экс-вице-министра, международное и казахстанское ученое и прочее сообщества всеми законными способами будут защищать честь мундира оклеветанного, как они считают, коллеги.

Впрочем, дабы не обвинили нас в предвзятости, послушаем самих свидетелей защиты (приводится с некоторыми сокращениями – ред.).

Даурен Толеуханов, заместитель руководителя Канцелярии премьер-министра:

Альжана знаю с 1998 года, когда был абитуриентом программы “Болашак”. Могу характеризовать исключительно с хорошей стороны. Как принципиального человека, очень отзывчивого, с пониманием относящегося к людям, с которыми работает и работал. Говорю от ассоциации “Болашак”, от имени которой я присутствую в качестве свидетеля. Когда мы услышали, что Альжан обвиняется в преступлении, совершенном в сговоре с группой лиц, у нас проходило общее собрание членов ассоциации, и в результате этого собрания мы написали ходатайство.

Вы знаете, что многие из нас занимают достаточно серьезные посты в государстве, все мы были шокированы. Мы верим в справедливость нашего правосудия, и будучи юристом, говорю, что прежде всего существует презумпция невиновности. Мы не верим, что Альжан в силу своего характера, он успешно отучился в Гарварде, то есть по своей высоте человек не способен совершить преступление, тем более в группе лиц.

Канат Байгарин:

— Поскольку, по долгу службы он курировал международные вопросы, а я занимался конвенцией изменения климата, проблемой возобновляемой энергетики, я с Альжаном Хамидулаевичем познакомился и работал по этим вопросам. Я знаю Бралиева Альжана исключительно положительно, воспринимал его как человека, который пытается вникнуть в суть серьезных вопросов. Если говорить о неформальных отношениях, то я видел, что этот человек очень искренний как в семье, так и в работе. Я абсолютно убежден, мой возраст позволяет говорить так, что Альжан не склонен к какому-либо преступлению.

Альжан возглавлял казахстанскую делегацию, когда мы выезжали за рубеж по проблемам изменения климата, и я там наблюдал, какой он патриот своей страны. Моментально реагирует на все задачи, в сложных ситуациях проявляет себя исключительно хорошо. Он очень достойно представлял честь нашего государства, интересы Казахстана.

Нурлана Искакова я знаю давно. Еще до того, как он стал министром экологии, когда он работал в Алматинском городском управлении экологии, это были 94-95 годы.

Мне нравился его деловой подход. Его вклад в развитие экологии на уровне Казахстана сейчас не так заметен, потому что стратегические направления заложены. Это все будет материализоваться, и через годы мы увидим, что было сделано. Я могу охарактеризовать его только с лучшей стороны.

Вопрос: — Мог ли Альжан Бралиев совершить преступление и присвоить деньги?

Ответ: — Конечно нет! Если решение будет не в его пользу, будет очень большой общественный резонанс и в международном сообществе, и среди общественных организаций.

Кайша Атаханова, председатель Экологического форума НПО:

— Бралиева Альжана знаю с 2006 года. Наш форум имеет 80 организаций по всему Казахстану, и когда нам нужно решать вопросы экологического характера, то естественно, мы работаем с МООС РК. За весь этот период, мы достаточно плотно сотрудничали. Мы, общественность, отмечали Альжана Хамидулаевича как исключительно грамотного человека, большого профессионала. Это человек очень ясный, чистоплотный, у него нет двусмысленности, на международном уровне он представляет Казахстан на высоком профессиональном уровне. Что очень ценно, мы отмечали, что Альжан Хамидулаевич объективный и непредвзятый человек. Никогда не допускает двусмысленности и исключает какой-то непрофессионализм.

Как-то мы были в Вене, на конференции ОБСЕ. Доклад, с которым выступил Альжан Хамидулаевич, меня поразил, это был четкий профессиональный доклад, там были отражены все сильные стороны Казахстана. Когда он выступал с докладом, это была просто гордость. Председатель конференции был из Франции, и он с ним говорил на французском. Он демонстрировал блестящую образованность, эрудицию, защиту государственных интересов — и мы этим гордились.

Мы очень надеемся, что суд будет объективным, все будет справедливо. Бралиев – это блестящий, аналитический ум, говорит на многих языках. Мы гордимся, что у нас в стране есть такой пример. Это глубоко порядочный человек. Мы писали письма в Генеральную прокуратуру, обращались в суд, выражали свою обеспокоенность. Мы надеемся, что все будет справедливо, преступление он совершить не мог.

Болат Есекин, представитель комитета по экологической политике Европейской экономической комиссии ООН, член Совета по устойчивому развитию Казахстана:

— Я работаю в сфере охраны окружающей страны долгое время, работал со всеми министрами. Хотел бы сказать, что та команда, которая оказалась сейчас на скамье подсудимых, была одной из самых эффективных. С точки зрения международного уровня, здесь в Казахстане это не очень видно, а вот поскольку сам участвую в международных переговорах, в Европейских, Азиатских глобальных программах, видно, что очень многие обеспокоены тем, что руководство МООС, которое инициировало много инициатив, сейчас находится под следствием.

С Альжаном Хамидулаевичем мы выезжали на многие международные переговоры, он очень грамотно и эффективно их проводил, убеждал, почему именно Казахстан — та страна, на которой должен быть фокус политического внимания, всего мирового сообщества. Ему, конечно, очень сильно помогало свободное знание языков, он с японцами говорил по-японски, с англичанами на английском, с французами — на французском. Его мгновенно все международные партнеры признавали как человека, которому можно доверять. Я со своей стороны, как эксперт, отмечаю: очень жаль, что наступил сбой таким переговорам.

С Альжаном мы часто выезжали за границу, вы знаете там люди ведут себя по-разному. Так вот, Альжан всегда вел себя скромно, не было никогда лишних подарков, он покупал недорогие подарки только детям. Мы иногда с коллегами ходили в рестораны, кафе, а Альжан всегда старался избегать таких мест, обедал и ужинал в недорогих кафе.

Белградская конференция объединяет весь Европейский регион, куда входят также Канада и США. На данной конференции объединяются 56 стран, чтобы определить приоритеты для будущей 4-5-летней деятельности всех стран вместе взятых. Мы, Казахстан, выступили со своими предложениями, в том числе, чтобы провести конференцию у нас. Это означает, что ключевые экологические вопросы будут обязательно посвящены стране, в которой она проводится. Представители стран-участниц конференции с большим вниманием смотрели на команду из Казахстана, насколько она серьезна в своих намерениях, в аргументации, почему нам эта конференция важна. Решение в Белграде было принято в пользу Казахстана, выступление Альжана Хамидулаевича стало одним из ключевых, он выступил очень эффективно, сильно, и хотя там выступали министры, а он будучи вице-министром сумел убедить всех и получить их поддержку в пользу Казахстана.

Иван Рыжков, член ассоциации выпускников программы “Болашак”:

— Мы с Альжаном работали в одном проекте ООН по исследованию систем государственного администрирования. Это человек безупречной репутации, абсолютно лояльно относящийся к другим, абсолютно четко понимающий суть уважения к другому человеку, очень щепетильный.

Мы все очень обеспокоены тем, что происходит, что Альжан оказался в такой ситуации. Я хотел бы сказать, что человек имеет три высших образования, знает несколько иностранных языков, знает, можно сказать, несколько культур, четко понимает ценность жизни другого человека, уважает принципы и ориентиры общества, в котором живет. Человек, который, имея лучшее в мире образование, мог работать в любой стране за очень большие деньги. Но он вернулся, чтобы работать во благо своей Родины. Я знаю, каких успехов он достигал, при этом оставаясь предельно скромным, нигде никак не афишировался, просто делал свою работу. Человек бескорыстно помогающий. Я еще без ложной скромности могу сказать, что Альжан является примером для многих ребят из “Болашака”, которые уезжали еще на заре программы в США. Он реально показывал нам, каким должен быть патриот своей страны. Многие вернулись и знают его как отличного профессионала, отличного товарища, который может защитить не только себя, но любого другого, кто рядом с ним находится. Поэтому для нас то, что происходит, — абсолютный абсурд.

Галия Карибжанова, заместитель директора по Киотскому протоколу МООС РК:

Альжан Хамидулаевич был моим непосредственным руководителем. Он курировал международный блок, и я с большим удовольствием вспоминаю то время, когда мы вместе работали. Это честный, порядочный и принципиальный человек. Он был и таким остается.

***

Не думаю, что эти и другие свидетели курили фимиам экс-министру главного экологического ведомства и его заместителю. Для них, знающих их как личностей и профессионалов высокого полета, обвинение следствия по сути чудовищно. Полагаю, что свидетели защиты не могли знать о какой-либо причастности руководства МООС (если таковое было) к хищению бюджетных средств, выделенных для реализации проекта по утилизации вредных конденсаторов на объекте “Дарьял У”.

С этой точки зрения, несомненный интерес для судебного следствия представляют показания другого свидетеля – секретарши Альжана Бралиева, ныне работающей экспертом МООС, Розы Капитоновой.

Мелкая месть

По ее утверждению, ни телефонных разговоров, ни личных встреч с директорами ТОО “Меркурий плюс” Лайсом, Афанасьевым и Меньшиковым у Бралиева никогда не было. Не проходили через него и документы по “Дарьялу” (вся корреспонденция регистрировалась в специальном журнале). Напрямую, без предварительной записи, могли зайти в кабинет вице-министра только директора департаментов. За период с 2006 по февраль 2009 года, Савицкая была у Бралиева всего пару раз.

Не принимал Бралиев никакого участия и на заседаниях республиканской бюджетной комиссии, где обсуждался вопрос о выделении средств на утилизацию конденсаторов.

Возможно, именно неприязненными отношениями Бралиева и Савицкой, что подтвердил в суде и экс-ответственный секретарь МООС Р. Хамзин, можно объяснить тот факт, что финансовый департамент, который возглавляла Савицкая, не выполнял своих прямых обязанностей по обеспечению нормальных условий для работы вице-министра.

В частности, всему МООС было известно о проблемах Бралиева со служебным транспортом. Савицкая постоянно игнорировала его устные и письменные обращения по ремонту машины и обеспечению ГСМ. Доходило до курьеза: на заседания в правительство и парламент Бралиев ходил пешком. Подобных проблем не испытывал ни один из даже нижестоящих чиновников МООС, которым по статусу полагался служебный транспорт.

Судебный процесс по “делу МООС” близится к завершению. Впереди – допрос подсудимых, прения сторон и приговор. Каким-то он будет?

… Почему-то вспоминается история судьбы, оказавшегося в опале, первого ректора Карагандинского государственного университета Евнея Букетова. К счастью, до тюрьмы тогда, много лет назад, дело не дошло, но чудовищной клеветы хватило, чтобы этот поистине великий ученый и организатор скончался преждевременно. Вчерашние очернители доброго имени Евнея Арыстановича сегодня поют ему дифирамбы.

Новости партнеров

Загрузка...