Собачья доля бизнес-людей

Тимур Назханов: “У нас экономика псевдорыночная, огромная концентрация монополистов”; Александр Калинин: “Серик Туржанов в СИЗО проводит тренинги и учебу среди сокамерников. Им в какой-то степени повезло”

“Налоги придумали те, кто их никогда не платил”.

NN

“Бизнес и баррикады – понятия несовместимые”, — считает Тимур Назханов, вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана. Однако пути и способы улучшения ситуации искать и находить все равно надо. “Нельзя без конца сжимать пружину – она даст реакцию назад”, — подчеркнул Александр Калинин, заместитель председателя совета Казахстанской ассоциации оценщиков. Он утверждает, что на политическом Олимпе это осознают.

“Люди, которые не понаслышке знают, что сегодня происходит в бизнес-среде”, — так представил гостей дискуссионного клуба “АйтPARK” его модератор Нурлан Еримбетов.

Тимур Назханов и Александр Калинин подтвердили информацию о том, что богатые тоже плачут. Однако они рекомендовали подходить к данной группе населения дифференцировано. Тяжело в первую очередь предпринимателям из реального сектора экономики. А вот акимы всех уровней совсем не похожи на самих себя в “ревущие 90-ые”. Теперь, это богатые люди. Разумеется, они продолжают привлекать средства обычных бизнесменов для проведения мероприятий от лица акимата, часто забывая поблагодарить.

Г-н Еримбетов задал сакраментальный вопрос: можно ли в Казахстане быть честным, законопослушным и богатым человеком одновременно? “Быть совершенно честным при ведении бизнеса очень сложно и с каждым годом это становится сложнее, — ответил г-н Назханов, – Все больше появляется людей и групп, которые стараются “загрести” под себя как можно больше поднявшегося бизнеса”. “Точное выполнение всех законов ведет к полному разорению бизнеса”, — дополнил коллегу г-н Калинин.

Достаточно распространенная позиция, когда предприниматель сознательно не переходит из малого бизнеса в средний, чтобы у него не отобрали собственность. “Молот” и “наковальня”, между которыми находится бизнесмен без мощной “крыши” — это чиновники с одной стороны и рейдеры с другой (порой это идентичные понятия). “Разработчики законов – чиновники, а они их делают под себя”, — обратил внимание на ключевой момент вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей.

Александр Калинин слова Нурсултана Назарбаева про отечественных бизнесменов “любого могу отвести в тюрьму” комментирует как “это правда жизни”. Система законов и подзаконных актов выстроена таким образом, что предприниматель всегда виновен. И что после каждого тендера можно начинать оперативную разработку – тоже верно, потому что бизнес играет по тем правилам, которые ему навязаны.

“Учитывая, что чиновники имеют низкую зарплату, проверки – это их основной доход”, — подчеркнул г-н Назханов. “Чиновники думают в первую очередь о сверхдоходах”, — дополнил коллегу второй гость “АйтPARK”. “Построить завод в области – нужно разрешение первого руководителя. А он хочет кушать, и не просто хлеб, а с маслом и черной икрой, — ввел в положение вещей Тимур Назханов. – Аппетит растет – бизнес уходит “в тень”. За считанные годы властные требования к “откатам” и долям в бизнесе выросли с 10-20% до 40-50%.

В Израиле и Великобритании по 3-4 государственных органа, которые могут заниматься проверками малого и среднего бизнеса. Правда, там эффективная система защиты прав потребителя. Но и пока в Казахстане 56 контрольно-надзорных органов сдерживались мораторием на проверки, ни о каких массовых отравлениях и подобных ЧП никто не слышал.

Что касается рейдерства, то по сравнению с 90-ми годами оно стало помягче. Тогда предпринимателю давалось 24 часа, чтобы покинуть территорию страны и если он артачился, то все заканчивалось совсем плохо. Однако некоторое изменение формы не меняет сути: передел собственности идет постоянно, не создается полноценной конкурентной среды, против “упакованных” связями в госаппарате злодеев обычный бизнесмен беззащитен.

Более спокойное положение у тех предпринимателей, чья деятельность дает низкую норму прибыли и требует больших трудозатрат. Или специальных (уникальных) знаний. Эти отрасли рейдерам мало интересны, потому что им не хватает интеллектуального или организационного ресурса, чтобы отобранный бизнес эффективно функционировал и приносил доход. Но если сфера деятельности прибыльная, то для ее отчуждения от владельца рейдеры выстраиваются в очередь. “Группа Тимура Кулибаева сейчас доминирует в переделе бизнеса”, — общее мнение экспертов.

Александр Калинин, как оценщик, рассказал об одной из типовых схем финансового рейдерства со стороны банков. Среднему предприятию нужны оборотные средства. Оно в залог ставит свой бизнес. Пришли трудные времена. Так называемые “независимые” оценщики при банках проводят переоценку и предприятие за $1 млн. пытаются забрать за $200-300 тыс. “Масса таких дел”, — сообщил он.

Возникающий рынок, развивающийся рынок, развитый рынок – так определяет стадии роста современная экономическая теория. По версии Григория Марченко, председателя Нацбанка, банковская системы страны давно находится на развивающемся рынке. Гости дискуссионного клуба по этому поводу заметили, что финансовые инструменты должны быть гармоничны всему остальному, а остальное на этапе возникающего рынка. Характерная черта возникающего рынка – это повышенный спрос и недостаточное предложение.

“Тезис “рынок все отрегулирует” придумали те, кому это нужно”, — уверен г-н Калинин. “У нас экономика псевдорыночная, огромная концентрация монополистов (связь, перевозки, торговля – очень много сфер), — дал свою оценку Тимур Назханов. – Уровень конкуренции низкий”. На рынке многие держатся не потому, что обладают нужными знаниями и умениями, а в силу “агашек” и тому подобных моментов. В конкурентной борьбе побеждает, не сильнейший и лучший в экономическом измерении, а с самыми мощными связями во власти.

Коснулись и темы “проклятия ресурсов”. Алматы, где МСБ дает более 60% налоговых поступлений – это исключение из правила. В нефтяных западных областях страны на малый и средний бизнес приходится 2-4% бюджетных поступлений. Как результат, отношение к нему пренебрежительное, о данной сфере экономической жизни не заботятся.

По ходу дискуссии, несколько раз возвращались к истории с Сериком Туржановым, потому что как в капле отражается море, так и в ситуации с фирмой “Киik” можно отслеживать системные пороки имеющейся модели. Например, финансовые полицейские не понимают, что прибыль – это суть предпринимательской деятельности. Они же утверждают, что бланки должны стоить 2-3 тенге, а г-н Туржанов их поставил по 17 тенге. У них самих в ведомстве, кстати, обычные бланки стоят 19 тенге. Серик Туржанов не принимал участия в мониторинге, который предшествует тендерным ценам. В общем, все придумано на ровном месте, но человек в тюрьме и раньше середины августа вряд ли выйдет (в это время истекает его двухмесячный срок заключения в СИЗО).

Гости особо отметили, что г-н Туржанов никогда не боялся называть вещи своими именами публично, как и Виктор Ямбаев. В этом отличие этих защитников частного бизнеса от “Атамекена” и Раимбека Баталова, которые “делают вид, что защищают”. В то, что финансовой полиции удастся сломать этого человека, г-да Назханов и Калинин не верят. “Серик станет злее, но мотивация у него не изменится, — прогнозирует Александр Калинин. — В СИЗО он проводит тренинги и учебу среди сокамерников. Им в какой-то степени повезло”.

Тимур Назханов рассказал об одном бизнесмене, который публично демонстрировал, что судится с нерадивыми чиновниками и добивается успеха, призывал других не бояться. Когда г-н Назханов через какое-то время попросил его поучаствовать в защите общего дела, тот честно признался: “Я сдулся. Я могу лечь под один поезд, но когда они идут эшелон за эшелоном – все”.

Сами гости “АйтPARKа” придерживаются философии “вода камень точит”. Они регулярно пишут письма, записки и предложения “наверх” и могут отметить такую тенденцию. Раньше чиновники начинали использовать в своей речи их слова и обороты через год после написания, а теперь срок может сокращаться и до трех месяцев.

Новости партнеров

Загрузка...