Битва титанов

“Дело МООС”

Суд: место, где Иисус Христос и Иуда Искариот
находились бы в равном положении,
с небольшим перевесом в пользу Иуды

Генри Луис Менкен

В Казахстане надо отменить или прокуратуру, или адвокатуру. Подобные крамольные мысли приходят, когда наблюдаешь за порой драматическими коллизиями судебного процесса по так называемому “делу МООС”.

Любой недуг за наши деньги

Чем ближе к завершению громкий процесс по обвинению экс-руководства министерства охраны окружающей среды в хищении бюджетных средств, тем больше аналогий с процессом по делу экс-президента КТЖ Жаксыбека Кулекеева. Иные ситуации настолько схожи, что подчас кажется: а не под копирку ли писались сценарии?

Точно так же, как во время судебного разбирательства осенью прошлого года, многие свидетели по делу МООС, правдивые показания которых могли бы повлиять на выяснение важных обстоятельств, отчего-то вдруг впадали в кому. Как тут не вспомнить ставший крылатым афоризм известного канадско-американского литератора Лоренса Питера: “Вы просто не представляете, сколько всего может не запомнить человек, если он вызван в качестве свидетеля”.

В “умиление” приводит и сама процедура допроса свидетелей. На трибуне, стоящей в зале судебного заседания, лежит текст клятвы, который под страхом привлечения к уголовной ответственности в случае дачи неправдивых показаний зачитывает каждый свидетель. Иной клянется … и лжет. Адвокаты подсудимых ловят их на вранье, однако никого из лжесвидетелей судья не привлек к ответственности.

Другая аналогия. До вынесения приговора экс-президенту КТЖ, так и не излечился от напавшего на него таинственным образом недуга его экс-подчиненный и взяткодатель Руслан Местоев, в отношении которого тем не менее финансовая полиция отказала в возбуждении уголовного дела. Он, якобы, лечился в знаменитой на весь мир клинике им. Склифосовского, затем – в Германии. Хотя в дни процесса кто-то видел его в Алматы.

В деле МООС двое обвиняемых и очень важные свидетели “ушли болеть” косяками. Причем как только было возбуждено уголовное дело и с явным пренебрежением к отечественной медицине.

О причине недоступности для казахстанского правосудия обвиняемых — директора финансового департамента МООС Савицкой и директора ТОО “Меркурий плюс” Лайса уже писалось. Они “лечатся” то ли в Германии, то ли в Швейцарии.

Недосягаем для казахстанского правосудия и один из основных свидетелей – прежний учредитель ТОО “Меркурий плюс” Давид Меклер, сын директора немецкого предприятия “Ювента” Бориса Меклера. Он тоже в настоящее время пребывает в Германии и, похоже, до завершения процесса в альма-матер (буквально – “кормящая мать”, БСЭ) не появится. Вместо себя в суд он прислал копию доверенности.

Внезапный недуг в апреле текущего года сразил наповал и другого главного свидетеля – президента ТОО “Казахстанская палата экологических аудиторов” Андрея Корчевского. Гипертоническое давление у него оказалось настолько высоким (140), что сбить его не смогли даже в клиниках Германии. “Привет” в виде справки нашему правосудию он прислал из Штатов.

А со справкой Корчевского вышел казус. Суду были представлены подлинник документа на английском языке и его перевод на русском. Перевод никем не заверен, по одной из версий, текст переводил сам Корчевский, причем с выгодным для себя уклоном. Экс-вице-министр Альжан Бралиев, превосходно владеющий английским, французским и японским языками, по этому поводу сделал заявление: “Ваша честь, уважаемый суд. Документы, представленные Корчевским, где написано, что он в данное время находится в Америке и лечится от гипертонии, считаю недостоверными. Хочу обратить Ваше внимание на то, что в английском тексте прописано врачом: “Ограничить физические нагрузки”, Корчевский же переводит: “Эмоциональные и стрессовые нагрузки опасны для его жизни”, а это совершенно разные понятия”.

Недосчитался суд и других важных свидетелей. Одни тоже сказались бессрочно больными, другие в массовом порядке выехали в длительные командировки в неизвестном направлении.

Удивительно и другое. То, с какой легкостью иные свидетели и даже обвиняемые пересекают наши государственные границы и находят убежище за рубежом. А наши доблестные правоохранительные органы вслед им изображают кипучую “оперативно-розыскную” деятельность.

В связи с этим, вспомнились первые выборы президента России Владимира Путина. Среди лиц, имеющих российское гражданство и явившихся во Дворец культуры горняков в Караганде, чтобы реализовать свое конституционное право, сотрудниками органов национальной безопасности были замечены государственные чиновники и предприниматели, которые одновременно имели казахстанское гражданство. Как известно, казахстанское законодательство запрещает двойное гражданство.

Однако почему такое случается и не в этом ли причина той легкости, с которой иные люди, незаконно обогатившись в Казахстане (директор одной из карагандинских фабрик, будучи депутатом областного маслихата, умудрилась вывезти в Россию все оборудование предприятия!), так ловко и беспрепятственно ускользают от нашего правосудия?

Надо быть абсолютной ханжой и не иметь чувства собственного достоинства, чтобы не сказать о том, о чем догадывается любой: все эти меклеры, лайсы, савицкие и пр., “занемогли” на наши с вами, казахстанские, деньги. Вполне возможно, как раз на те 1 млрд. 172 млн. 657 тыс. тенге, в хищении которых сегодня следствие обвиняет экс-руководство МООС и из-за которых, допускаю вероятность, оно окажется за решеткой.

Ныне подсудимым экологам стоит посочувствовать еще и потому, что, сдается, они стали заложниками преступлений и тех лжедиректоров, которые под предлогом изготовления контейнеров для конденсаторов через свои лжеТОО обналичивали сотни миллионов бюджетных денег, тогда как на самом деле торговали огурцами да туалетной бумагой. Тем не менее, они спокойно гуляют на свободе.

В каком еще государстве подобное возможно? Вопрос не риторический.

“Судья заинтересован в деле”

\"\"

В судебном заседании, в минувший четверг, адвокаты подсудимого представителя ТОО “Меркурий плюс” Адильбека Жайлганова — Гульжан Омарова и Надежда Пархоменко заявили ходатайство об отводе председательствующего судьи Ерлана Тасырова. Обстоятельства, сложившиеся с самого начала процесса, подвигли их к выводу о том, что “суд не объективен, не беспристрастен и заинтересован в исходе данного дела с вынесением обвинительного приговора”.

В подкрепление своей позиции адвокаты привели следующие доводы.

Большая часть ходатайств стороны защиты судьей отклонены без всяких мотивировок. В частности, о вызове свидетелей: Давида Меклера; Анны Примич (по показаниям одного из свидетелей, любовницы Меклера-старшего), якобы занимавшей крупную сумму ТОО “Меркурий плюс” и во исполнение обеспечения возврата долга которой были проведены торги по продаже арестованного имущества ТОО “Меркурий плюс”; Н.Исабекова — победителя торгов по продаже имущества ТОО “Меркурий плюс”; руководителя следственной группы АБЭКП Т.Татубаева.

К последнему у адвокатов масса вопросов, в том числе о том, каким образом из материалов данного уголовного дела исчезло уголовное дело, возбужденное по заявлению прежнего учредителя “Меркурия плюс” З.Рамазановой (супруга А.Жайлганова) по факту хищения В.Лайсом имущества ТОО “Меркурий плюс” путем подделки ее подписи. Это тем более важно, поскольку по материалам обвинения до сих пор учредителем ТОО является Рамазанова, в то время как адвокаты располагают сведениями, что с 28.12.2007 г. им являлся Лайс, а с июня 2008 г. – Д.Меклер. Заметим: именно в этот период через лжепредприятия прошла основная сумма похищенных денег.

Эту шараду помог бы разгадать и департамент юстиции Карагандинской области, однако в вызове его представителя судом также было отказано.

Нынешний директор “Меркурия плюс” С.Походяев вместо себя прислал в суд некоего К.Ахметжанова, который представил копию доверенности от Д.Меклера, не соответствующую требованиям, предъявляемым к документам, исходящим из зарубежного государства.

Суд также отклонил необходимость явки вышеупомянутого А.Корчевского, ограничившись его заочными показаниями. По мнению защитников Жайлганова, документы, представленные адвокатом Корчевского вызывают сомнения не только с точки зрения достоверности указанных в них сведений (показания противоречивы, основаны на предположениях), но и по поводу принадлежности подписи Корчевскому. Поэтому адвокаты ходатайствовали об исключении из доказательств еще не исследованных показаний Корчевского. Тем не менее, и это ходатайство судья Е.Тасыров отклонил.

Любые ходатайства, заявленные в интересах наших подзащитных, судом без всякой мотивации отклоняются, тем самым поддерживается позиция государственного обвинителя. И в такой ситуации мы сомневаемся в беспристрастности суда, если уже на данном этапе полностью поддерживается позиция обвинения. Все понимают, что удовлетворение ходатайств защиты, заявленных в интересах подсудимых, опровергнет и без того слабые и сомнительные доводы обвинения. Фактически обвинение в суде не подтверждается, и сторона обвинения всяческими путями пытается не допустить полностью “рассыпаться” делу”, пишут в заявлении об отводе судьи адвокаты.

Еще один факт, о котором адвокаты не писали в заявлении об отводе судьи, но рассказали на заседании в пятницу, что могут подтвердить и представители прессы, аккредитованные на процесс.

При допросе представителя ТОО “Меркурий плюс” Ахметжанова, многие вопросы защитников, важные для судебного разбирательства, Ерлан Тасыров снимал одной репликой, обращенной к допрашиваемому: “Можете вообще не отвечать на эти вопросы”. Кстати, такое допускалось им и в отношении некоторых других свидетелей.

Подсудимых защищают 8 адвокатов – по два на каждого из них: Искакова, Бралиева, Сарсембаева и Жайлганова. Адвокаты, пришедшие не со студенческой скамьи, а профессионалы, у каждого из которых за плечами много лет работы в сфере уголовного процесса и даже практический стаж работы следователем.

Полностью игнорировать нашу позицию — это не совсем этично со стороны председательствующего. Мы здесь просто статисты. Дальше нельзя так вести процесс”, убеждена защитник Гульжан Омарова.

Ворон ворону глаз не выклюет

\"\"

Заявление об отводе судьи в закрытом заседании рассмотрела судья Есильского районного суда г.Астаны Аим Рсалина, то бишь подчиненная председателя этого же суда Ерлана Тасырова. Как и ожидалось, она отказала в отводе своего шефа.

Дело в том, что чтобы дать отвод судье, в соответствии со статьей 90 УПК, он должен являться либо потерпевшим по рассматриваемому делу, либо гражданским истцом, либо ответчиком, либо свидетелем, либо находиться в родственных отношениях с участниками процесса и т.д. А поскольку Е.Тасыров таковым не является, то доводы адвокатов Омаровой и Пархоменко судья Рсалина не отнесла и к предусмотренным этой же статьей УПК “иным обстоятельствам”, дающим основания полагать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в данном деле. Постановление судьи обжалованию и опротестованию не подлежит.

За почти два месяца судебных разбирательств ни стороной обвинения, ни свидетелями не представлено ни единого факта, подтверждающего вину наших подзащитных. Тем не менее, идет систематическое нарушение прав подсудимых и их защитников. Не понимаем, зачем вообще нужны адвокаты, если исход дела практически уже предрешен? – возмутились адвокаты Жайлганова в перерыве судебного заседания.

Наша сила – наша власть

После перерыва события приобрели не менее драматичный оборот.

В зал заседаний Ерлан Тасыров вошел на “белом коне”: трон под ним не пошатнулся. Сразу же объявил о переносе следующего заседания на 11 августа и преподнес сюрприз: в этот день суд приступит к допросу подсудимых.

Все адвокаты, сославшись на ст. 69 УПК, дружно ходатайствовали о предоставлении необходимого времени для подготовки их подзащитных (огромный объем материала, который следует “переварить”, отсутствие возможности общаться с подзащитными, так как процесс каждый день идет с утра до вечера, в выходные дни доступ в изолятор ограничен).

Не тут-то было. Гособвинители встретили ходатайство в штыки. Помощник прокурора Есильского района Еркегали Закиров возразил: “Они уже подсудимые, а не обвиняемые, и время для подготовки не предусмотрено, в соответствии с законом можно предоставить время лишь при подготовке к прениям”. Возмущенные адвокаты посоветовали ему внимательно прочитать УПК, если он не имеет представления о том, что в уголовном процессе обвиняемый и подсудимый – лицо одно и то же.

Судья принял позицию стороны обвинения.

На поле битвы с защитой отличился и другой гособвинитель – прокурор 6-го управления прокуратуры г.Астаны Бахтияр Ерназаров. Он ходатайствовал перед Тасыровым, чтобы он вынес частное постановление… о привлечении к ответственности адвокатов Омарову и Пархоменко за то, что они осмелились “без оснований” заявить отвод судье.

Судья Тасыров, видимо, решил быть от греха подальше. Ходатайство прокурора он оставил открытым до конца слушания.

За многолетнюю юридическую практику мы впервые встречаемся с тем, что адвокатов за выполнение своего профессионального долга в рамках Конституции РК и требований УПК РК, за то, что они осмелились в интересах своих подзащитных заявлять ходатайства о несогласии с доводами обвинения и т.д., оказывается, необходимо привлечь к ответственности! Нами это расценивается, как желание оказать давление на защиту, хоть таким способом, но постращать адвокатов, чтобы в следующий раз не осмеливались заявлять какие бы то ни было ходатайства и вообще не обсуждали вопрос о невиновности своих подзащитных. Для Ерназарова не существует такого понятия, как принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, по его мнению, сторона обязана принять и не обсуждать позицию обвинения. Представляя обвинение от имени государства, нельзя допускать такие высказывания”, комментирует ситуацию Гульжан Омарова.

Надо полагать, для прокурора Ерназарова не существуют и некоторых общепринятых норм этики. Нельзя было не обратить внимания, как во время выступления Гульжан Омаровой по заявлению об отводе судьи, он, не стесняясь присутствующих в зале, откровенно смеялся в лицо адвокату. Всем своим видом и поведением прокурор как бы демонстрировал: “наша сила – наша власть”.

P.S. В ходе одного из последних судебных заседаний, на котором оглашались показания находящегося за океаном Андрея Корчевского, подсудимый экс-вице-министр Альжан Бралиев спросил: почему не было очной ставки, которая помогла бы установить истину?

Ответа никто не дал. Хотя он лежит на поверхности: если бы следствие устроило очную ставку всем фигурантам дела МООС, кто ныне или скрывается от казахстанской Фемиды, или с ухмылкой сейчас гуляет на свободе, а суд добился явки всех свидетелей, правда всплыла бы наружу.

Новости партнеров

Загрузка...