Горизонтальный и вертикальный срез казахстанского общества

Для полного понимания ситуации в Казахстане, автором предлагается видение горизонтального и вертикального среза современного казахстанского общества.

Горизонтально, казахстанское общество можно разделить на две части: казахи и неказахи. Термин “русскоязычный” в нашем случае не совсем подходит, поскольку практически все казахи говорят по-русски.

Сегодня уже факт, что жузовое и родовое разделения казахов, загнанное на задворки в период СССР, с обретением независимости только усилилось. Действие казахской пословицы “Үш қазақ жиналса жузге бөлінеді – если встретятся три казаха, они начинаются делиться на жузы” мы видим и ощущаем везде. И как бы власть не делала бы вид, что этого не существует, данным феноменом пронизано все казахское население Казахстана. Уже не является секретом, что проводятся различные съезды отдельных родов, на которых создаются общественные фонды поддержки своих сородичей. В казахском социуме, как на военных самолетах, действует система распознавания “свой” и “чужой”.

Следствием усиления разделения, стало нарушение соблюдавшегося в советский период жузового баланса. В результате чего, во главе большинства центральных государственных органов находятся представители южных регионов страны. Особенно в кадровом обеспечении преуспела Южно-Казахстанская область. Из 21 членов правительства 5 выходцев из Шымкента, в том числе, два вице-премьера. Верховный суд и Генеральная прокуратура вотчина уроженцев Жамбылской области. К этому нужно добавить, что “южане” широко представлены в руководстве областных подразделений всего Казахстана. Не умаляя профессиональных качеств и заслуг отдельных их представителей, думаю, что местные кадры, если не лучше, то, во всяком случае, не хуже своих коллег из юга могли бы руководить госструктурами у себя в области.

По сравнению с другими регионами, юг Казахстана более консолидирован. Вместе с тем, он сильно подвержен внутреннему размежеванию. Все южане предвзято относятся к шымкентцам. Сами шымкентцы завязли в противостоянии двух родов дулат и конырат. Род конырат, проживающий на территории Старшего жуза, относится к Среднему жузу. В Старшем жузе наиболее многочисленные рода, как например, албан и уйсунь своими же старшежузовцами обделены в представительстве в государственных органах. Более того, албаны сильно возмущены трагической судьбой двух своих видных сынов Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева.

Средний жуз не только самый многочисленный, но и занимает большую территорию: Север, Восток и Центральный Казахстан. В силу этого, он менее консолидирован по сравнению со Старшим жузом. Из-за весомого присутствия русского населения в Костанайской, Акмолинской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской областях в нем, по сравнению со Старшим жузом, менее проявляется межродовое разделение. Если, из крупных родов Среднего жуза, аргыны занимают кресла руководителей, то самый многочисленный казахский род найман несоизмеримо с его численностью, не представлен на властном Олимпе Казахстана.

Младший жуз, особенно адайцы, с территории которого добываются нефть и газ, считают себя несправедливо обделенными в распределении богатств. Они “подозревают” Старший и Средний жузы в сговоре и узурпации власти. Хотя, надо сказать, что Младший жуз в лице актюбинцев достаточно широко представлен во властных структурах.

Усилилось не только межжузовое разделение, но и проявляются случаи явного антагонизма представителей одних родов к другим, как на бытовом уровне, так и на местах работы. Жузовой и родовой подход проник во все сферы, включая спорт. Обсуждение особенностей своего рода и его преимуществ над другими прочно вошла в темы всяких мероприятий и застолий. Автор был свидетелем, когда во время избирательной кампании 2004 г. по выборам в парламент, бывший кандидат в президенты Ерасыл Абылкасымов в приватной беседе откровенно признался, что его главная задача заключается в недопущении аргынов к власти. И этот человек собирался стать президентом?

Грустно признать, что свою долю в жузовое разделение вносит казахская творческая интеллигенция.

К сожалению, генеалогия пока еще являются неотъемлемой часть казахской нации, где каждый казах не только знает свою родословную до семи поколений, но и пристально отслеживает передвижения своих сородичей во властных структурах. Дальнейшее игнорирование властью межродовых и межжузовых проблем будет способствовать расколу казахской нации.

Глядя на такое размежевание казахов, недоумевает вторая часть казахстанского общества — неказахи.

Казахстанцев русской национальности можно назвать четвертым жузом. Они, как раствор при кирпичной кладке, сами не ведая об этом, цементирует своих сограждан казахской национальности. Такой “раствор” пока не дает развиться межжузовским центробежным силам. По этой причине, русофобия не нашла место среди казахов. В случае резкого уменьшения численности русских в Казахстане, в геометрической прогрессии будет усугубляться раздробление казахов и поговорка “Қара Қытай келсе, сары орыс әкендей көрінеді – Если придет черный китаец, рыжий русский покажется отцом” рискует стать реальностью.

По вертикали и в социальном плане обе части одинаковы. У той и другой части есть богатые, выезжающие в Европу и другие страны для шопинга, есть и те, кто еле сводит концы с концами.

Если сравнивать обе части по уровню жизни, то в среднем неказахская часть живет лучше. Это объясняется тем, что они заняты в тех сферах экономики, где нужно опираться на собственные силы, а не уповать только на протекцию, как большинство казахов, поддерживаемое институтом “агашек”. К таким сферам относятся промышленное производство, сельское хозяйство, обслуживание, а также те места, где требуются специальные навыки и знания, например технические. Нашли свою нишу корейцы, уйгуры, узбеки, турки и другие менее малочисленные этносы Казахстана.

Казахи благодаря непотизму, а не национальной корпоративности, оккупировали практически всю государственную службу. Уже можно сказать, что некоторые профессии являются чисто казахскими, как, например, дорожная полиция. Диспропорция представительства некоренного населения Казахстана в системе управления государством, не может не вызывать беспокойство нетитульного населения страны, особенно у русских.

Также, в среднем верх пирамиды благосостояния занимают представители казахской национальности. С другой стороны, если использовать терминологию одного известного политика страны, большинство “социальных аутсайдеров” по национальному признаку, также составляют автохтоны. Именно они приезжают из сельской местности в города в поисках работы и пополняют городской люмпен-пролетариат.

К традиционному разделению на аульных и городских казахов добавилось разделение между горожанами во втором и третьем поколении и новыми горожанами, вчерашними сельчанами. Поведение в быту и на улицах города вторых вызывает раздражение первых. От советской эпохи продолжает сохраняться водораздел между казахо- и русскоговорящими казахами, которых принято называть “шала казак – полуказах”.

Конечно, все вышеперечисленные проблемы, в особенности казахского социума, нельзя решить за короткий срок. Однако, совершенно очевидно, что власть, наконец, должна осознать, что ее роль не только править и руководить, но, как бы это не звучало бы банально, воспитывать у своих граждан единство и сплоченность.

Вот с таким багажом будет отмечать в текущем году Казахстан свои восемнадцать лет независимости.

Новости партнеров

Загрузка...