Ермухамет Ертысбаев: Казахстану объявили информационную войну

Но советник президента отсиживаться в окопах не собирается

– Давайте сразу возьмём быка за рога. Как вы оцениваете нынешнюю политическую ситуацию в Казахстане?

– Стабильная ситуация. Три признака революционной ситуации, о которых в свое время говорил Ленин, в Казахстане в настоящее время полностью отсутствуют.

Почему тогда у нас постоянно на различных дискуссионных площадках то и дело слышны реплики о повторении у нас 37-го года, которые я, например, считаю эпатажными? Понятно, что громкие процессы возникают не на ровном месте, и у обвиняемой стороны всегда есть организационные и материальные ресурсы для того, чтобы преподнести возникшую частную ситуацию как некую национальную трагедию. Тем не менее, ложки всегда находятся, но осадок остаётся. Не считаете ли Вы, как Советник главы государства по политическим вопросам, что накануне председательства нашей страны в ОБСЕ накапливается довольно значительный осадок? Не перерастёт ли он в бочку дёгтя? И не видите ли во всём этом признаки политической кампании по дискредитации Казахстана в глазах мирового общественного мнения?

– Скажу больше: наши недоброжелатели объявили Казахстану самую настоящую информационную войну. Уже три месяца идет массированная обработка общественного мнения с целью, как вы правильно заметили, дискредитации Казахстана в глазах мирового общественного мнения. Опять же вы точно заметили, что у обвиняемой стороны есть материальные и организационные ресурсы. Сдается мне, что наши беглые миллиардеры “кукол дергают за нитки” как в знаменитом шлягере Андрея Макаревича. И эта кампания только начинает набирать обороты.

Тему “1937 года” в основном запускает оппозиционная пресса. Нам фактически предлагают, чтобы власть никак не реагировала на экономические и коррупционные правонарушения. В Китае недавно казнили двух преступников (в том числе женщину), которые обманули при помощи “финансовых пирамид” десятки тысяч китайских граждан на общую сумму в 150 миллионов долларов. В США один финансовый магнат осужден на 160 лет тюремного заключения с полной конфискацией имущества.

Поймите, что в период острейшего финансового и экономического кризиса борьба с коррупцией приобретает первостепенное значение. В период с 2001 по 2007 годы, когда были запредельные цены на нефть и газ, и был экономический бум, на коррупцию смотрели снисходительно. Сейчас все осознают, что совершенно недопустимым представляется тот коррупционный налог, которым обложили граждан нечистые на руки представители государственных органов и нацкомпаний. Правоохранительные органы поставили конкретную задачу: реально обуздать взяточничество на всех уровнях власти, потому что эта проблема тесно связана с выживанием казахстанских граждан и казахстанского бизнеса в условиях кризиса.

А что вы скажете об усилившихся слухах о подготовке проекта “Суперхан” – введении пожизненного президентства и наследования высшей власти в стране?

– Никаких конституционных поправок, связанных с пожизненным президентством, не предвидится. В этом нет никакой необходимости. Нурсултан Назарбаев избран народом Казахстана 4 декабря 2004 года сроком на семь лет главой государства. Он имеет конституционное право баллотироваться и в 2012 году, и в 2017 году. Мы не обращаем внимания на такие слухи, хотя очевидно, что в данном случае этот слух имеет явную антиправительственную роль. Этот слух – важная составная часть кампании по дискредитации Казахстана в общественном мнении внутри и за рубежом.

Иногда мне кажется, что оппозиция и их газеты живут в каком-то виртуальном мире, избрав единственную стратегию и тактику одновременно: постоянно вступать в противоречие с официальной информацией, делать ставку исключительно на распространение слухов.

– Но почему рождаются такие слухи? И что такое слухи вообще, и в современном Казахстане – в частности?

– Слухи – это черный рынок информации, своеобразные импровизированные новости, появившиеся в результате коллективного обсуждения. В основе происхождения слухов лежит важное, но непонятное людям событие. Распространение слухов в современном Казахстане стало перманентной тенденцией, и это представляет какое-то психическое заболевание отдельных социальных групп. Еще в прошлом веке американские социологи заметили, что передача слухов в ведение психиатрии непосредственно вытекает из отказа принять краеугольный факт: как только ложная информация вводится в социальный корпус, она уже распространяется как абсолютно достоверная информация. И это обусловлено не массовой галлюцинацией, а просто закономерностями и правилами, лежащими в основе жизни общества. Поэтому настоятельно рекомендую читателям вашей газеты доверять больше официальной информации.

Вернёмся к антикоррупционной кампании. Интересно в этой связи узнать ваше мнение по нашумевшим делам, в эпицентре которых оказались наши коллеги – представители средств массовой информации. Я имею в виде приговор в отношении Рамазана Есергепова и иск БТА-Банка к газете “Республика”.

– Рамазан Есергепов не является журналистом в общепринятом смысле этого слова. Он – типичный казахстанский бизнесмен, учредитель ТОО “Жулдыз”, которое в свою очередь является собственником газеты “Алма-Ата ИНФО”. Есергепова трудно заподозрить в бесконечной любви к свободе слова. Если помните, в 2005 году газета поддерживала лидера партии “Ак жол” Алихана Байменова, с которым до сих пор ведет судебные разбирательства по поводу невыплаты изданию гонораров за проведенную пиар-кампанию. В желании заработать ничего плохого не вижу. Но желание заработать любым способом приводит к таким плачевным итогам.

В чем суть прошедшего судебного процесса по делу Есерепова? 21 ноября прошлого года в газете появилась статья “Кто управляет нашей страной – Президент или КНБ?”. Были опубликованы файловые сообщения руководства ДКНБ по Жамбылской области на имя председателя КНБ о ходе проводимых оперативно-следственных мероприятиях под грифом “секретно”. Очень важный момент: сотрудник КНБ, передавший эти секретные документы Махмадову, осужден на 9 лет. Очень суровое наказание, но иначе, видимо, нельзя. Иначе начнется масштабная торговля государственными документами. Есергепов, заведомо зная, что идет на грубейшее нарушение закона, напечатал эти документы в газете. Небескорыстно, как выяснилось в ходе следствия и суда. Скажите мне, что здесь от журналистики и от свободы слова? Ровным счетом ничего.

Нам навязывают модель, что, дескать, свобода слова абсолютна: можно печатать все, что угодно – от телефонных разговоров (вторжение в частную жизнь) и государственные документы под грифом “секретно” и “совершенно секретно”. Нарушение закона очевидное.

– То есть вы поддерживаете решение суда по Есергепову?

– Я не судья, не присяжный заседатель и не государственный обвинитель, чтобы поддерживать судебное решение. Если бы я выносил решение, то ограничился бы крупным денежным штрафом или условным сроком. Насколько мне известно, родственники осужденного подали апелляцию в вышестоящий суд. Вообще, кодекс журналистской этики гласит: “Журналист обязан сохранять в тайне источники журналистской информации”. Есергепов фактически грубо нарушил этот принцип и в результате бизнесмен Махмадов осужден на 7 лет, а недобросовестный сотрудник КНБ на 9 лет.

– Тем не менее, представитель ОБСЕ Миклош Харасти в письме на имя главы МИД РК пишет, что решение суда противоречит принципам ОБСЕ, председательствовать в которой Казахстан намерен в следующем году. Харасти пишет: “Уголовное преследование за разглашение гостайны может применяться только в отношении чиновников, в чьи обязанности входит контроль за защитой информации, но не в отношении гражданских лиц, передающих и эту информацию”. Что скажете?

– Я очень хорошо знаю и уважаю господина Харасти, встречался с ним неоднократно. Он очень умный и прогрессивный человек, но излишне доверчивый к неофициальной информации. Есть “Закон о государственных секретах” РК от 15 марта 1999 года. Закон был принят с учетом общемирового опыта, а на протяжении истории нового и новейшего времени все страны имели тот или иной режим защиты своих государственных интересов. В законодательстве США, например, отмечается, что “важной является такая информация, потеря которой, неправильное использование или доступ к которой могут привести к нежелательным последствиям”.

Да, действительно, журналист имеет право запрашивать и получать любые сведения. И должностные лица обязаны такие сведения предоставлять. В законодательстве предусмотрены случаи, когда в предоставлении информации будет отказано. И в первую очередь это положение относится к государственным секретам (к оперативной деятельности спецслужб – тем паче). И если журналист получит информацию с нарушением установленного порядка и предаст гласности, то к нему могут быть применены санкции.

Что касается иска БТА к газете “Республика”, то этот иск абсолютно оправдан. Недавно проштудировал блестящую книгу лауреата Нобелевской премии за 2008 год Пола Кругмана “Возврат к Великой Депрессии?”. Так вот, этот мировой эксперт и ученый считает, что в основе всех мировых экономических кризисов и внутренних кризисов в той или иной стране, как правило, лежат не макроэкономические ошибки или другие экономические критерии, а утрата доверия населения к правительству и финансовым институтам, распространение слухов и настоящая паника среди тех же вкладчиков. В Мексике, Малайзии, Таиланде кризисы вызывались мелкими ошибками в политике, затем они становились масштабными. Почему? Все дело в кризисе доверия, когда выход части инвесторов оказывает негативный эффект на балансы компаний, что провоцирует выход следующей группы инвесторов. Аналогичные процессы происходят и в поведении вкладчиков в банках. Газета “Республика” фактически с начала февраля (с момента бегства М.Аблязова) и по настоящее время ведет перманентную капанию по дискредитации банка. Постоянно говорит, что “дефолт банка неминуем” и т.п. Государство вливает большие денежные средства, чтобы системообразующий банк остался на плаву, договаривается с инвесторами о реструктуризации внешних долгов банка, а газета действует вопреки этой политике по принципу: чем хуже, тем лучше. Сейчас в США или во Франции, в Испании или в Японии единства власти и общества, банков и СМИ, бизнеса и НПО во сто крат больше, чем в Казахстане. Вы только вдумайтесь: совокупные потери в мире составили 50 триллионов долларов – это эквивалентно размеру мирового ВВП!!! Большинство международных организаций и крупнейших мировых инвестиционных банков прогнозируют спад глобального ВВП – и это впервые в послевоенной истории! И в такой ситуации, как никогда важно совместными усилиями преодолевать кризис. Многие так и не поняли основную мысль президента на последнем съезде “Нур Отана” — без единства народа и власти мы не сможем преодолеть нынешний кризис.

– Вы считаете, что вхождение государства в БТА и “Альянс-банк” в целом было позитивным явлением?

– Посудите сами: к 1 июля внешние обязательства банков составили 32 млрд. долларов, в то время как в конце 2007 года они достигали более 46 млрд. долларов. То есть, задолженность банков сократилась в полтора раза, снизившись по отношению к ВВП страны с 50 до 25 процентов. Председатель Нацбанка Григорий Марченко заявил, что при успешной реструктуризации внешних долгов БТА и Альянс банка – проблема внешнего долга банковского сектора будет в целом решена.

– Уральского журналиста Лукпана Ахмедьярова осудили на 5 суток за то, что он высказал свое мнение а зале суда. Так, во всяком случае заявляет Фонд “Журналисты в беде”.

– Административный арест в 5 суток был определен не за высказывание своего мнения, а за оскорбление суда. Если бы американскому или британскому судье сказали, что “здесь не суд, а балаган”, то получили бы еще более суровое наказание. В США осужденные за оскорбление суда вообще лишаются права обжалования. Во всех европейских судах оскорбление суда классифицируется в национальном законодательстве как уголовное преступление. В целом, в Казахстане очень низкое правовое сознание. Поймите, что такие заявления – это оскорбление государства. Потому что судья, вынося судебный вердикт, начинает свою речь словами: “Именем Республики Казахстан…”. Уголовно-правовые меры защиты правосудия используются во всех странах мира. Потому что это большая опасность – подрыв авторитета и престижа правосудия. Журналист Ахмедьяров находился не в Национальном пресс-клубе, а в зале суда, а судья наделен специальным статусом.

Конечно, все это неприятные факты. Но на ошибках надо учиться. Этот журналист мог спокойно выйти из зала суда и потом написать свою статью и высказать все, что думает. Это не абстрактная постановка вопроса. Я сам был в зале Верховного Суда, где решение было вынесено не в мою пользу. Но я спокойно выслушал и не делал никаких замечаний. Но в прессе высказал свое мнение. Повторяю, ни в коем случае нельзя оскорблять прямо и косвенно судью в зале судебного заседания. Надо извлекать уроки и всем вместе формировать правовое сознание.

Как обстоит в других странах. В декабре 2007 года, за оскорбление суда были арестованы прямо в зале заседаний 4 активиста движения “Другая “Россия”, в том числе дочь известного российского писателя Виктора Шендеровича. В городе Орле осенью 2006 года прямо в зале суда арестована женщина за оскорбление суда и приговорена к 6 месяцам. В Комсомольске-на-Амуре одного человека обвиняли в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. После оглашения приговора осужденный оскорбил судью в неприличной форме. Тут же государственный обвинитель потребовал добавить еще статью 297 УК РФ “Неуважение к суду” (до 4 месяцев исправительных работ). Короче, осужденный получил в совокупности 8 лет и 4 месяца.

В ноябре 2008 года, три жителя Сингапура приговорены к тюрьме за оскорбление суда. Они ничего не говорили. Причиной для предъявления обвинения стало то, что обвиняемые носили одежду с изображением кенгуру, одетого в судейскую мантию. Получили по 15 суток. Верховный Суд Сингапура также постановил, что виновные должны будут выплатить штраф 5 тысяч долларов.

Недавно привлечен к ответственности премьер-министр Турции. Как известно, Конституционный суд признал недействительным первый тур президентских выборов. Премьер-министр заявил: “Решение КС является выстрелом в демократию. Мы уважаем решение КС, однако оно блокировало выборы президента в парламенте”. Председатель КС назвал это заявление безответственным. Расследование возбуждено в оскорблении органов правосудия, премьер-министр обвиняется в “разжигании среди народа вражды и халатности исполнения служебных обязанностей”.

Еще раз хочу сказать: надо формировать правовое сознание. Только что прочитал “Заявление о неоправданном ужесточении судебной практики в отношении журналистов” (подписали несколько известных казахстанских журналистов). В заявлении говорится, что “недопустимо лишать свободы людей за публичное высказывание мнений и убеждений”. Очевидно же, что намеренно искажается картина происходящего. Никто не лишает людей права публично высказывать свое мнение. Журналисты достаточно много критикуют не только судебную систему, но и политическую систему в целом. Но зал судебных заседаний – это не пресс-клуб, не редакция газеты, не “Айт-парк”, не клуб “Политон”.

Примерно в этом же ряду – уголовных дел, не лучшим образом отражающихся на имидже страны – ситуация с расследованием в отношении руководства “Казатомпрома”. Вы не находите основательным мнение ряда экспертов, что здесь уже превалирует не право, а политическая воля довести начатое до конца и наказать фигурантов “по полной программе” за то что они в своё время кого-то ослушались?

– С “Казатомпромом” все значительно сложнее. КНБ выдвинул очень серьезные обвинения. Проведенная экспертная оценка финансовой деятельности “Казатомпрома” подтвердила нанесение национальной экономике РК и ресурсной базе государства значительного и невосполнимого ущерба. Так, владея, неограниченными правами национального оператора по недропользованию урановыми ресурсами, используя отдельные несовершенства законодательства, бывшее руководство “Казатомпрома”, проведя ряд незаконных действий, допустило вывод государственных активов и сырьевых ресурсов под управление и владение иностранным компаниям на сумму порядка 21 млрд.500 млн. долларов США или 3 трлн.225 млрд. тенге.

– Но сам Джакишев и его адвокат заявляют, что абсолютно нет никаких нарушений?

– Поэтому надо дождаться судебного процесса. И не политизировать эту проблему. Большую ошибку допускает, на мой взгляд, адвокат, когда, заведомо зная порядок допуска к госсекретам, полностью игнорирует установленные требования и порядки получения доступа и при этом обвиняет органы следствия. Вообще, когда юрист полностью нивелирует четкие юридические нормы и начинает формировать негативное общественное мнение о якобы незаконных действиях органов государственной власти – это очень большая ошибка с точки зрения защиты своего подследственного. Начинается не адвокатская практика, а политика, цель которой – создать максимальный резонанс вокруг данного дела в казахстанском и в мировом сообществе, дестабилизировать общественно-политическую обстановку в стране, придать политическую окраску уголовному делу, связывая его с так называемым принуждением М.Аблязова к “добровольному” возвращению в Казахстан. Особенно дико звучит версия “российского следа” в аресте Джакишева.

Надо понять простую вещь: любое давление на органы следствия, на предстоящий суд, на руководство страны даже с привлечением представителей международной общественности – все это абсолютно не принесет никакого позитивного результата, а только навредит. Суд будет руководствоваться только фактами и четкими юридическими нормами. Читал я ответы Джакишева корреспонденту газеты “Время”. Он же заявил, что абсолютно спокоен и, что если суд будет справедливый, ему бояться нечего.

В бытность министром культуры и информации Ваш голос был решающим в распределении государственного информационного заказа. Что играло здесь основную роль в выборе – политическая лояльность, политическая позиция или объективность? Возможно, это касается не только представителей средств массовой информации – если взять шире, то в таком условном, но основательно устоявшемся разделении и кроется основная проблема становления гражданского общества, когда власть порой ни оппозицию, ни даже своими руками созданные НПО не разумеет. Каково Ваше мнение на этот счёт?

– С чего вы взяли, что мой голос был решающим в распределении государственного заказа? Сто раз я говорил, что правительство – власть исполнительная. Мы исполняем политику, уже принятую и утвержденную Администрацией Президента. Если каждый министр сам начнет определять политику, да еще кромсать государственный информационный заказ, то начнется полный бардак. Львиная доля госзаказа уходит на поддержку официальных газет. Некоторые газеты отказываются от госзаказа, в силу идеологических причин.

Не буду скрывать: политическая лояльность для нас важна. Разумеется, не последнюю роль играет и политическая позиция газеты или, точнее будет сказать так: редакционная политика того или иного издания. Конечно же, охват населения, тиражи, влияние на общество.

Не знаю, как сейчас обстоит дело с НПО, но в 2006-2008 годах мы уделяли НПО первостепенное внимание. Выполняя поручение президента, мы увеличили финансирование НПО с 60 млн. тенге в год до миллиарда тенге! НПО растут в Казахстане как грибы после дождя. Там работают настоящие профессионалы, патриоты страны, фанатично преданные своему делу. Я уже говорил и еще раз повторю: президентом страны в 2012 году станет тот, кто получит безоговорочную поддержку неправительственных организаций.

– А как же наши оппозиционные партии и движения – “ЗСК”, ДВК, “Азат”, Компартия и другие?

– Ни десять лет назад, ни сейчас, ни в будущем оппозиция не имеет никаких шансов. Оппозиция, в сущности, важный элемент западной культуры, который не привился на казахстанской почве. Даже в России не привился. Думаю, что в Грузии и в Украине без американской поддержки вряд ли бы оппозиция пришла к власти.

В связи с этим надолго ли затянется реализация конституционных поправок, согласно которым парламент страны не может состоять из представителей лишь одной партии? Ждут ли нас досрочные выборы, с тем, чтобы приступить к председательству в ОБСЕ с политической системой, вполне соответствующей действующим в большинстве стран, входящих в ОБСЕ?

– Президент год назад на открытии сессии парламента сказал, что не видит ни политических, ни правовых оснований для досрочных выборов. За год ситуация в стране кардинально не изменилась. Говорят, что, дескать, неудобно с однопартийным парламентом председательствовать в ОБСЕ. Не вижу логики. Решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ было принято 30 ноября 2007 года после проведения в Казахстане парламентских выборов, на которых победу одержала единственная партия – “Нур Отан”.

Но вы же неоднократно в прошлом году высказывались за досрочные выборы!

– Мне нравится атмосфера политической борьбы – атмосфера встреч с избирателями, дискуссий, полемики, споров и дебатов. До сих пор вспоминаю, что принимал участие в республиканских дебатах, где участвовали все партии и отдельные дебаты с партией ОСДП, где мы вместе с Кайратом Келимбетовым сражались против Булата Абилова и Ораза Жандосова. И, по мнению всех экспертов, именно мы, представители партии “Нур Отан” одержали заслуженную победу. Чтобы закрыть эту тему, скажу так: досрочные выборы могут состояться только в одном случае – если весь депутатский корпус единогласно примет такое решение. Как это было в 1993 году, когда более 200 депутатов сложили свои полномочия. Думаю, что этого сейчас не будет. Потому что однопартийный парламент сыграл свою положительную роль в законодательном обеспечении антикризисной программы правительства. И продолжает играть эту важную функцию.

Хочу задать вопрос, который мы предложили экспертам сразу же после заседания правительства, на котором обсуждались итоги первой половины текущего года. Членами Кабинета министров была представлена картина более чем благополучная. Это реальное положение дел в экономике или проявление корпоративной солидарности министров правительства Масимова? Могут ли послужить поводом к его отставке проблемы в реализации программы “Сто школ, сто больниц”?

– Отставки в данном случае заслуживают некоторые руководители регионов. Деньги и немалые прямыми трансфертами ушли из правительства в регионы. И если там обнаружат нецелевое или неэффективное использование этих средств, не говоря уже о хищении – то это диверсия против государства. Карим Масимов не детским садом руководит, а правительством, которое является центральным органом управления в исполнительно-распорядительной ветви власти. В этой вертикальной системе работают взрослые люди и, с точки зрения закона и финансовой дисциплины, каждый из них несет персональную ответственность за правильное использование государственных бюджетных средств.

В этом году Казахстан станет “совершеннолетним”, то есть отметит свое 18-летие Независимости. С высоты сегодняшнего дня очевидно для всех, что самый нелегкий период для руководства правительством выпал на период 2007-2009 годов. Считаю, что правительство в целом, работает нормально. Можете рассматривать мое мнение как “корпоративную солидарность”: все же я два с половиной года отработал в этом правительстве и хорошо знаю всех членов правительства.

Который год оппозиция отправляет Карима Масимова в отставку. В связи с этим мне вспоминаются слова одного мудреца: “Чтобы сделать в мире что-нибудь достойное, нельзя стоять на берегу, дрожа и думая о холодной воде и опасностях, подстерегающих пловцов. Надо прыгать в воду и выплывать, как получится”. Так вот, правительство в данном случае – пловцы, бросившиеся в холодную воду мирового финансового кризиса, усугубляемую многочисленными опасностями рецессии экономики и производства. А критики – это зрители, стоящие на берегу и рассуждающие, что вольный “стиль” был бы эффективнее брасса и баттерфляя.

Глава государства создал специальный орган, который будет непосредственно заниматься вопросами подготовки к предстоящему председательству Казахстана в ОБСЕ. Насколько мне известно, до этого ни в одной из стран-участниц не велось такой особо тщательной подготовки. С чем это связано? У нас много проблем или хотим выполнить эту миссию особенно образцово, как принято в последнее время в нашей стране?

– Предстоящее председательство Казахстана в ОБСЕ имеет и историческое, и символическое значение. Казахстан станет первой страной СНГ и Центральной Азии, а также первой страной с преобладающим мусульманским населением, председательствующей в столь авторитетной международной.

Многие забывают, что ОБСЕ расшифровывается как Организация по безопасности и сотрудничеству. Председательство Казахстана будет базироваться на общепризнанных приоритетах: межэтнической и межконфессиональной толерантности, региональной безопасности, режима нераспространения ядерного оружия, роли Казахстана в решении задач обеспечения энергетической и продовольственной безопасности. Все это чрезвычайно актуально для большинства государств-участников ОБСЕ. В мировом сообществе высоко оценивается вклад Астаны в обеспечение глобальной и региональной безопасности, процессы нераспространения и разоружения, нормализацию ситуации в Афганистане, борьбу с терроризмом, противодействие религиозному экстремизму, развитие диалога цивилизаций, культур и религий.

Скажу больше: ОБСЕ переживает определенный кризис и председательство Казахстана имеет для нее исключительное значение. Многие европейские страны в таком политическом лидере как Казахстан, который обладая конструктивными и не зависящими от политической конъюнктуры отношениями со всеми странами-участниками Организации, способен дать импульс стремлению ОБСЕ более адекватно и динамично отвечать на современные угрозы и вызовы.

Благодаря нашему Президенту, Казахстан в мировом сообществе рассматривается как предсказуемый и авторитетный партнер, который обладает обширными ресурсами. Разработана специальная программа “Путь в Европу”. Она отражает заинтересованность Казахстана в более широком взаимодействии с европейскими странами.

А как же многовекторная внешняя политика?

Мне бы лично хотелось, чтобы европейский вектор стал, в конечном счете, главным направлением Казахстана. И не потому, что 12% территории нашей страны географически находятся в Европе. А потому, что именно европейский тип современного общества воспринят нами, как мощная ценностная ориентация, которую следует учитывать при дальнейшем развитии казахстанской государственности.

Председательство в ОБСЕ призвано оказать мощный патриотический эффект внутри страны. Необходимо понимание высокого международного авторитета страны и ее Президента, что позволило Казахстану обрести статус Председателя Организации, охватывающей пространство от Ванкувера до Владивостока.

\»Литер\»

Новости партнеров

Загрузка...