Дело “экологов”: не все так однозначно, как утверждает экс-министр

Поскольку ваша газета регулярно освещает ход событий по громкому процессу “экологов”, хотелось бы прояснить свою позицию по данному вопросу.

Бывший министр охраны окружающей среды, бывший руководитель и коллега Нурлан Абдильдаевич Искаков считает, что я имел прямое и непосредственное участие в проекте ликвидации конденсаторов на объекте “Балхаш-9”, а также препятствовал его реализации.

Не понимая, как можно одновременно участвовать и препятствовать реализации проекта, ради объективности хотел представить свое видение по основным пунктам предъявляемых мне претензий на основании имеющихся письменных доказательств.

Вовлеченность в проект

Основную часть работы госслужащего центрального аппарата госоргана, занимает работа с документами. Причастность того или иного сотрудника к различным процессам, как правило, легко выявить через участие его в подготовке и работе с соответствующей документацией.

До начала расследования Агентством по борьбе с экономической и коррупционной деятельностью, ни один входящий или исходящий документ о ходе реализации проекта по утилизации конденсаторов (согласование трансграничного перемещения конденсаторов, транспортная документация, переписка с государственными органами и др.) не отписывался мне, не исполнялся и не согласовывался мной. С документами того периода я ознакомился только в июле-августе 2008 года, то есть после возбуждения уголовного дела. Кем и кому эти документы отписывались, кто и когда их непосредственно исполнял, легко можно узнать, подняв архивы и электронную базу документооборота.

С директором финансового департамента Т.Савицкой отношения у меня были взаимно неприязненные, а с Б.Меклером и В.Лайсом никогда не встречался. Что касается обвинений, высказанных ими в СМИ и письмах в государственные органы, описанные факты были проверены Генеральной прокуратурой, которая не нашла никаких правонарушений.

Информацию о проекте утилизации конденсаторов знал в общих чертах, вся она была сугубо позитивная. Замечу, что основным источником информации был бывший министр. Никаких подозрений в тот момент о неправомерных действиях, хищении и коррупции, о чем нужно было информировать вышестоящее руководство, включая министра, у меня не было.

По проекту мной был подписан только приказ о создании комиссии по определению способа государственных закупок, то есть комиссия должна была решить: проводить открытый конкурс или закуп из одного источника. Комиссия определила способ закупки и выбрала поставщика услуг, которому было направлено письмо о предоставлении дополнительных квалификационных требований.

Поскольку ранее, на протяжении ряда лет, в МООСе были проблемы с государственными закупками, в целях исключения лоббирования и коррупции, экс-министр, на аппаратном совещании в начале 2008 года, эти вопросы взял на свой постоянный контроль. При этом, сотрудников министерства предостерегли от вмешательства в процесс госзакупок и лоббирования чьих-либо интересов.

Основным аспектом контроля денежных потоков государственного органа является непосредственное курирование финансового подразделения и владение правом подписи на финансовых документах, что в совокупности дает возможность распоряжаться его финансовыми средствами, принимать акты и оплачивать услуги.

По проекту “Дарьял У”, в первом полугодии 2008 года, договора по оказанию услуг, акты выполненных работ и счета на оплату мной не подписывались по простой причине — не имел соответствующих прав и полномочий.

Финансовые трансакции по проекту за 2008 год (подписание акта выполненных работ, оплата за услуги), по фактам хищения которых возбуждено уголовное дело, были завершены в марте 2008 года. Департамент финансового обеспечения, ответственный за реализацию проекта, я начал курировать только в апреле 2008 года, а право финансовой подписи получил только 29 июня 2008 года, что подтверждено нормативными актами МООС.

В завершение, хотел бы отметить, что с конца 2007 года, учитывая предыдущий опыт работы, мне министром протокольно поручалось в первоочередном порядке сконцентрироваться на административной реформе системы охраны окружающей среды. Данная работа включала в себя перерегистрацию территориальных управлений, функциональный анализ, формирование структуры и пересчет штатной численности.

Кроме того, была поручена разработка Стратегического плана министерства и бюджета на предстоящий трехлетний период, а также концепции модернизации гидрометслужбы. Вышеуказанные документы были завершены к лету 2008 года, чему имеются все подтверждающие материалы.

По сути, на начальном этапе мне поручили заниматься разработкой стратегических вопросов в ущерб текущим административно-финансовым. Реально заниматься проектом “Дарьял У”, с получением всех полномочий, я начал только в июле 2008 года.

Таким образом, обвинения в прямом и непосредственном участии в реализации проекта с начала 2008 года не соответствуют действительности и не подтверждаются письменными доказательствами.

Препятствование реализации проекта

Нурлан Абдильдаевич неоднократно упоминал, что из-за моих действий опасные отходы до сих пор не вывезены с территории страны, потому что я не оплатил компании ТОО “Меркурий Плюс” средства в размере 196 млн. тенге и вернул их в бюджет. Эти утверждения также не соответствуют действительности по следующим причинам.

Бюджетный Кодекс не позволяет ни одному должностному лицу вернуть или оплатить средства без объективных на то причин. В соответствии с законодательством, средства бюджета, не использованные до конца финансового года, должны быть возвращены в бюджет.

Окончательная сумма по договору (упомянутые 196 млн. тенге) всегда оплачивается после завершения работ, а не авансом. Более того, из оплаченных ранее сумм значительная часть была обналичена и похищена, по данным фактам возбуждено уголовное дело, гарантии по сохранности и целевому использованию оставшихся средств отсутствовали.

Учитывая серьезность вопроса и имеющиеся сомнения относительно авансовой оплаты, согласовав данную позицию с бывшим министром, было принято коллегиальное решение не платить авансом средства за еще не проделанную работу.

Считаю данное решение верным, поскольку до сих пор работы по транспортировке и утилизации не завершены. В случае же оплаты, сумма похищенных средств могла быть больше.

Наконец, в связи с возбуждением уголовного дела, счета компании были арестованы. Так что и по этой причине оплатить физически не представлялось возможным.

Интересно, что в первом квартале 2009 года было вывезено на утилизацию в Германию несколько вагонов с конденсаторами без оплаты со стороны министерства. Таким образом, по моему мнению, и в 2008 году никто не препятствовал вывозу, а невыплата аванса использована как повод для невыполнения своих обязательств.

Подотчетность Министру и двоевластие

В соответствии с пунктом 2 Указа Президента от 27 июля 2007 года № 372 ответственный секретарь обязан подчиняться Президенту, Премьер-Министру и руководителю госоргана и исполнять их поручения, что собственно я и старался делать. Все действия ответсекретаря контролируются по Указу вышестоящими руководителями.

Говорить о двоевластии не имеет смысла, если на каждом уровне четко и грамотно делать свою работу, в соответствии с распределением обязанностей, законодательной базой и установками Главы государства.

С Нурланом Абдильдаевичем Искаковым до совместной работы в МООС “шапочно” знаком более 10 лет. Со своей стороны никаких неприязненных чувств к нему не испытываю. Возможно, поначалу была некоторая взаимная настороженность в отношениях, как при работе с любым новым человеком, которая позднее исчезла. Оцениваю отношения с бывшим министром, как отношения руководителя и подчиненного, открытых конфликтов между нами не возникало, по текущим проблемам всегда приходили к консенсусу. Поэтому, мне теперь не совсем понятны его высказывания об имевших место резко неприязненных отношениях.

Касаясь неосведомленности экс-министра о событиях, происходящих в министерстве, хочу отметить следующее. На самом деле он живо интересовался и старался быть в курсе всех событий, с ним согласовались отпуска технических специалистов, водителей, лимит расходования бензина служебным автотранспортом, подключение работников к междугородней связи и прочие подобные вопросы. Для интересующихся в ведомственном архиве есть соответствующие заявления и докладные записки руководителей подразделений.

Так как завершение судебного процесса не за горами, мне ни в коем случае не хотелось бы ни в чем обвинять своих бывших коллег, искать крайних и виноватых. Я решил всего лишь изложить свою позицию, чтобы расставить все точки над “i”. Уверен, что суд объективно разберется во всех обстоятельствах при рассмотрении данного дела, к которому приковано внимание общественности республики, и примет справедливое решение.

С уважением,

Рустем Хамзин, бывший ответственный секретарь МООС РК Рустем Хамзин

Новости партнеров

Загрузка...