Дело Евгения Жовтиса – “обычная” история

Если против юриста и правозащитника развернут полномасштабный правовой беспредел, значит, это кому-то нужно

“Можно остановиться на одном уровне добра, но не зла,
потому что оно всегда тянет вниз”.

NN

“До 14 августа ситуация развивалась в таком направлении, что не было оснований полагать политический заказ или “курирование” сверху, — заявил директор КМБПЧиСЗ Евгений Жовтис на пресс-конференции в Алматы. – С 14-го числа все пошло с максимальными нарушениями уголовно-процессуального законодательства”.

\"\"

У правозащитника поинтересовались: может он видит политический заказ там, где элементарная интеллектуальная неполноценность и функциональная безграмотность? Ведь мог же майор полиции Мухиджан Садирбаев не знать, что если человек с 28-го июля переведен из статуса свидетеля в подозреваемые, то до 14-го августа ему об этом надо сообщить, а не вести с ним следственные действия как со свидетелем. Могли же в формулу расчета при автотехнической экспертизе поставить цифру 100 метров потому, что так легче считать, чем с 40 метрами. Могли же в прокуратуре не знать, что с такими нарушениями УПК нельзя передавать дело в суд. Тем более, что г-н Жовтис сам рассказывал, как на одном из “круглых столов” представитель генеральной прокуратуры заявил: “Если строго следовать нормам УПК, у нас ни одно дело нельзя передавать в суд”. И мог же суд понятия не иметь, что это нарушения, которые не позволяют принимать данное дело к рассмотрению?

“Для того чтобы это не было неполноценностью, наши жалобы составлены на 5-8 страницах”, — ответил на данный вопрос Евгений Жовтис. То есть, он исключает фактор юридической дремучести работников правоприменительных органов и государственных экспертов.

“Я не политизировал ситуацию по одной простой причине: надеялся на объективное расследование”, — объяснил свою информационную паузу по аварии 26-го июля директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. После того, как эта надежда умерла, ему пришлось прояснять ситуацию. Например, МВД в своих пресс-брифингах не сообщило о том, что этиловый спирт, обнаруженный в крови правозащитника – не от употребления алкогольных напитков. Не говоря уже о его крайне незначительной концентрации, не влияющей на качество вождения автомобилем.

“Из 180 страниц уголовного дела, 175 говорят о моей невиновности. Моя вина образуется в последних 5-ти страницах автотехнической экспертизы. И здесь есть заказ довести дело до суда”, — подчеркнул г-н Жовтис. “Когда вы видите за 150 метров машину с дальним светом фар – надо приступить к экстренному торможению”, — привел он один из примеров “логики” следственных действий.

Директор КМБПЧиСЗ обратил внимание, что если в формулу расчета, которой пользовались эксперты, вместо 100 м поставить 50 или 90, то уже никакой вины в его действиях не получается. Но вопрос о том, где эксперты взяли цифру в 100 метров, они оставили без ответа. Майор Садирбаев, со своей стороны, переформулировал “ухудшение видимости” из свидетельских показаний в “ослепление”. И таких нюансов много.

“Мы с предъявленным обвинением не согласны. Считаем его необоснованным, незаконным”, — заявила адвокат Шолпан Баткалова.

Первое судебное заседание назначено на 11 часов 27-го августа (четверг) в Бакансе (200 км от Алматы в сторону Балхаша). На момент проведения пресс-конференции, защита ходатайствовала о перенесении заседания на более поздний срок, но о результатах данных действий известно не было.

Новости партнеров

Загрузка...