“Светлое будущее” с иждивенческими настроениями

Центральноазиатский фонд развития демократии презентовал результаты мониторинга социально-экономической и общественно-политической ситуации в Алматы в условиях экономического кризиса. Вот главные его выводы.

Более 60% алмаатинцев за последние полгода не ощутили реального влияния кризиса. 28,4% почувствовали ухудшение своего состояния. У 6,2% экономическое положение улучшилось.

В то, что кризис пройдет уже в ближайшие год-два и положение улучшиться верят 45% опрошенных. Пессимистов в этом вопросе 20%. Остальные, или не имеют мнения по нему, или считают, что ситуация будет такой же, как сейчас. По сравнению с таким же опросом, проведенным весной этого года, количество оптимистов заметно выросло.

В менталитете казахстанского народа заложена оптимистическая традиция: население большей частью склонно оценивать свое положение и ситуацию в стране с подчеркнутым оптимизмом, даже в самые сложные периоды”, отмечают авторы исследования.

Улучшение экономической ситуации в городе, ровно треть респондентов связывают с надеждами на президента, чуть более четверти – на правительство. Сами на себя, рассчитывают 14,4% опрошенных.

На вопрос – “удовлетворены ли вы тем, как складывается ваша жизнь?” более 71% ответили положительно или “скорее удовлетворен”.

Похоже, что кризиса как системной проблемы, негативно влияющей на все стороны экономической и социальной жизни общества, в городе нет! Как объяснить, что большинство опрошенных отмечают рост цен и безработицы как факторы, беспокоящие их, и в то же время демонстрируют небывалый уровень оптимизма. Ментальной традицией, как отмечают авторы опроса? Или тем, кто его заказывал?

Кстати, об этом уровне. Раса Алисаускиене, Генеральный директор Исследовательской компании Baltic Surveys/The Gallup, обратила внимание, что оценки будущего в Казахстане на 15-20%, а то и на порядок выше, чем такие же ответы в других постсоветских государствах. Она связывает это, отчасти, с тем, что в Казахстане “сразу говорили о кризисе”, в то время как в Молдове или ее родной Литве эта тема долго была закрытой (приближались выборы!). Но мы то, казахстанцы, знаем, что и у нас далеко не сразу вещи стали называть своими именами.

Г-жа Алисаускиене сделала еще одно интересное замечание:

— Я бы не назвала результаты опроса “позитивной оценкой”, это не обязательно значит, что люди воспринимают текущие процессы позитивно или очень хорошо. Я бы сказала, что речь идет об ожиданиях, и они действительно более высоки, чем в других станах. И – опрос показывает, что в обществе присутствуют и иждивенческие настроения, что кто-то решит проблему.

Нурлан Еримбетов предположил, что одни и те же социологические методологии, используемые при опросах в Европе и в Казахстане, могут давать разные результаты. Может в этом причина небывало высоких ожиданий от будущего, фиксируемых в Казахстане? Но г-жа Алисаускиене отмела такой вариант: во всех странах люди в похожих ситуациях настаивают на том, что местная ментальность очень специфична. “То же говорили мы американским исследователям, когда в конце 1980 годов они впервые проводили исследования в Литве”, заметила она. Но современные методики позволяют успешно игнорировать эти претензии, давая в итоге достаточно корректный результат.

Новости партнеров

Загрузка...