Таджики в Узбекистане: бросок к власти

Cистема межгосударственных отношений в регионе Центральной Азии (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан) базируется не только на советской и постсоветской административно-правовой, торгово-экономической и политической структурах, но и на более древних (базовых) культурно-цивилизационных и хозяйственных компонентах.

В Центральной Азии особой напряженностью отличаются узбекско-таджикские отношения. Противоречия между узбеками и таджиками являются самыми затяжными по своему развитию. Расселение этнических групп таджиков и узбеков практически на 50% не соответствует границам и географическому положению национальных государств – Республики Узбекистан и Республики Таджикистан. Это, соответственно, создает почву для многочисленных противоречий, самыми опасными из которых являются межэтнические.

Общеизвестно, что в основе государственности Средней Азии лежат тысячелетние традиции иранской государственности. Поэтому персы издавна, если и не доминировали в верховной власти государств Средней Азии, то, по крайней мере, были в значительном количестве представлены во властных структурах вообще. К примеру, в начале XX века бухарские таджики составляли значительную и влиятельную часть чиновничьего аппарата эмира.

Поэтому неудивительно, что и в современный период таджики составляли значительную часть чиновничьего аппарата Узбекистана. Сломать традицию не удалось даже в советское время. В советском и постсоветском Узбекистане главенствовали и продолжают главенствовать в основном таджики и местные иранцы.

Несмотря на сложные взаимоотношения Узбекистана и Таджикистана, таджики чувствуют себя в Узбекистане довольно комфортно. Не последнюю роль в этом играет и происхождение главы государства – Ислама Каримова, имеющего ирано-таджикское происхождение. Некоторые заявления о том, что он бухарский еврей по происхождению, не более чем эмоции. Хотя Ислам Каримов и не принадлежит, как таковой, к самаркандскому клану, этот регион имеет для него особое значение. Самаркандская область щедро финансируется госбюджетом, а таджикское население Самарканда одно из самых благополучных в материальном отношении.

Не являясь титульной нацией, и будучи за пределами родоплеменных клановых отношений, таджики, тем не менее, функционируют в стране пребывания как маленькое государство, которое можно идентифицировать, как известный в Таджикистане общественный институт самоуправления – “авлод”. Это доказывает то, что таджикскому сообществу Узбекистана присуще те же, что и “авлоду” признаки – обладание всем комплексом систем жизнеобеспечения, внутриэкономическими территориальными, духовно-культурными, идеологическими, правовыми и властными механизмами.

К настоящему времени таджики, многие из которых, к слову, по паспорту узбеки, занимают ключевые посты в республике. Это глава МВД Матлюбов Бахадур, глава МИД и его заместители – Норов Владимир, Салихбаев Анвар и Караматов Хамидулла, Секретарь Совета безопасности – Атаев Мурад, Государственный советник Президента – Султанов Хайриддин и другие. Помимо влиятельных должностей эти люди обладают и значительными финансовыми ресурсами. К примеру, Секретарь Совбеза Атаев М. контролирует электроэнергетику, угольную промышленность, владеет сетью пивных ресторанов по всей республике, заместитель главы МИД Салибхаев А. практически полностью контролирует фармацевтическую отрасль Узбекистана, глава МВД Матлюбов Б. контролирует узбекскую оргпреступность и через нее металлургическую отрасль. Помимо этого, Матлюбов Б., глава МИД Норов В. и упомянутый выше Атаев М. имеют долю в Таджикском алюминиевом заводе.

Если данный, далеко не полный список продолжить руководителями среднего звена, то получится внушительное таджикское сообщество, тесно переплетенное с исторической родиной, способное влиять на политику государства, обладающее значительными материальными ресурсами.

Хотя построенный президентом Узбекистана Исламом Каримовым режим часто называют авторитарным и даже деспотическим, это не полностью соответствует действительности. В реальности, узбекский президент вынужден балансировать между несколькими ведущими клановыми группировками и таджикским “авлодом”. По мнению экспертов, в последнее время позиции представителей таджикской национальности в Узбекистане вышли на качественно новый уровень. Позиционирующий себя, как неформальный лидер “авлода” Атаев М.И., сосредоточил в своих руках мощные рычаги управления. В его компетенцию входят все вопросы военно-технического сотрудничества, закупок и продажи вооружений, кадровые вопросы в силовых структурах и исполнительной власти, СМИ. В кулуарах известно, что Атаев М. пытается стать главой узбекских спецслужб (Служба национальной безопасности) — очень влиятельной структуры государства.

Безусловно, такое положение вещей не может оставаться без внимания со стороны Душанбе. Сына Атаева М. недавно пригласили на работу в представительство Таджикского алюминиевого завода в Москве.

На днях, Атаев М. в роскошном бизнес-центре “Инконел” справил свадьбу своей племянницы – Атаевой Сайёры, которая вышла замуж за высокопоставленного чиновника таджикской авиакомпании \»Таджик Эйр\», являющегося одним из наиболее близких людей Имомали Рахмона. На свадьбе почетным гостем являлся личный посланник главы Таджикистана. Характерно, что, по словам очевидцев, на торжестве неоднократно звучали тосты в честь городов Самарканд и Бухара – “… исконных земель таджикского народа”. А сама свадьба проводилась исключительно по таджикским традициям.

Национальная общность — не единственный (хотя и значимый) фактор, влияющий на то, как складывается сотрудничество узбекистанских таджиков с другими родоплеменными кланами. Многое определяется доступом к финансовым ресурсам. При этом, “авлод” является более гибким, чем строго территориальный узбекский клан. Ведущие представители таджиков, опираясь на поддержку своего “авлода”, становятся во главе той или иной отрасли экономики, распространяя влияние представляемого ими сообщества и укрепляя его финансовую мощь. Кадровая политика в республике целиком определяется борьбой между кланами и “авлодом”, во время которой узбекские кланы не всегда выходят победителями.

Дистанцированных от кланов фигур в узбекском правительстве мало, а их роль незначительна. Это, разумеется, не относится к таким внеклановым фигурам, как Гульнара и Лола Каримовы – дочери президента и их бизнес не включен в клановую узбекскую систему. Точнее, в силу своего положения, они в нее не интегрированы. Однако, не вызывает сомнения то, что после утраты государственной власти в лице своего отца – нынешнего Президента Узбекистана, крупнейший в стране бизнес Гульнары и Лолы Каримовых будет поглощен самым сильным на тот момент кланом. Не исключено, что им станет “авлод”, а его неформальному лидеру – Атаеву М. предстоит сыграть значительную роль в истории отношений Таджикистана и Узбекистана.

Новости партнеров

Загрузка...