Ауэзхан Кодар: “Почему мы смотрим только российские или зарубежные каналы? Потому что у нас смотреть нечего”

“Ислам ломает нашу сущность. Лишает духовной основы – именно казахской”

“Выбирая богов – мы выбираем себе судьбу”.

NN

“Дело философа – вносить разлад. Направлять умы немножко в другую сторону, чем принято”, — отметил Ауэзхан Кодар, философ, поэт и общественный деятель. Дальше гость дискуссионного клуба “АйтPARK” сослался на Мартина Хайдеггера, который подчеркивал, что философия не для упрощения проблем, а чтобы усложнять их, потому как решает задачи не на плоскости.

Открывая заседание, Нурлан Еримбетов, модератор “АйтPARKа”, как бы извинился за то, что порой превращает дискуссионный клуб в “кызылординскую тусовку”: “Но я не виноват, что на берегах Аральского моря и Сырдарьи родилось столько талантливых людей”.

Ауэзхан Кодар – это набор противоречий. С одной стороны, он позиционирует себя как традиционалист, с другой приветствует глобализацию, которая все почвенное трансформирует и переформатирует. Он считает, что традиционная для степи жажда, в том числе информационная, теперь может утоляться из разных колодцев.

По его мнению, если казахи хотят сохранить свой духовный облик, то должны начинать со своего религиозного сознания, “а оно было тенгрианским”. “Вера – это такая вещь, которая не требует доказательств, в нее или верят, или нет. Это раз. Во-вторых – мы потеряли корни. Народ с корнями, висящими в воздухе”, — подчеркнул г-н Кодар. Он видит “давление духовной исламской экспансии, христианской экспансии”. “Ислам ломает нашу сущность. Лишает духовной основы – именно казахской, — обратил внимание гость “АйтPARKа”. – Духовное управление мусульман – это абсолютно бесполезная организация, которая ничем не занимается, кроме оборов мусульман”. Вместе с тем он заявил: “Истинно верующих, которых немного, я уважаю”.

“Тенгиранство – это почти атеистическая религия. Она не требует фанатизма, борьбы с другими религиями, спокойно вбирает в себя опыт других учений. Тенгрианцы поклоняются Вечно синему небу и аруахам, — отметил Ауэзхан Кодар. – Тенгрианство в преобразованном виде, в форме неотенгрианства, могло бы создать идеологическую основу, духовную основу современного Казахстана”.

У общественного деятеля поинтересовались, есть ли у тенгрианства письменный канон, на манер “Библии”, “Корана” или “Авесты”. Г-н Кодар ответил, что религии откровения, которым присущи такие каноны – более поздние, чем тенгрианство, “поэтому такой книги в тенгрианстве нет”. Зато “в тенгрианстве каждый представитель данной религии сам, как бы живая книга этого Бога”. Из зала добавили, что некоторые тенгрианские молитвы сохранились в манихейских библиотеках.

“Вас много?” — поинтересовался модератор. “Нас не много. Мы на данном этапе никому угрозу не представляем”, — сообщил философ.

Гость дискуссионного клуба нелестно отозвался о нынешнем Союзе писателей, “где кучка людей дарит друг другу награды, медали, путевки”. От сравнения этой организации с похоронным бюро Ауэзхан Кодар не отказывается.

“Что потрясло за последнее время?” — спросил г-н Еримбетов у поэта. “Часто бываю на разных сайтах. Особенно в Зоне.KZ. И меня потряс уровень этих публикаций, выступлений – очень серенький. Очень низкий уровень высказываний, какая-то взаимная ненависть всех этих комментариев, обсуждений – никто не желает никого слушать. Там же все “пасутся” анонимно. Эта анонимная смелость – самая дешевая смелость. Эти анонимные выступления вызывают у меня презрение к этому изданию (если честно сказать). Вернее, не к изданию – оно просто предоставляет всем трибуну, а к тем, кто там “тусуется”. Когда все это почитаешь, то можешь воспылать любовью к власти, которую там критикуют”, — ответил гость “АйтPARKа”. На “Зоне” он ведет блог “Страница Ауэзхана Кодара”.

Потом Нурлан Еримбетов осведомился, как философу парад войск на День Конституции? “Последний парад войск – это тяжело, действительно. Я считаю, что это что-то очень показательное, потому что последний аргумент – это всегда кулак. Мне кажется парад показывает страх. Страх нашей правящей верхушки перед миром, который хочет жить без них, чтобы все осуществлялось у нас на основе свободного добровольного выбора. Когда появляется вся эта техника без всякой надобности – это вызывает обратный эффект, чем верноподданническое шапкозакидательство”, — поделился тот своими впечатлениями.

Зашла речь и о СМИ. “Душная атмосфера, которая нагнетается на сайтах, в газетах, и в бесконечно бодрых официальных телепередачах. А на самом деле, у нас телевидение гибнет, — отметил г-н Кодар. – Еще удивляются, почему мы смотрим только российские или зарубежные каналы? Потому что у нас смотреть нечего”. Гостю дискуссионного клуба, в связи с этим высказыванием, задали вопрос, в чем причина такого положения дел – отсутствие свободы слова, кадров, денег? “Отсутствие идей. Будь идеи – что-нибудь придумали бы”, — считает он.

“Имя Казахстан? – Махамбет. А еще первее – Мустафа Шокай”, — ответил он на традиционный вопрос “АйтPARKа”. С фатальной неизбежностью после произнесения имени Шокая была затронута тема “Туркестанского легиона” в гитлеровской армии. “Человек, надевший фашистскую форму, для меня враг”, — напомнил г-н Еримбетов. “А что делать?” — философски заметил Ауэзхан Кодар.

По ходу дискуссии, общественный деятель употребил фразу “номад по духу”. Его попросили дать определение. “Номад по духу – я представляю прежде всего человека очень мобильного, гибкого, способного мгновенно находить ответы на вопросы жизни. Номад – это человек традиционного общества, у него родовое сознание. Он человек кочевой общности и вне нее не может жить”, — сформулировал г-н Кодар.

“Имеем потерю среды обитания. Никто не скачет на коне, даже животноводство не является превалирующей отраслью, — заметил гость “АйтPARKа”. – Мы не бытовые номады – этого нет. Но любая культура существует тогда, пока не теряет истоков. Культуру держат религия и традиция”.

“Осознать кто ты, откуда ты, что представляет твое духовное своеобразие – я думаю, этими вещами должен заниматься определенный слой людей, которые посвящают этому свою жизнь. Их принято называть интеллигенцией. Но ей становится все труднее сейчас выживать. Я боюсь, что эта прослойка скоро исчезнет, потому что практически никаких институциональных основ для нашего выживания уже нет”, — поделился своими тревогами философ.

“Ну уйдет и уйдет. Почему уход интеллигенции мы должны превращать в траур?” — в обычной для себя манере спросил Нурлан Еримбетов. “Вполне хорошая, стоическая позиция, — отреагировал Ауэзхан Кодар. – Вам-то легко конечно. Я просто уверен, что если уйдем мы, то уйдете и вы”.

Новости партнеров

Загрузка...