Национальная идентичность, как критерий адекватности

Национальная тематика с “креном” в этничность, хотя и с декларацией, что у нее есть и иное, гражданское звучание, будет “преследовать” Казахстан еще долго. Во всяком случае, при жизни нынешних поколений общественно активных казахстанцев, любящих поговорить на круглых столах, она не исчезнет. Даже нынешний кризис со всеми его последствиями, в виде проблем дольщиков и ипотечников, неясными перспективами всей экономики страны, не смог полностью вытеснить эту тему из общественного внимания. Может, и смог бы, но ему не дают – всегда будет находиться кто-то, кто хочет снова поговорить об этом.

В этот раз, эту задачу взял на себя “клуб политических решений”, созданный при одноименном институте.

Иногда кажется, что это — именно задача – с постановкой “сверху”, с какой-то не явной, но угадываемой целью. Например, исходя из представлений некоторых политтехнологов, отвлекать общественное мнение от других, более острых на данном этапе, вопросов. Очень уж прямолинейное предположение, но имеет право на жизнь.

Клуб назвал свой круглый стол громко: ни больше, ни меньше, как “Выбор национальной идентичности: управление будущим”. Не будем разбирать и анализировать позиции различных выступавших. Они многим известны, да и не хочется “залазить” в эту тему. Просто процитируем некоторые выступления. Одного плюса у прошедшего круглого стола не отнять: он показал, что плюралистичность у нас в этой теме есть, и каждый казахстанец, каких бы взглядов на национальную идентичность ни придерживался, может выбрать себе полемиста “по вкусу”. И так.

Асылбек Кожахметов, общественный деятель:

— В чем суть вашего национал-патриотизма? Она в том, что у нас должна быть сформирована единая гражданская нация – казахи. Я не против слова “казахстанцы”, но когда мы ставим вопрос – какая нация живет в Казахстане, то там живут казахи. …Те, кто не отождествляет себя с этой землей, историей, ее культурой, с ее будущим, это люди, которые, может быть, приехали сюда делать бизнес, в силу каких то исторических событий, но свое будущее они отождествляют с другой нацией, с другой страной. И нечестно, думая о другой стране, иметь здесь права на свободу слова, на участие в выборах. Вот если вы готовы защищать эту страну, тогда вы стопроцентные … Лет десять назад я говорил – сначала демократия, а потом демократическим путем построение нации. Сейчас я думаю, что сначала национальное строительство.

Дос Кошим, общественный деятель:

— Вы помните, раньше страна называлась “Казахская ССР”. Название “Казахстан” до сих пор создает иллюзии некоторым группам, диаспорам. И оставляет осадок у казахов.

Мы воевали, защищали свою родину, и в конце концов создали свое государство.

Два года назад мы провели исследование на счет национальной идентичности, и для нас было открытием, что почти все представители диаспор были против термина “казахстанская нация”. А мы думали, что они поддерживают этот термин.

Бекет Нуржанов, профессор КазНУ:

— Здесь путаются два понятия – нация и этнос. В современной науке они четко разделены. Процессы строительства государства и формирования нации просто неразделимы. Прежде чем ставить вопрос о том, как нам называться, каково будущее казахстанской нации, стоит задуматься о том, каково будущее нации вообще как таковой, куда идет мировая тенденция национализма. Есть два радикально отличающихся ответа. Одни считают, что век нации уже прошел, что 21-й век это уже не “век нации”, что общество движется к наднациональному типу общества, конкретный пример — Америка. Вторая точка зрения – что хоронить нацию еще рано, и ссылаются на такие примеры, как обостряющиеся проблемы в Испании, Бельгии, бывшей Югославии.

…Чего не хватает нашим властям в таких вопросах? Это полное отсутствие у них этих знаний.

Ауэзхан Кодар, культуролог:

— Тему вы назвали – “Выбор национальной идентичности”, да еще и “управление будущим!”. Но есть ли у нас выбор, и есть ли силы для такого управления? Мы сейчас находимся в пике управленческого кризиса, парадоксально в такой ситуации говорить, что мы можем что-то выбирать.

Что касается самого понятия нация, то нация в своем классическом понимании это продукт капиталистического уровня развития. Руководство всех стран Средней Азии очень зависимо от конъюнктуры, и в связи с этим управлять такими процессами они не могут. Все происходит стихийно, через инициативу каких-то групп, но поскольку у нас с вами нет средств для эффективного воплощения, все это остается на уровне деклараций.

Марат Шибутов, политолог:

— Мы не можем ливневую канализацию в городе поддерживать в том состоянии, в котором оно было при Советском Союзе. А чтобы говорит о формировании нации, необходим технологический рывок и плюс к нему – культурный рывок. Сначала должно быть культурное доминирование, чего у нас нет. Нет никаких предпосылок для того, чтобы нация развивалась.

Олеся Караваева, ученый секретарь КИСИ:

— Ни одно научное направление не утверждает, что существует какой то этнический ген, кровь, и это – какая-то специфика. Нация – это всегда разделение социо-культурной общности. Этнос никогда не бывает окончательно сформировавшимся; этногенез – это перманентный процесс, не имеющий завершения. Каждый человек, приходящий в него человек, приносит часть своей культуры, адаптируется к современности и тоже участвует к формировании этого этноса.

Нельзя отдавать только на волю общества вопрос национальной идентичности– это может привести к конфликтным отношениям, должна быть высока роль государства.

Ярослав Разумов, журналист:

— Поднимать эти вопросы в условиях несостоявшегося в экономическом и социальном плане государства потенциально опасно. Это значит, создавать новые потенциально конфликтные “точки” в общественных отношениях, что не сделает никого в этом обществе сильнее.

Бахытжамал Бектурганова, директор Института Политических Решений:

— Казахстану придется решать вопрос национально-государственной идентичности!

Как видите, и с плюралистичностью у нас все в порядке. И, в целом, с адекватностью тоже.

Новости партнеров

Загрузка...