Алихан Байменов: “Демократия начинается с терпимости к чужому мнению”

Что принесло партии “Ак Жол” подписание меморандума? Насколько опасны для общества введенные поправки в закон “о СМИ”? Чем отличается нынешнее правительство от предыдущих? Что принесет Казахстану объединение оппозиции? На эти и другие вопросы согласился ответить председатель демократической партии “Ак Жол” Алихан Байменов.

***

— Что можете сказать о результатах подписания меморандума, принесло ли это эффект?

— Начну с того, что “Ак Жол” является единственной партией, предложившей альтернативный проект меморандума. Когда же консенсусный вариант был подписан, было очень много неверной трактовки его содержания. По предложению “Ак жол” из меморандума были исключены все пункты, которые содержали в себе обязательства по отказу от публичных массовых мероприятий. Мы вели переговоры с “Нур Отаном” и включили вместо этого пункт, согласно которому партии будут добиваться обсуждения актуальных проблем на общенациональных телеканалах. Также, мы ввели пункт, что создается экспертная группа для выработки общих предложений в рамках подготовки к председательству в ОБСЕ. Только после этого мы подписали меморандум. После подписания на пресс-конференции я сказал, что мы расцениваем меморандум как соглашение о намерениях, и будем смотреть на сколько власть сама будет готова к реализации этих намерений.

Процесс реализации меморандума еще раз подтвердил, что “Нур Отан” еще на пути к обретению субъектности. На самом деле, большинство решений принимаются не в бюро “Нур Отана”, а в Администрации Президента. Более того, так как есть несколько групп влияний вокруг главы государства, то не всегда последнее слово в этом вопросе остается за новым молодым руководством “Нур Отана”. Мы видим, что есть очень много нереализованных идей меморандума, в том числе, мы предлагали, чтобы раз в месяц на телеканалах “Казахстан” или “Хабар”, с приглашением всех партий, проводили обсуждение текущего социально-экономического положения страны. О том, что нужно улучшить работу в рамках меморандума мы написали всем партиям. Если торможение продолжится, мы выйдем из договора.

— Но в принципе “Нур Отан”, как правящая партия, она ведь идет навстречу партиям, компанейским каким-то решениям?

— В той степени, в которой текущее руководство “Нур Отана” имеет субъектность в политике без нанесения ущерба своим отношениям с аппаратом. Не удивительно, что у них тоже есть определенные ограничения.

Одной из базовых проблем развития Казахстана, является доступ альтернативной мысли к телевидению и радио. В результате его отсутствия возникает парадоксальная ситуация, когда казахстанцы лучше знают лица российских политиков. Я проводил 2005 году опыт. Во всех аудиториях, во всех районах задавал один вопрос: “Кто является председателем счетной палаты России”, в 95% случаев кто-то говорил Степашин. Потом я спрашивал: “А кто является председателем счетной палаты Казахстана?” ни в одной аудитории не знали ответа.

— Каким Вы видите ближайшее политическое будущее Казахстана?

— Ничего сверхординарного в ближайшее время происходить не будет. Выборов в этом году тоже не будет. Во-первых, власти в данный момент эти выборы не нужны, так как социально-экономическое положение не самое лучшее, а выборы дадут возможность альтернативным силам обнажать корни проблем. Во-вторых, к председательству в ОБСЕ выборы также никакого отношения не имеют. Надо учесть, что решение о председательстве было принято после выборов 2007 года. Как они прошли все знают. Казахстанское руководство знает, что есть БДИПЧ и секретариат ОБСЕ, но ключевые решения принимаются в столицах ключевых членов ОБСЕ, то есть в Вашингтоне, Лондоне, Москве, Берлине и т. д. Они понимают, что в двусторонних отношениях есть другие приоритеты, связанные с геополитикой, энергетикой и безопасностью. То есть, приоритеты двусторонних контактов несколько иные, чем приоритеты в рамках ОБСЕ. Поэтому выборы власти сейчас не нужны, а тематику выборов педалируют достаточно интенсивно именно лояльные или подконтрольные власти силы. Очевидно для отвлечения внимания от основных проблем страны.

— На Ваш взгляд, как на сегодня обстоит ситуация в сфере СМИ?

— Это печально, так как страна переживает непростые времена. Сейчас принимаются такие абсурдные нормы закона, как приравнивание чатов и блогов к СМИ, а депутаты начинают доказывать, что это нужный стране закон. В Казахстане, с нашей технологической и информационной отсталостью, надо наоборот создавать все условия, для того, чтобы наша молодежь хоть имела возможность пользоваться информацией, знаниями, которые размещены в Интернете. Кстати, сейчас создается специальная служба для реализации этого закона. Когда закон защищался, Правительство доказывало, что дополнительных средств ненужно, а теперь выясняется что нужно. Гипотетический случай: допустим, на каком-то сайте, где кроме политической есть иная информации, выходит материал, который не понравится какому-то чиновнику. Он добивается закрытия этого сайта, но остальные 99% информации – нужная информация, это знания, это та информация, которой пользуются наши молодые люди, ученые, специалисты. Кто определяет, что нужно, а что ненужно? Парламент, приняв этот закон, еще раз показал свою несостоятельность.

— Есть ли общественный контроль над этой службой?

— Нет общественного контроля. Это неконтролируемый, закрытый от общества процесс. В результате, у отдельных людей выработается инстинкт самосохранения, сдерживание творческого процесса. Это преграды на пути реализации конституционного права на свободу получения и распространения информации. В конечном счете, мы не самая передовая страна. Страна, которая до сих пор при высокой цене имеет низкий уровень покрытия населения Интернет услугами, принимает закон, который ставит новые преграды. А самые развитые страны, даже в кризис идут на все ради сохранения демократии и прогресса. В программах Барака Обамы, Гордона Брауна, Ангелы Меркель содержатся расходы государства на удешевление Интернета и на создание доступа к высококачественному Интернету. Они понимают, что 21 век — это век борьбы человеческих ресурсов и социальных капиталов, что предопределяет еще большее повышение роли информации и знаний. Они понимают, что конкурентоспособность бизнеса, личности, страны будет зависеть, в том числе, от стоимости и качества доступа к Интернету.

— По Интернету, по этим поправкам, все понятно. У меня просто другой вопрос возникает. Эти поправки приняли. Ну, кто-то, допустим в Алматы, не согласен, провел какую-то конференцию. А в принципе, по большому счету, большого протеста то не было.

— Некоторые уже видят, что акции не имеют массовый резонанс потому, что казахстанское телевидение этого не покажет, газеты имеют ограниченный тираж. Власть хорошо понимает, что ключевую роль играет телевидение.

Информационное блокирование дает свои результаты для текущей власти, но не дает никаких позитивных результатов для развития страны. Как следствие, снижается уровень гражданственности, гражданской активности. Развивается определенная апатия, наложенная на приоритет материальных ценностей. Наша власть должна сейчас наоборот стимулировать гражданскую активность, чтобы дальше граждане были опорой государства.

— Нынешнее Правительство, руководство Карима Масимова, как вы можете их оценить?

— Я бы не сказал, что у нас Правительства сильно отличаются друг от друга. Каждое Правительство решало свойственные своему периоду задачи. Нынешнее Правительство не хуже и не лучше, чем предыдущие. Так же, как и раньше, есть разрыв между Декларациями, Правительственными программами и их реализацией. Когда я в 2007 году несколько месяцев был депутатом, как раз первый запрос направлен по поводу того, что Правительство должно руководствоваться программой, а вносимые проекты законов не согласуются с ней. Вы сейчас можете поднять программу Правительства и, я уверен, вы не найдете ни слова о том, что чаты и блоги будут приравниваться к СМИ. Программа, как публичный документ пишется для истории и красивого представления в Парламенте. Слабость политической системы в том, что отдельные группы, в виде крупных финансовых организаций, оказывают большее влияние на деятельность Правительства и власти в целом, чем все население страны.

— Три оппозиционные партии объявили об объединении. Что скажете об этом?

— Любая альтернативная сила в Казахстане выполняет работу по гражданскому просвещению. Главное, чтобы были сделаны и другие выводы. Нельзя демократическим силам тратить свое время и ресурсы на очернение оппонентов. Это играет негативную роль в степени поддержки населения демократического движения. В чем проблема сегодняшней российской демократии? Одной из главных проблем является то, что у простых россиян слова “демократия”, “перестройка”, “Горбачев” по времени совпали с периодом распада Советского Союза. У нас, благодаря лжедемократической деятельности некоторых политиков через СМИ, у части населения тоже формируется негативное отношение. Формируется мнение, что демократы — это люди, которые все время друг друга поливают грязью, вместо того, чтобы соревноваться, предлагая пути решения проблем страны. И тогда у людей возникает закономерный вопрос: если это будет не 2-3 газеты, а “Казахстан” и “Хабар”, что они будут делать со своими политическими оппонентами? Поэтому некоторые политики должны задуматься, что тем самым работают против демократического процесса в целом. Есть отдельные люди, которые считают себя демократами, но придерживаются принципа “кто не с ними, тот враг”. Демократия начинается с терпимости к чужому мнению, альтернативному мнению. Наша партия работает на поле “Нур Отана”, то есть на поле у тех людей, которые хотят, чтобы, при сохранении стабильности политическая система, государственное управление начали работать в интересах казахстанцев и Казахстана.

Новости партнеров

Загрузка...