Откатались..?

Женис Акниязов: “Я выиграю суд против БРК”

— Ничего не поделаешь, возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я.

— Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.

— Конечно, не в своем, — ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась?

“Алиса в стране чудес”

Примерно так Льюис Кэрролл охарактеризовал бы исполнение поручения премьер-министра за № 11-9/009-1 от 27 марта 2007 года, адресованное руководителям министерств, ведомств, национальных компаний и акиму Алматинской области Серику Умбетову. Но роль Алисы в данном случае исполнили не они, а уже хорошо известный нашим читателям Банк Развития Казахстана. И еще не факт, что для БРК эта постановка закончится хрестоматийно, и он, как Алиса, придет туда, куда шел. Долго, очень долго Фортуна улыбалась и Фемида не обращала внимания на деятельность БРК, но ничто не постоянно, особенно настроение женщин. Но судебный процесс, который в скором времени начнется в Астане, ответит на интересующий многих вопрос – чем же на самом деле занимается БРК?

Откати и спи спокойно!

\"Женис

Женис Акниязов

Женис Акниязов (на фото) — юрист и бизнесмен, скорее всего, не первая и не последняя жертва, пострадавшая от “умелых ручек” БРКовцев. Он одним из первых откликнулся на серию публикаций в Central Asia Monitor о деятельности Банка развития Казахстана (см. “Политический заказ, или мания преследования?”, САМ от 14 августа, “У нас возможно все! БРК: зона рискованного инвестирования?”, САМ от 21 августа, “Время не ждет. “Время пережидает”, САМ от 28 августа, “А Васька слушает, да ест. Почему молчит БРК?”, САМ от 4 сентября, “БРК проснулся. Ответ подготовил господин Сон”, САМ от 11 сентября), и пришел к нам в редакцию с прелюбопытными документами, с которыми не стыдно требовать справедливости и в суде. “Самый гуманный” должен по заслугам оценить деятельность банкиров. Тем более, что начудили они ни мало — фактически разорили налаженный и уверенно стоящий на ногах бизнес. Но обо всем по порядку.

В марте 2007 года Карим Масимов совершал рабочую поездку по Алматинской области, знакомился с деятельностью предприятий, рассматривал наиболее привлекательные проекты, способные положительно сыграть на развитие экономики региона. Одним из таких проектов стало строительство швейного комплекса в городе Талдыкорган компанией АО “ARTT”, давно представленной на рынке и успевшей занять свою нишу в текстильном производстве. Масимову очень понравился проект, предложенный Акниязовым, начинавшим работать еще на АХБК и сумевшим за два года увеличить активы своей собственной компании с 400 тысяч до 10 миллионов долларов. Поэтому в Плане мероприятий, приложенном к вышеназванному постановлению, появившемуся уже после возвращения премьера в Астану, 14-м пунктом шло задание для АО “ФУР “Казына”, Министерства индустрии и торговли и акимата области рассмотреть вопрос финансирования проекта, предложенного Акниязовым. Да и требовалось-то, по нашим меркам, всего-ничего — 5 миллионов долларов США. Неудивительно, что карусель закрутилась сразу же.

“Казына” и акимат стали строчить обнадеживающие письма на самый верх. А как же еще – проект-то сулил ни много, ни мало, а создание текстильного кластера в Алматинской области, и АО “ARTT” должно было стать первым кирпичиком в основании будущего текстильного рая. За строительством швейной фабрики должно было последовать создание маркетинговой базы, привлечение инвестиций на организацию производства новых конкурентоспособных видов продукции, а также создание новых рабочих мест. Да и сам оборот фабрики “тянул” на 20-25 миллионов долларов в год, что не могло ни радовать, ни местную власть, ни финансовых гениев из “Казыны”.

В своих письмах в Кабмин первый заместитель акима области В.Долженков и тогдашний зампред правления “Казыны” А.Исекешев докладывали о реализации поручения премьера очень бодро и оптимистично. Тем более что заявка Акниязова на получение кредита попала ни куда-нибудь, а в сам Банк развития Казахстана, готовый поддержать частное предпринимательство, тем более, работающее в тесной связке с государственными структурами.

Не терял времени и глава АО “ARTT”. К уже имеющейся неплохой производственной и логистической базе, он приобретает новые производственные помещения под будущую фабрику, и начинает в нетерпении потирать руки в ожидании реального дела. Трех лет, как в классическом варианте, ждать не пришлось. Уже через год стало ясно, что проекту не суждено состояться.

Эх, если бы я тогда знал, к чему это приведет, — говорит Женис. – Я бы лучше взял кредит в любом банке второго уровня. Но предложение так подкупало – кредит на 10 лет под 8 процентов годовых

В БРК заявку бизнесмена, действительно приняли к рассмотрению. Правда, сам процесс настолько затянулся, что у Жениса Акниязова, возникла крамольная мысль, что без “жучка” и поручение премьер-министра не сдвинуть с мертвой точки. Не успел предприниматель подумать об этом, тут как тут объявился бизнесмен Бажиков, представившийся другом Гани Искалиева, тогда еще вице-президента БРК, ныне — председателя правления банка.

\"\"

Сначала мы договорились о том, что помощь в организации кредита обойдется в 4 процента – по 2 процента на нос, по 100 тысяч долларов ему. Куда деваться, я согласился, так как окупить эти внеплановые траты после пуска фабрики смог бы очень быстро. Но чем дальше двигалось это дело, тем больше росли аппетиты у господ хороших. Они уже, прикинув в уме, предполагаемую прибыль, разинули рот на часть бизнеса. Я согласился и на такой вариант. А что делать? Мы даже составили “Соглашение о сотрудничестве” (см. фото 2) На тот момент я уже во всю ощутил благотворное влияние посредничества. У экспертов все вопросы вдруг исчезли, им сразу все по проекту стало ясно и понятно, они даже внесли изменения в проект. Рентабельность зашкаливала, поэтому проект стал семилетним, рефинансирование стало ненужным, и по электронке мне пришла информация о том, что БРК “полагает целесообразным проведение банковской экспертизы с учетом изменения структуры сметы расходов и доходной части Заявителя”.

Но, как оказалось, Женис Акниязов потирал руки раньше времени. Оформить 100-миллионый (тенге) кредит в “НурБанке” у посредника не получилось, это раз. Во-вторых, он стал требовать нотариального переоформления 30% пакета акций АО “ARTT”. На вопрос Акниязова “Как я могу переоформить пакет акций, когда у меня нет даже официального заключения экспертизы?”, Бажиков отмолчался, и посоветовал несговорчивому бизнесмену самостоятельно решать свои проблемы.

Больше он со мной на связь не выходил, — говорит Женис.

Учитывая то, как события развивались дальше, Женис Акниязов говорит, что теперь понимает:

Почему все хватаются за капиталоемкие проекты, а не эффективные? Во-первых, потому что есть что пилить, во-вторых, на всех хватит, в-третьих, у них такой большой срок освоения, а еще больший срок окупаемости, что все и забывают, что хотели построить. Теперь представьте, мой проект всего 5 миллионов долларов, и весь контроль за финансами в моих руках. Построить объект и дать продукцию я уже могу через год-два. Какой чиновник будет заинтересован в проекте, в котором нечего своровать?

О-чумелые ручки…

А дальше события развивались как в дешевой комедии. 7 августа 2008 года Женис Акниязов наконец получает по электронке экспертизу проекта – сводное заключение по инвестиционному проекту, в резюме которого отмечены такие его достоинства как рентабельность, окупаемость, наличие залогового обеспечения, создание дополнительных рабочих мест, наличие необходимых технических мощностей, соответствие Стратегии 2003-20015 по индустриально-инновационному развитию, а также то, что планирующаяся к выпуску продукция, будет является товаром народного потребления, а следовательно, способствовать развитию легкой промышленности в регионе. Неоспоримыми плюсами в БРК посчитали и наличие собственной сырьевой базы, а также долгосрочных связей с поставщиками сырья.

Но каково же было удивление Акниязова, когда на следующий день ему позвонили и сообщили о снятии с рассмотрения его проекта, по причине несоответствия проекта инвестиционным приоритетам БРК. Хотя спустя три месяца в экономический суд они принесли выписку из протокола этого кредитного комитета, но уже с другой формулировкой отказа – наличие кассовых разрывов проекта, отсутствие четких контрактов на сбыт и потребление, планируемой к выпуску продукции, использование сырья не казахстанского производства, отсутствие положительной экологической экспертизы проекта, а также несоответствие требованиям Меморандума о кредитной политике Банка Развития.

14 августа за подписью управляющего директора БРК К.Алибекова несостоявшийся хозяин швейной фабрики получил письмо следующего содержания: “АО “Банк Развития Казахстана” (далее-Банк) по результатам рассмотрения (Кредитным комитетом от 8 августа 2008 № 55) заявки на финансирование инвестиционного проекта “Строительство крупного швейного предприятия в г.Талдыкорган” (далее-Проект) сообщает о снятии с рассмотрения Проекта, ввиду несоответствия инвестиционным приоритетам Банка”. Единственный выход из тупика для себя Женис Акниязов увидел в суде.

Гражданское дело о признании решения кредитного комитета АО “Банк развития Казахстан” за № 55 неправомерным и нарушающим Конституцию РК в части отказа от исполнения распоряжения главы правительства рассматривал специализированный межрайонный экономический суд Астаны. Решение – не в пользу Акниязова. Коллегия по гражданским делам суда г. Астаны поддержала решение суда, и отказала Акниязову в его требованиях, хотя в рассматриваемом деле было предостаточно странностей и признаков некомпетентного и непрофессионального поведения банкиров. Судите сами.

Что меня больше всего позабавило, так это то, что наши государственные структуры, по сути, отданы на откуп детям, — рассказывает Женис. — А в чем особенность поведения детей? Они врут по-детски, и однажды пойманные на лжи, продолжают, как ни в чем не бывало, врать дальше. При этом, свои ошибки они исправляют тоже по-детски. Что можно было наблюдать и в суде. На вопрос судьи, почему в сводном заключении банка, отправленном по электронной почте, в пункте 9.2 нет никаких замечаний, а в их варианте заключения есть, представители БРК заявили, что клиенту по ошибке выслали рабочую версию. На вопрос, почему клиенту отказали по одной причине с указанием, что так решено на Кредитном комитете № 55, а в суд принесли выписку из этого заседания, где нет указания на эту причину отказа? – звучит еще более интересный ответ: менеджер по ошибке написал такой мотив отказа. На вопрос же, почему, в таком случае не исправили ошибку менеджера и не урегулировали вопрос в досудебном порядке и в ответе на претензию написали, что в письме все верно, и вовсе промолчали. И таких моментов я могу привести кучу. Теперь я понимаю, почему мой друг – иностранец, памятуя о том, что у нас в нацкомпаниях и госструктурах ценится только молодость и знание английского языка, советует набирать нам на руководящие посты английских школьников – результат будет таким же.

Вдоволь насмеявшись, Женис Акниязов обратился в надзорную коллегию суда г. Астаны, и 25 августа этого года коллегия вынесла решение отменить решение суда и коллегии по гражданским делам и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Если бы я с дуру не вложил деньги шести предприятий в этот проект, не влез бы в сумасшедшие долги, давно бы плюнул на БРК, — говорит Женис Акниязов. — Жил же спокойно 54 года без кредитов от государства, чего вдруг на старости лет обрадовался подарку от премьер-министра? Хотел бы плюнуть на кредит от БРК, да не могу, уже поздно. Тем более, что поручение премьер-министра никто не отменял, экспертиза проекта — отличная, залоги, если уплатить 70 миллионов тенге долгов по налогам и кредитам, в полной сохранности. Банк развития виноват, вот пусть и выплатит мне компенсацию в 100 миллионов тенге и предоставит в срочном порядке кредит. Я же со своей стороны обязуюсь уже с октября этого года начать массовое производство продукции мирового уровня и по цене в два раза ниже тех, что предлагают турки оптом в Алматы…

\"\"

Специализированный межрайонный экономический суд Астаны приступит к повторному рассмотрению дела Акниязов против БРК совсем скоро. Мы обязательно, будем присутствовать на процессе. Тем более, что нас интересует не только то, кто и почему не исполняет поручения премьер-министра, но и то, почему суд, рассматривая это дело, не дал свою оценку “откатным моментам” в деятельности БРК. Сами же БРКовцы по глупости или по наивности, но чуть ли не вышли на площадь с транспарантами “Мы берем откаты”. Может быть, соглашение о сотрудничестве Жениса Акниязова с господином Бажиковым и можно было бы оставить без внимания – мало ли вдруг – вместе пиво пьют, в футбол играют, сидят за одним столом в публичной библиотеке. Так-то оно так. Но сдуру сотрудники БРК притащили в суд прелюбопытный документик, подписанный директором Департамента безопасности БРК В.П.Ткаличем. Называется он “Заключение о результатах служебного расследования по обращению президента АО “ARTT” Акниязова Ж..К.” и датирован 22 сентября 2008 года. Так вот, на стр.2, в четвертом абзаце черным по белому написано: “В ходе опроса, вице-президента Банка Искалиев Г.Н. пояснил, что в мае-июне 2008 года, к нему обратился давний друг Бажиков Б.К., который попросил выяснить причины длительного рассмотрения банком инвестиционного проекта АО “ARTT”. Свой интерес он объяснил тем, что работает с данным предприятием по производству и реализации текстильных изделий и в будущем планирует приобрести пакет акций данного предприятия. После данной встречи, Искалиев Г.Н. обсудил с менеджерами проекта причины его длительного рассмотрения и, учитывая, действительно длинную историю работы с клиентом, поручил принять меры по завершению экспертизы и вынесению на рассмотрение уполномоченного органа Банка (Кредитный Комитет)” (см. фото 3)

\"\"

Комментарии тут, как говорится, излишни, разве что возникнут они у соответствующих структур….

www.camonitor.com,
14 сентября 2009г.

Новости партнеров

Загрузка...