Нур Султан и пустота

Планета Гондурас

“Правители нуждаются в мудрецах значительно больше,
чем мудрецы в правителях”.

Фома Аквинский

Вброс идеи о пожизненном президентстве стал колоссальным подарком оппозиции от Нурсултана Назарбаева и его окружения. Именно состоянием радости от свалившихся прямо в руки политических активов объясняется их небурная реакция на верноподданнический угар. Режим утратил чувство меры, такта и адекватности, а это верный признак того, что ждать осталось недолго.

Кто-то из честных противников авторитаризма возмущается активно (например, в Интернете буйствуют комментаторы и общественные деятели). Но трудно провести грань между формальной необходимостью выразить протест в связи с дегенерацией политической системы и искренней верой, будто положение вещей ухудшилось. Ведь на самом деле у противной стороны заканчивается ресурс. Достаточно взглянуть на то, как раскочегарили государственную политическую машину после слов профессора Закратдина Байдосова, который “скромно” выступил от лица жителей области (по площади существенно большей, чем Великобритания).

И пока Дархан Калетаев с соратниками в авральном режиме изображает рвение благодарной общественности, общая картина складывается вполне обнадеживающая. Все уже в таком гротескном виде, что даже “Нур Отару” нечем крыть официальные инициативы. Псевдомонархисты могут разве что пенять на излишнее усердие царедворцев. Ведь в случае с законом о лидере нации получается нарушение прав человека, Конституции и пенсионного законодательства. Да просто неэтично по отношению к пожилому человеку с помощью закона требовать, чтобы он работал до смерти. Вдруг Нурсултан Назарбаев мечтает о пенсии и спокойном отдыхе? А они законодательно предлагают лишить его пенсионного обеспечения.

Что дело идет к пожизненному президентству стало ясно еще после поправки Нехорошева – Мадинова. Ведь понятно, что по значимости для Ак Орды это куда главнее, чем количество партий в парламенте при председательствовании в ОБСЕ-2010. “Парламентские” вопросы если и присутствуют, то сугубо в сопряжении с бессрочностью главы государства. Например, с какими депутатами придавать безвыборному президентству законный вид – с действующими или набрать новых. Но если в корпус новых пустить немного оппозиционеров, то как быть с их голосами “против”, пусть даже большинство скажет “да”? В общем, авторитарная рутина.

Однако форсированное введение пожизненного президентства – это верный признак проблем в политической конструкции. Будь все в порядке, правитель ехал бы на коне за очередным титулом спокойно, чинно, гордо, под крики благодарных подданных. Вместо этого, конь понесся галопом, вместо традиционных праздничных хлопот – какой-то дикий аврал и суматоха. Вот здесь уже есть над чем подумать.

Итак, что заставило президента расстаться с восточными полутонами и демократическими декорациями? Ведь работала же в отношении Запада прежняя система сказок про неготовность общества к демократии и либеральным свободам. И власть это общество как дите малое вела за руку к прогрессу шажок за шажком (придерживая, дабы несмышленое общество не споткнулось и не сделало себе ваву). Да и у тех же европейских и североамериканских бюрократов и политиков оставалась крохотная возможность выдавить из себя, что очередные выборы стали новым шагом на пути построения демократического государства. Москву и Пекин проблемы демократии в Казахстане традиционно не волнуют.

Теперь ни одного фигового листа на политическом теле не осталось. И даже с помощью знаменитых двойных стандартов Западу нет возможности зацепиться за что-нибудь “демократическое”. Разве Ак Орде будет легче с “простодушными” европейцами после того, как сами все вещи открыто назвали своими именами и отказались от церемоний. Г-н Назарбаев оказался один посреди пустой дороги, где бессмысленно прятаться даже если захочешь. Вопрос: какие комары, муравьи или осы заставили покинуть маскирующий придорожный кустарник?

Преследование оппозиционных СМИ тоже идет в какой-то нетипичной манере. Был период, когда власть взяла под жесткий контроль телевидение и радио, а на газеты и Интернет смотрела сквозь пальцы. Разумно полагая, что информационные возможности в ее руках на порядок большие, а потому особо волноваться не стоит. И вдруг прямо девятый вал: издания преследуют не в режиме изнурения, а с целью ликвидации. Аналогичная ситуация с правозащитниками. Раньше с ними работали по формуле “собака лает – караван идет”, но вот уже и “лаять” запрещено. Подавление инакомыслия и критики ведется с демонстративным нарушением закона.

Боязнь гласности, заставляет подозревать в желании скрыть важные злоупотребления. Поэтому их приходится искать только на ощупь. Теоретически ускорить процесс пожизненного президентства может швах в экономике. И пусть Пекин кредиты Астане дает, похоже, что денег все равно не хватает. Пенсионерам стали задерживать выплату пенсий, хотя все знают, что старшее поколение очень чувствительно к подобным неурядицам.

Самое показательное из последних сюжетов: финансовые проблемы пришли в холдинг “Нур-Медиа”. То есть деньги перестали платить вовремя журналистам, которые и должны пиарить успехи мудрого руководства, заслуживающего пожизненного президентства. Если денег не хватает даже на государственных пропагандистов, тогда на что рассчитывать врачам, учителям и прочим работникам бюджетной сферы? Видимо, отсюда и нежелание даже понарошковых выборов. Получается, что они доставляют политическому руководству страны гораздо больше дискомфорта, чем об этом принято думать.

И все-таки странно, что на углубление и обострение проблем в социально-экономической и политической жизни власть отвечает только закручиванием административных гаек и форсированием введения пожизненного президентства. Даже если в Конституции отдельным пунктом прописать норму о бессмертии пожизненного президента, век его не увеличится. Хотя не исключаю, что Нурсултан Назарбаев из той категории политиков, которые о смерти не думают – выше этого.

Новости партнеров

Загрузка...