Демократия нищих невозможна

А вот ханство в аналогичных условиях – вполне

Английский король – пленному наемнику: “Итак, ты воевал ради денег?” —
“Да, Ваше Величество, а Вы?” — “Я? Ради чести”. –
“Что ж, каждый бьется за то, чего ему не хватает”.

Эдуар Эррио

В случае претворения в жизнь идеи о пожизненном президентстве, политическая система Казахстана всего лишь де-юре получит то оформление, которое она имеет де-факто. Социально-экономическая и политическая ситуация в Казахстане и геополитическая вне его таковы, что нет мощных сил, способных что-то изменить в данном векторе.

Те, кого принято называть “народ”, к раздражению оппозиции и удивлению Запада на редкость индифферентно относится к идее придания правлению Нурсултана Назарбаева пожизненного статуса. А чего удивляться то?

Для начала припадем к истокам (не в смысле забухаем от горя) и вспомним, как, где и почему появилась демократия. Античные греки хоть и не знали, что живут до нашей эры, но что цари слишком много на себя берут – видели. Поэтому установили законы и особо подчеркнули, что они для всех, на все случаи жизни и все перед ними равны. Осуществлялась демократия так: народ собирался на агоре (центральной площади), обсуждал проблему и принимал решение большинством голосов.

Гражданин – это тот, кто родился в этом полисе в семье свободного человека, либо был удостоен гражданства за какие-то особые заслуги. Он имел дом, семью, участок земли, скот и инвентарь для его обработки, могли быть в имуществе и рабы. И у каждого в доме оружие – до своего часа. С этим оружием гражданин являлся в войско при опасности войны и ее начале. Армия была всеобщим народным ополчением.

Демократия как политическое устройство организуется для своего блага гражданами. Они экономически самодостаточны, в прокорме от власти не нуждаются. Еще эти люди вооружены, за свой дом постоят перед кем угодно и никаких гарантий личной безопасности им от государства не требуется. Объединяются они для решения общих задач: оборона края, выделение средств на строительство, искусства и т. п. Рим в общем перенял это устройство.

Голландская демократия, уже в новое время (XVI век) – это государственное объединение вооруженного народа – ремесленников и торговцев. Американская демократия – “пространство договоренности свободных и независимых вооруженных мужчин”. Французская демократия: “Дайте права и оружие третьему сословию!” Свободного независимого вооруженного гражданина нелегко запугать. Он сам отвечает за себя, свою семью, свое благополучие.

Теперь что получилось у нас. Приватизация общенародной (точнее государственной) собственности обогатила порядка 1% населения за счет остальных 99%. Варианты бедности могут быть различными – у кого-то квартира и дача, у кого-то дом и машина, у третьего комната в бывшем общежитии, а у других и этого нет (тут уже имеем дело не с бедностью, а нищетой). Но главное, что в созданных условиях эти люди не могут прокормить себя самостоятельно и нуждаются в работодателе. Потому что возможности для самостоятельного бизнеса минимизированы, все интересные сферы экономической жизни монополизированы, мздоимство и лихоимство – норма жизни.

Верхний 1% кормится со своей собственности и в той или иной форме вооружен (личное оружие, личная охрана с оружием или вооруженная охрана находящихся во владении предприятий). У остальных варианты следующие. Продать профессиональные умения, мозги, мышцы или иные части тела тем, кто согласится их купить. Напрячься, извернуться и попасть в 1%. Эмигрировать. Встать на путь самоликвидации (самоубийства, наркомания, алкоголизм). Откровенный криминал тоже можно выделить в самостоятельный пункт.

Демократия – продукт равенства сильных. Однако сильных, как мы уже отметили, сравнительно мало. При этом они заточены не столько на поиск общих правил игры для всех, сколько на выбивание для себя льгот и привилегий. Попутно сильные игроки разбиты на кланы и группировки, заинтересованы в сохранении различных преимуществ над “простолюдинами”.

Общая питательная среда в стране такая, что на руководящие места в партиях, профсоюзах, общественных организациях и фондах попадают в первую очередь самые корыстные, жадные, подлые и неразборчивые в средствах. Про госструктуры вообще молчим. В такой атмосфере ни на кого нельзя положиться наверняка.

Те, кто потенциально хотел бы занять место Нурсултана Назарбаева, сами боятся смены власти. Переходный период – это всегда смута. А вдруг политический калейдоскоп повернется таким образом, что ранее приватизированную собственность придется отдавать не понятно кому. Плюс еще “охота на ведьм” — вечная спутница важных переформатирований, которая по определению не может быть объективной и справедливой.

Бюрократия, по крайней мере ее верхушка, не может выступить против идеи пожизненного президентства как только поступит отмашка, что окончательное решение принято. В таких условиях реакция “нет” имеет продолжение в виде “нет должности, статуса, привычных доходов, а может быть и личной свободы”. Система построена таким образом, что находиться в ней и быть избавленным от угрозы сидения в тюрьме – это только для одаренных.

В этническом разрезе, ситуация тоже объективно не против пожизненного президентства. Для казахов Нурсултан Назарбаев – это хан-чудотворец. Из бескрайней окраины СССР сделал независимое государство, с которым считаются и чей голос слышен на просторах Евразии. Даже обвинения в коррупции, активно педалируемые оппозицией, не могут принести этому образу существенного вреда.

Русские тоже не против Назарбаева. Умелым манипулированием им внушили, что следующий президент Казахстана непременно будет больным на голову этнократом. Можно удивляться восприятию мира, которое допускает, что как только сменится президент, то сразу пойдут резня и погромы, но им объективно охвачено большое количество представителей славянских этносов.

Уйгуры, корейцы и кавказские этносы лояльны Нурсултану Назарбаеву не меньше русских. Тем более что за ними не маячит на случай ЧП министерство обороны РФ, которое потенциально учитывается при “жестких” сценариях в отношении русских казахстанцев. Оппозиция “напрягает” неказахов и русскоговорящих казахов высоким процентом национал-патриотов в своих рядах, которые постоянно устраивают провокации.

Пенсионеров интересуют в первую очередь размеры пенсий и сроки их выплат. Люди с накопительными пенсиями (то есть без пенсионных сбережений) еще не стали массовым явлением в социальной структуре общества. Молодежь оглупела под воздействием телевидения, “развлекаловки” из Интернета и деградации системы образования. Такими не сложно манипулировать в удобном для властей направлении.

Геополитический фон вокруг Астаны нельзя назвать угрожающим для института пожизненного президентства. Для России и Китая – это внутренние причуды партнера. США и Европейский Союз практически не имеют в Казахстане какой-либо серьезной инфраструктуры влияния, кроме нефтяных компаний, а те относятся к президенту Назарбаеву положительно.

Но возможны и хорошие новости. Избавившись от необходимости переизбраний, Нурсултан Назарбаев может впустить в Мажилис на новых выборах некоторое количество оппозиционеров и предоставить им трибуну. Возможны поблажки для свободы слова. Из судебной системы удалят хотя бы наиболее одиозные моменты. Элементарно, пожизненный президент начнет больше слушать компетентных людей, потому что уменьшится потребность в лизоблюдах. А может и нет.

Новости партнеров

Загрузка...