ОПГ – Не МООС. ОПГ – Меклер И Ко

Полицейский находится на своем месте не для того,
чтобы создавать беспорядок;
полицейский находится там,
чтобы поддерживать беспорядок

Ричард Дейли, мэр Чикаго

В четверг, как предполагали участники и наблюдатели процесса громкого дела экологов, последнее слово судья Ерлан Тасыров должен был предоставить подсудимым – экс-министру МООС Нурлану Искакову, его экс-заместителям Альжану Бралиеву и Зейнулле Сарсембаеву, представителю ТОО “Меркурий плюс” Адильбеку Жайлганову. Но карты судебной процедуры перепутал последний. Он запросил продолжения своего выступления в прениях, в чем судья ему не отказал.

\"Адильбек

Адильбек Жайлганов

В своей предпоследней речи (последнее слово подсудимых еще предстоит) Адильбек Жайлганов упредил все инсинуации, возможные с его признанием авторства анонимного заявления, по которому (?!) было возбуждено расследуемое уголовное дело.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы в подстрочнике каждой его фразы, подчеркиваю, заявленной в суде, — не увидеть того, что выпячивается само собой. А именно: ОПГ надо искать не на скамье нынешних подсудимых, а там, где главные фигуранты уже столь далече и иже с ними…

О чем говорил подсудимый и какие тайны “меклеровского”, а заодно и “финполовского” двора рассекретил накануне судебного приговора автор заявления о хищениях в ТОО “Меркурий плюс”?

Читайте и судите сами. Итак, слово Адильбеку Жайлганову.

“В суде доказаны все допущенные следствием нарушения по делу: факты фальсификации документов и ложь свидетельских показаний, сокрытие сведений и материалов. В суде полностью опровергнуто каждое слово обвинения.

Я еще раз твердо заявляю, что мое обвинение носит исключительно заказной характер, что я не совершал хищения, не состоял ни с кем ни в каком в преступном сговоре, никому никаких денег не передавал и ни от кого их не получал! Но следствие не желало меня слышать, оно имело для себя выстроенную версию лживого обвинения, в которую я был вовлечен по надуманным и бездоказательным основаниям.

Не желало слушать меня и государственное обвинение. Хуже того, прокуроры, призванные соблюдать законность, в обвинительном заключении сами проявляют явную предвзятость и фальсификацию, искажая и трактуя по-своему показания, данные свидетелями в ходе судебного разбирательства.

Несмотря на полное отсутствие моей вины, прокуратура запрашивает мне наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет! За что?! За то, что именно я, написав анонимное заявление, вовремя дал сигнал силовикам о том, что необходимо провести проверку в ТОО “Меркурий плюс”?!

В ТОО “Меркурий плюс” с конца 2007 года творились вещи, несовместимые с законом. Мы с супругой (единственным учредителем ТОО Меркурий плюс” Заремой Рамазановой – прим. авт.) являлись собственниками ТОО “Меркурий плюс” на законных основаниях c конца 2005 года. Но г-н Меклер, который постоянно фигурирует в этом деле, несмотря на отсутствие его допросов, рейдерским способом через своего близкого родственника Лайса путем подделки подписи моей супруги Рамазановой З.А. отобрал предприятие у нас.

Именно с конца 2007 года у нас начались тяжбы с Меклером и его окружением.

Начало 2008 года: директор Лайс утверждает, что все документы ТОО и печать находятся у Меклера в Германии, из чего следует, что ни один вопрос не решался без участия Меклера. А 2008 год – это перечисление из МООС в ТОО “Меркурий плюс” почти 800 млн. тенге для утилизации конденсаторов, а перечисляет их единолично, как установлено в суде, не советуясь ни с кем, без согласования с кем-либо Савицкая Т.А., близкая подруга Меклера. Она же подписывает акты выполненных работ. Деньги получает Лайс.

Узнав в управлении юстиции о принадлежности ТОО “Меркурий плюс” Лайса, мы с супругой пытаемся вернуть ТОО в первоначальное положение, т.е. в нашу собственность. В июне 2008 года мы вынуждены были обратиться в финансовую полицию, которая 28 июля 2008 года возбудила уголовное дело по факту мошенничества в отношении Лайса.

Почерковедческая экспертиза подтвердила подделку подписи Рамазановой в договоре купли-продажи 100-процентной доли уставного капитала ТОО. То есть, финансовая полиция установила состав преступления – мошенничество в действиях Лайса. При возбуждении уголовного дела были попытки со стороны финансовой полиции провести объективное следствие, пока в дело не вмешался Меклер. Я это почувствовал по действиям сотрудников полиции, которые не стали проявлять никакой активности в расследовании дела. И видя, что в ТОО вовсю хозяйничают Меклер с Лайсом, и понимая, что я ничего не мог с этим поделать, я обратился в Агентство финансовой полиции РК, Генеральному прокурору РК, Министерство финансов РК о том, что необходимо провести проверку по использованию выделенных денег на проект по утилизации конденсаторов из МООС в ТОО “Меркурий плюс” — более 1 млрд.тенге, где я указываю на действия Савицкой, Меклера и полагаю, что они совершают хищение бюджетных средств.

Повторюсь, что 28 июля 2008 года по заявлению моей супруги возбуждается уголовное дело в отношении Лайса. Почему мы пошли на это? На следствии и в суде я уже подробно говорил об угрозах, шантаже, а также других действиях руководителя ТОО Лайса по сокрытию истинного положения дел на предприятии. Кроме того, самое важное то, что на предприятие поступают большие денежные средства и их судьба нам не известна. И мы понимаем, что при определенных обстоятельствах ответственность за них будет возложена на нас. И это наглядно мы видим на данном судебном процессе.

Если бы уголовное дело в отношении Лайса по факту мошенничества было рассмотрено оперативно, то и не было бы этого дела, а было бы другое дело, и на скамье подсудимых сидели бы истинные расхитители. А дело в отношении Лайса – исчезло. Куда делось это дело и почему оно не предоставлено в суд?

Ходатайство об истребовании данного уголовного дела до сих пор не исполнено, хотя прошло более 2-х месяцев! И уже не будет исполнено, т.к. судебное следствие закончилось, а мы так и не могли добиться представления этого дела. Прокурор только развел руками. Следователь утаил его от суда. А утаил он очень многое.

Именно в ходе этого дела были доказаны факты и о подделке договора купли-продажи уставного капитала ТОО “Меркурий плюс” со стороны Лайса, и о причастности Лайса к получению и распределению бюджетных средств по проекту “Дарьял-У”, и письма за подписью Лайса на имя Рамазановой, прямо указывающие о сокрытии положения дел, мотивированные “секретностью проекта”, и именно там появляется Меклер.

Именно в этом деле имеются сведения в отношении Меклера как о фактическом собственнике ТОО “Меркурий плюс”, который непосредственно контролирует реализацию проекта “Дарьял-У”. И в подтверждение этого обстоятельства даже следователь Сисингалиев в своем постановлении о продлении срока следствия по настоящему делу от 19 января 2009 года делает ссылку на Меклера, как “на лицо, являющееся фактическим собственником ТОО “Меркурий плюс”. Значит, действительно, все эти данные были в деле. Но они исчезли, как и само дело.

Особо следует обратить внимание на то, что в том же деле, возбужденном по заявлению представителя Рамазановой З.А. — Алибаева Р.А. в отношении Лайса по факту мошенничества, которое было объединено с делом по МООСу, как раз и имеется мое заявление, написанное мной после анонимного заявления с указанием моих данных как заявителя. Данный факт наличия моего заявления подтверждается постановлением о производстве выемки от 5 августа 2008 года старшего следователя по ОВД СУ ДБЭКП по Карагандинской области Бекжанова, в котором говорится, что от Жайлганова поступило заявление о совершении хищения. Где это мое заявление?! Кто его спрятал?! Для чего?! В деле нет ни одного моего заявления, а в этом постановлении следователь указывает на заявление Жайлганова. Где оно?! Оно осталось в исчезнувшем деле. Сейчас с уверенностью мы можем сказать, что уровень профессионализма следователей находится на уровне их фабрикации.

В этой связи следует особо сказать и о Меклере, на котором я акцентирую внимание и который незримо присутствует на протяжении всего дела, но старательно оберегается органом следствия. Тем не менее, в ходе судебного следствия персона Меклера постоянно всплывает, как бы его ни пытался скрыть следователь.

Об уголовном деле по МООС

Именно по моему анонимному заявлению 18 августа 2008 года было возбуждено дело. Весь департамент по борьбе с коррупцией знал, что автор анонимного заявления — я! Я уже говорил, что до возбуждения дела я был вызван в Агентство финансовой полиции оперативниками Ахметовым Нурланом и Шубаевой Розой, которые мне объяснили, что уголовное дело по анонимному заявлению не может быть возбуждено, и попросили меня написать заявление, подписавшись с указанием своего Ф.И.О, что мною и было сделано. С этого момента я для финансовой полиции становлюсь важным свидетелем по делу и оказываю посильную помощь следствию, вплоть до предоставления транспорта для проведения следственных действий с выездом на объект “Дарьял-У”. Однако после предъявления обвинения и ознакомления с делом мною написанное заявление таинственно исчезает! Иначе говоря, меня использовали до поры до времени, а потом элементарно “кинули” и “подставили”. Кто это сделал? Коммерческие партнеры? Нет. Ответ ясен: Агентство финансовой полиции Республики Казахстан. В чьих интересах? Скажу позже.

Возникли вопросы о том, почему ранее в суде я не озвучил свое авторство в написании анонимного заявления? Вернемся немного назад.

После моего ареста председатель Агентства финансовой полиции Кожамжаров в прессе заявил о том, что я скрываю факты, которые могут навредить мне. Для меня это был шок. На протяжении всего времени до ареста я был уверен в том, что дело возбуждено по моему официальному заявлению (где я указал свою фамилию, как заявитель), а после ареста полицейские с немыслимой наглостью стали утверждать о моей непричастности к заявлению и отсутствии моего заявления в деле.

Естественно, в ответ на это я отказался от дачи показаний, я понял, что АБЭКП РК фальсифицирует дело, направляет его против меня и скрывает истинных лиц, причастных к получению и распределению перечисленных с МООС финансовых средств — Меклера, Савицкую, Лайса. Более того, АБЭКП дало им возможность скрыться, покинув пределы нашей страны.

В момент подачи мною этой анонимки и заявления они все: Меклер, Савицкая, Лайс, находились здесь. И если бы финансовая полиция возбудила уголовное дело не по прошествии 2-х месяцев, да, что там, хотя бы выставила сторожевые карточки на всех фигурантов-беглецов, то сейчас на скамье подсудимых сидели бы Лайс, Савицкая и непотопляемый г-н Меклер. Но нет, наша оперативная финансовая полиция, только дождавшись когда герр Меклер (произнес: “херр Меклер”, что, впрочем, соответствует произношению данного слова на немецком языке, без каламбура – прим. авт.) со свитой покинет Казахстан, прихватив с собой похищенное, героически возбуждает дело, и теперь, не менее героически, пытается слепить бредовое завершение, яро утверждая, что белое — это черное.

А сейчас я отвечу, почему только по окончании судебного следствия я вновь возвращаюсь к вопросу о своем авторстве в анонимном заявлении. Я ждал окончания судебного слушания, выступления гособвинителя, все думал, что будет предоставлено истребуемое дело по ст.177 УК РК в отношении Лайса со всеми документами. Кроме того, не скрою, опасался: а что еще могут в суде фиктивного предоставить финансовая полиция и гособвинители, не подделают ли они еще что-либо в отношении меня, какие еще так называемые доказательства они могут предоставить суду по окончании предварительного следствия, как это они сделали с предоставлением заключения КФК, буквально перед окончанием судебного слушания, а также предоставлением к окончанию судебного следствия представителем ТОО “Меркурий плюс” приказа о якобы моем назначении исполнительным директором ТОО “Меркурий плюс”, которого, в действительности, не было и не могло быть.

Поэтому я сейчас заявляю еще раз: да, автор анонимного заявления – я. Более того, в томе 34 на листе 21 в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела от 20 мая 2009 года имеется наше с адвокатом Гамоновым В.В. ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении меня за отсутствием состава преступления в моих действиях, где я указываю, что именно мной написано заявление, которое я отправил с факс-бюро Главпочтамта в АБЭКП РК, Генпрокуратуру, Минфин.

Однако следователь проигнорировал вопрос о моей причастности к написанному заявлению. То есть я еще раз хочу донести до Вас свою мысль о том, что если я пишу заявление на Меклера, Савицкую, на Лайса и неоднократно указываю на них в допросах, то как я могу быть в преступном сговоре с ними и вместе с ними похищать деньги?!

Сейчас материалами уголовного дела достоверно установлено, что ни я, ни остальные, сидящие на скамье подсудимых, не виновны.

Получается, по моему анонимному заявлению возбуждено уголовное дело, на основании этого же моего заявления следствие, путем фальсификации, пыталось обратить его против меня. Тем не менее, дело рассыпалось в суде.

Вы все задаетесь вопросом: а зачем Агентство финансовой полиции Республики Казахстан пытается оговорить меня, обвинить в том, чего не совершал?!

Да, вопрос закономерен. Сам не знаю, может, из-за того, что не давал руководителю СД Андрееву и его заму Жусупову “спустить на тормозах” это дело, обращался и в прокуратуру, и в “Нур Отан”, и даже, не поверите, в службу собственной безопасности Агентства финансовой полиции Республики Казахстан, которые мне письменно ответили, что факты, изложенные мной в заявлении (заявление было с просьбой привлечь к ответственности вышеуказанных сотрудников финпола за укрытие) нашли свое подтверждение и сотрудники будут наказаны. Затем в течение нескольких дней Андреева и Жусупова уволили, насколько я знаю, за служебное несоответствие. Может, это причина? Я указывал, что они прикрывают всячески Меклера и уводят от ответственности его, Савицкую, Лайса.

Кто позволил оказаться за границей лицам, которые на самой ранней стадии уголовных дел могли быть ограничены в своих передвижениях? Почему “ученый-обнальщик” Корчевский не появился в суде? Кто и в чьих интересах воздействовал на работников следственной оперативной группы? И чем этот “кукловод” Меклер воздействовал на нашу доблестную полицию?

Мы все убедились в том, что даже в период судебного следствия, несмотря на наложенный следователем арест на предприятие, опять же по подложным документам, с подачи все того же Меклера, было произведено отчуждение имущества ТОО “Меркурий плюс” с использованием его знакомых Примич и Исабекова, оно продано с аукциона. Как могли продать имущество, которое находится под арестом? В какой стране такое возможно?

Кто такой Меклер?! Надо почитать его комментарии и интервью газете “Мегаполис”, а также интервью радио “Азаттык”. Он объявляет себя международным инвестором глобального масштаба, которому принадлежит банковская финансовая корпорация “Ювента” (корпорация в составе только двух человек!). Меклер — мошенник и аферист международного масштаба, привыкший жить за счет бюджетных средств Казахстана, кстати, бывшей своей Родины! Вообще, верхом его хамства являются высказывания в адрес Казахстана. Внимательно прочитайте его опусы. Крадет деньги и еще угрожает взысканием убытков. Стерпим?

Кто такой Меклер?! Человек, готовый пойти на самые крайние меры, вплоть до физической расправы неугодных ему лиц, для достижения своих преступных целей.

О конденсаторах

Меклер, даже находясь в Германии, диктует, пытаясь выставить всех недалекими людьми, и в наглую смеется над нами, полагая, что мы все стерпим.

Почему Меклер с упорством доказывает, что в декабре 2007 года самолетом вывезено 3.000 конденсаторов, при этом мотивируя такое количество очень большим количеством поврежденных конденсаторов.

Ответственно заявляю, такое количество не могло быть вывезено самолетом. Все подготовленные в декабре 2007 года документы на 1000 конденсаторов, соответствуют действительности. Даже невозможно теоретически представить, не говоря о практическом представлении, как можно в самолет ограниченной грузоподъемности вместить еще дополнительно 2000 конденсаторов в большом количестве контейнеров, и все еще это скрыть от таможенных служб?! А если проанализировать по весу задекларированных конденсаторов, то у г-на Меклера получается нестыковка, на что сам суд обратил внимание. И эту заведомую ложь опять пытается через представителя ТОО “Меркурий плюс” предоставить в суд Меклер.

Привожу слова Меклера, сказанные мне: “Надоели мне эти конденсаторы, закопать их, что ли, прямо здесь?”. Я об этом неоднократно говорил в ходе следствия. Неудачная шутка? Не знаю. Возможно, и закопал.

Скажите, кто так вольно может вести себя в Казахстане? Кто может выбивать баснословные суммы из бюджета на реализацию своих проектов? Причем не в одном ведомстве.

Кто может себе позволить шантажировать сенаторов? Меклер (привожу текст из его интервью радио “Азаттык”) утверждает, что “располагает сведениями о том, кто, кому и сколько передал взяток и в квартире какого казахстанского сенатора они хранились”, и обещает их обнародовать в ходе Парижского арбитража, если Казахстан не рассчитается с ним за уже оказанные услуги.

В интервью газете “Мегаполис” Меклер даже позволяет себе устанавливать новому министру охраны окружающей среды Казахстана Ашимову “время подготовиться к судебным разбирательствам”, высказывая свое намерение судиться с МООСом в международных судах. Кто он такой, который позволяет себе такие высказывания сродни угрозам?!

В этой же газете “Мегаполис”, где постоянно печатаются заказные статьи Меклера, вся его злоба и ярость направлялись и направляются до сих пор против меня, и именно через эту газету передавались угрозы в мой адрес.

Именно через эту газету он говорил, что любой ценой накажет меня. Уж не поэтому ли я нахожусь на скамье подсудимых, и гособвинителем при полном отсутствии доказательств моей вины запрашиваются 9 лет лишения свободы?! За что?! И почему? Человеку с моим здоровьем это равносильно моему физическому уничтожению!

Задав эти вопросы, я взял на себя большую ответственность за свою семью и своих близких. Угрозы Меклера в адрес моей семьи ничего не стоят.

Реальная угроза исходит от тех, кто за ним или вместе с ним. Хочу предупредить их: сегодня они обеспечивают ему так называемый бизнес, завтра у него на руках скопится достаточный компромат, а послезавтра он заставит торговать их Родиной и ее интересами.

Пример: Меклер утверждает, что я — агент финансовой полиции, и открыто в прессе заявляет о моей причастности к возбуждению уголовного дела. А это противоречит версии следствия и обвинения.

И он же, Меклер, тем самым “сдает” своих же людей, которые помогают ему в финполиции избежать всяких вопросов в свой адрес о причастности его к реализации проекта. Это верх цинизма и непорядочности!”.

Новости партнеров

Загрузка...