Ораз Жандосов: “Минимум 50% сырьевых доходов должны распределяться среди населения”

“У нас экономика очень простая и понятная. При цене нефти $60 и выше за баррель, если правительство не делает глупых вещей, девальвации не будет”

“В большинстве иерархий сверх-компетентность считается большим злом,
чем некомпетентность”.

Лоренс Питер

“От возвращения в политику никто не застрахован”, — заметил Ораз Жандосов, директор центра экономического анализа “Ракурс”, во время заседания дискуссионного клуба “АйтPARK”. “Думаю, что не работая в правительстве я принесу больше пользы”, — добавил известный финансист. В новом формате его работы тоже имеются свои трудности: “Ключевая проблема с доступностью и адекватностью статистики”.

\"\"

“К вам прислушиваются “наверху?”, — поинтересовался у гостя “АйтPARKа” Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба. “Судя по действиям – не очень прислушиваются”, — ответил Ораз Жандосов.

В силу профессиональной деятельности и карьеры гостя дискуссионного клуба, разговор неизбежно зашел о кризисе. Г-н Жандосов считает, что до августа 2007 года в Казахстане продолжался среднесрочный кризис: “вставали на путь нефтедобывающего государства”. “Наш кризис родился внутри страны, внешний кризис сработал как спусковой крючок”, — подчеркнул он. Нездоровые явления сфокусировались в двух пузырях: банковское кредитование и строительный сектор. Потом к ним добавился внешний шок в виде падения цен на нефть и металлы.

“Правительство достаточно сильно все время отстает от реальной ситуации, — акцентировал директор “Ракурса”. – Реально большие решения (например, брать деньги из Нацфонда) принимает президент. Но ему не доносили адекватную ситуацию”. “То, что у нас узко называется правительство — все понимало. Но сказать, что все будет плохо – значит подписаться, что делали не то. Думали, что рассосется. Надежда на это была, но в сентябре 2008 года цены на нефть упали”, — показал он ретроспективу.

“Наша экономика состоит из двух частей: сырьевой и несырьевой. Сырьевой сектор от дна оттолкнулся и пошел вверх. В III-ем квартале это будет более определенно”, — сообщил Ораз Жандосов. Что касается несырьевой части, то она оторвется от дна не раньше IV-го квартала. Потому что здесь сильная зависимость от банковского кредитования и ослабленность конечного спроса – он сильно упал и пока не восстановится, улучшения не пойдет.

Когда зашел разговор о БТА Банке, финансист отметил: “Я не понимаю депозиторов, которые держат деньги в банке с отрицательным капиталом”. Если ситуация в банке была такой, как ее рисуют сейчас, то смысла в него заходить государству не было. Следовало действовать по схеме “дефолт и спасение внутренних депозиторов”. “Тогда и ресурсов для помощи другим осталось бы больше”. “Разумные депозиторы, видимо, будут из БТА Банка деньги забирать”.

“Пять лет говорю о необходимости замены НДС на налог с продаж”, — подчеркнул г-н Жандосов.

Насчет ФНБ “СамрукКазына” гость “АйтPARKа” заметил следующее. Холдинг “Самрук” создавался для повышения качества управления государственных активов (корпоративное управление). “Казына” создавалась для развития несырьевого сектора экономики. В итоге ФНБ по “Самруку” состоялся где-то на 20%, а по “Казыне” эффективность составила в районе 10%. Он считает неправильной ситуацию, при которой “СамрукКазыну” отрядили на борьбу с кризисом: “Я не знаю ни одной антикризисной функции, которую нельзя было бы возложить на имеющиеся министерства и ведомства”. В итоге, ФНБ занимается кризисом и отвлекается от своих прямых обязанностей. А вообще Ораз Жандосов на месте президента распустил бы этот госхолдинг.

Экономист остается последовательным приверженцем идеи минимум 50% сырьевых доходов государства распределять среди населения. Это важно в политическом, экономическом и социальном смыслах. “Люди должны понимать, что это их деньги”, — подчеркнул г-н Жандосов. Когда человек получает 170 тыс. тенге в год и узнает, что в случае пересмотра сырьевых контрактов правительства с транснациональными нефтяными компаниями его доход увеличится до 300 тыс., “тогда тысячи людей будут ходить на митинги с требованием пересмотра контрактов”. Пока же господствует положение вещей, при котором “наше правительство создает мнение, что оно создает и раздает деньги, а не получает их в виде налогов”.

“Имеются сектора, где есть смысл присутствовать государству (железная дорога, нефтедобыча), но большинство таких, где ему нет смысла находиться”, — концептуально обозначил экономический формат гость дискуссионного клуба. В силу маленькой экономики (по меркам экономистов страна с населением в 16 млн. считается маленькой) “есть обреченность на участие в международной торговле”. Ораз Жандосов за общий рынок с Россией в формате Таможенного союза, но “мы должны быть уверены, что наши предприятия будут чувствовать себя хорошо”. Пока же по Таможенному союзу “политическое решение есть, а проработки практических вопросов нет”.

“Любой внутренний долг лучше внешнего. Внешний выводит ресурсы из страны”, — отметил финансист. В качестве положительного примера он привел Японию, которая должна сама себе. Правда, для этого требуется высокий уровень сбережений населения: “Почему у нас низкий уровень сбережений? Это фундаментальный вопрос, которым не занимается правительство”. В адрес правительства из ответов гостя “АйтPARKа” вообще прозвучало много нелестного. Начиная с того, что в нем мало хороших экономистов и заканчивая любовью к всевозможным “фишкам” вроде СПК (социально-предпринимательские корпорации), смысл и польза которых сомнительны.

“У нас экономика очень простая и понятная. При цене нефти $60 и выше за баррель, если правительство не делает глупых вещей, девальвации не будет. Если $40 за баррель более трех месяцев – будет девальвация”, — обратил внимание г-н Жандосов. Чтобы находиться в курсе ситуации достаточно следить за несколькими принципиальными показателями: цена на нефть, дефицит бюджета, состояние золотовалютных резервов.

Заседание дискуссионного клуба проходило до того момента, как топ-чиновники вроде Маулена Ашимбаева стали делать заявления, что в Ак Орде вопрос о пожизненном президентстве не стоит. Поэтому у Ораза Жандосова поинтересовались, как ему эта идея. “По содержанию это наименьшая вещь, которая нужна стране, а по форме – глупость”, — определил он свое отношение.

На традиционный вопрос, что для гостя “АйтPARKа” “Имя Казахстан”, г-н Жандосов ответил: “Нет у меня такого. Да и имя “Казахстан” не очень нравится”.

Новости партнеров

Загрузка...