«Казахстан по-прежнему относится к числу наиболее русифицированных стран СНГ». «Казахстан может прийти к «марионеточному режиму», когда транснациональные компании и банки начнут диктовать условия правительству»

Сетевой Казахстан. 28 сентября 2009г.

CAMONITOR.COM. Алан БЕКЕТОВ в публикации “Вы куда лезете? Мы знаем, чем занимается Банк развития. И что?” приводит отрывок из разговора с депутатом:

“Вот так, без обиняков нам заявил народный избранник в телефонном разговоре: Депутат: — Вы куда лезете? Нет, вы куда лезете? Что вы хотите – чтобы мировое соглашение Банка развития и газеты “Время” было расторгнуто? Вы этого хотите? Я получил ваше письмо, от меня то, что вы хотите?

Журналист: — Мы хотим, чтобы вы, как принципиальный депутат, разобрались с ситуацией и обратились с соответствующими депутатскими запросами, куда надо…

Депутат: — А зачем вам это надо, вы кто такие? Что вы о себе возомнили?

Журналист: — Мы просто хотим узнать, чем на самом деле занимается Банк развития…

Депутат: — Мы знаем, чем занимается Банк развития. И что?

Журналист: — Ну, вы же депутат, народный избранник, значит, вас должна волновать судьба бюджетных средств, на целевые ли они проекты расходуются или нет…

Депутат: — Ну, а от меня то, что вы хотите?..

Напомним, что 3 сентября мы обратились, на наш взгляд, к наиболее “заметным” депутатам с просьбой взять на контроль вопрос о возможном нецелевом использовании кредитов, выданных БРК…

Да, мы наивно полагали, что, бросив клич – “Просим Вас, как принципиального депутата разобраться в ситуации с кредитами, выдаваемыми Банком развития Казахстана, а обращались мы к мажилисменам Клебановой, Итегулову, Котовичу, Нехорошеву, Боброву, Дьяченко, Жамалову и сенатору Касымову, непременно получим быстрое реагирование хотя бы одного из когорты “заметных”. Как вы видите, реагирование было бурным, если не сказать шокирующим. Единственное, что мы не успели спросить у экспрессивного депутата, говоря “мы” народный избранник имел в виду только себя или говорил от имени “заметных”?”.

RESPUBLIKA-KZ.INFO. Сергей ДУВАНОВ в статье “Есергепова проглотили и “Республику” проглотят?” отмечает: “То, что с “Республикой” власти будут что-то делать, было ясно давно. Она не просто оппозиционная газета — по значимости в общественной жизни, по влиятельности и авторитетности она давно уже стала субъектом политического поля, переросла рамки СМИ и превратилась в центр идеологического и информационного противостояния нынешнему политическому режиму. Такого власти, конечно же, не могли позволить…

Учитывая, что в Казахстане понятие “национальная безопасность” давно уже трансформировалось в понятие “безопасность Назарбаева”, аббревиатуру КНБ давно нужно расшифровывать как Комитет Назарбаевской Безопасности.

Сегодня для Назарбаева нет более серьезной опасности, чем политические оппоненты. Соответственно, все, что связано с оппозицией, которая претендует на власть, и все, что имеет отношение к деятельности независимых СМИ, критикующих власть и лично президента, находится в центре внимания Комитета”.

Нурахмет КЕНЖЕЕВ в публикации “Ризоев решил вернуться, опасаясь за семью?” сообщает: “Задержанный на Украине по делу БТА Банка Рифат Ризоев в субботу экстрадирован в Казахстан, сообщил московской редакции “Республики” источник в прокуратуре. Причины, по которым Ризоев отказался от политического убежища в Украине, получить которое должен был уже в конце октября, не оглашаются, но, по словам источника, “первая его семья осталась в Казахстане, так что выводы делайте сами”…

Кстати, эксперты обращают внимание еще на один факт: возможно, правоохранительные органы Казахстана так стремились получить Ризоева, что даже пообещали ему статус свидетеля, не из-за “дела БТА Банка”, а из-за… “дела Джакишева”. Именно Ризоева упоминала на своих обвинительных пресс-конференциях Татьяна Квятковская. Если это так, то от Ризоева будут требовать нужные показания еще и на арестованного президента “Казатомпрома””.

Татьяна ПАНЧЕНКО, Татьяна ТРУБАЧЕВА в репортаже ““Ручные” политологи – часы без стрелок” пишут: “Проблемы политологии как науки, и политологов как ученых обсудили на прошедшем в Алматы II Конгрессе политологов Казахстана. Законодатели казахстанской политологической мысли пытались разобраться в том, что мешает развитию независимой точки зрения и как рождаются идеи, подобно предложению о пожизненном президентстве…

Подводя итоги грандиозной работы конгресса на заключительном заседании, собравшиеся сошлись на том, что политологи должны взять пример с врачей: очистить свои ряды от дилетантов и “дутых” кандидатов и докторов наук, принять свою клятву Гиппократа — Кодекс этики политологов, и заниматься делом: “ставить диагноз” и “лечить” политику, а не прислуживать ей”.

AZATTYQ.ORG. Алия АХМЕДИЕВА в материале “Рабочие сахарного завода в Карабулаке протестуют против увольнений” сообщает: “Перед зданием завода состоялся пикет. Рабочие требовали прекратить увольнения и сокращения. Представитель предприятия сказал, что связи с сезонным характером работы завода, все его рабочие являются временными.

Председатель независимой профсоюзной организации “Мушилик” Райхан Доскужанова уверена: администрация завода расправляется с неугодными людьми”.

Алма АБДИРОВА рассказывает “Историю казахов, переехавших в город в поисках работы, но оказавшихся на улице”.

Все чаще в Актобе стали переезжать жители сел. Героини нашего материала переехали в поисках работы, лучшей жизни. Маргиналы испытывают трудности, но при этом держатся и цепляются за последнюю надежду”.

TIME.KZ. Почему тормозится процесс объединения оппозиционных сил в Казахстане? Есть ли у партии власти конкуренция? На какие деньги живет оппозиция? На эти и другие вопросы читателей газеты отвечает генеральный секретарь ДПК “Азат” Тулеген ЖУКЕЕВ – “Наша партия готова к любым дискуссиям”.

“- Лидеры партии “Азат” постоянно называют руководителей ОСДП своими союзниками. Партия “Алга!” вам тоже близка по духу? Что мешает объединению ваших партий? Вождистские амбиции?

— Объективно ничего не мешает. И перспективы объединения партии “Азат” и ОСДП выглядят вполне реалистичными. Надеюсь, мы придем к позитивному решению. С “Алгой” несколько сложнее. Но и эту партию я не считаю конкурентом. Мы не являемся идейными антагонистами. Думаю, что мы — естественные союзники, особенно учитывая общую политическую родословную. Из этого вытекает, что нам просто предопределено тесно сблизиться. Просто есть несколько разное понимание текущих событий и тактики достижения нашей общей цели. Есть и проблема доверия, поскольку у некоторых руководителей партий — свои “скелеты в шкафу”. Но надо избавиться от всего наносного и объединиться”.

Надежда ПЛЯСКИНА беседует с Тамарой КАЛЕЕВОЙ — “Бюрократ диктует в номер”.

“- Как часто журналисты обращаются к вам с жалобами на воспрепятствование их профессиональной деятельности?

Ежегодно мы фиксируем более тысячи таких случаев. Причем это только верхушка айсберга, на самом деле их гораздо больше. В итоге страдает все общество, не получающее нужной ему информации. Поводов для отказа чиновники изобретают множество. Порой это выглядит просто анекдотично. Например, корреспондент южно-казахстанской газеты “Замана” обратилась к замдиректора одного из предприятий с просьбой рассказать о деятельности завода, однако тот отказался отвечать на вопросы, заявив: “Про наше учреждение писать нельзя! Пишите про меня! Что я, сидя в кресле как тыква, отказался дать информацию”. Особенно тяжело получить негативную информацию. Ее не дают под любыми предлогами: объявляя государственной, коммерческой или еще какой-либо тайной. Чиновники почему-то считают, что эта информация принадлежит исключительно их ведомству. И никакой управы на них нет, потому что в наших законах нигде не сформулировано понятие “общественно важная информация”. Почему-то Закон “О СМИ” чиновники воспринимают как документ, существующий только для журналистов. То есть у корреспондента есть право, но оно не порождает обязанность чиновника. В этом краеугольный камень проблемы. За отказ в предоставлении информации госмужи практически не несут ответственности. Гораздо чаще страдают сами журналисты”.

DN.KZ в редакторской статье “Разбитое корыто на нефтяном берегу. 110-летию казахстанской нефти и очередному нефтяному форуму посвящается” замечает: “В этом году Казахстан отмечает 110-летие с начала добычи черного золота на наших просторах, особенно широкий размах получила очередная нефтяная неделя в Астане, но на этом фоне тот факт, что гордиться нам нечем, только еще более очевиден. Нет, это вовсе не означает, что наша экономика не базируется на нефтедобыче (потому что она крепко сидит на ней), это означает, что с того времени, когда на колониальной окраине начал бить первый нефтяной фонтан, открытый иностранцами для пополнения своих карманов, почти ничего не изменилось. Львиная доля доходов от добычи идет за рубеж, а страна осталась технически на том же уровне, на который ее подняли наполеоновские планы большевиков, которые не только устраивали жуткие репрессии против целых народов, но и что-то строили. Наши нынешние власти за 18 лет так фактически ничего не построили нового в нефтянке. Так что юбиляр в лучшем случае в коме — жидкости ему гоняют, а работы с его стороны (ведь добывающая промышленность должна подстегивать остальные производительные силы), не говоря уже о росте и развитии, — нет”.

MEGAPOLIS.KZ. Айгуль ТУЛЕМБАЕВА, доктор экономических наук, профессор, в статье ““За” и “против” заграничных умов” отмечает: “Инновационная индустриализация страны невозможна без наличия большого количества высококвалифицированных специалистов, которых сейчас остро не хватает во многих сферах. Научно-технический прогресс стремительно развивается, а отечественный человеческий капитал за ним никак не успевает. Вот и приходится привлекать иностранную высококвалифицированную рабочую силу, которая, по всей видимости, и будет внедрять инновации в индустрию нашей страны. Ведь теперь будет либерализована процедура привлечения высококвалифицированных иностранных специалистов, которые и раньше себя вольготно чувствовали в казахстанских степях, а теперь будут ощущать себя просто хозяевами положения.

Причём многие из них приезжают исключительно для консультаций, и это вполне понятно. “В родном отечестве пророка нет”, как нет хороших консультантов, ученых, профессоров. Это народная мудрость, которая у нас иногда принимает просто гипертрофированные формы. Например, иностранный профессор, приезжая читать лекции в казахстанский вуз, за один день зарабатывает столько же, сколько отечественный профессор получает за месяц работы. Толку от иностранных лекций, конечно, практически никакого, но зато мы открываемся глобальному миру и постепенно теряем свою идентичность”.

Сергей ТУНИК в обзоре “Люди против денег” пишет: “Кто сильно изумил на неделе, так это опять премьер-министр. Г-н Масимов заявил, что правительство разрабатывает новую концепцию деятельности Фонда стрессовых активов. Карим Кажимканович, да у него и старой-то не было – именно поэтому фонд так и не заработал! Или вы забыли, что этому проекту скоро год стукнет, а деньги, выделенные для него, до сих пор не востребованы?

Кстати, о деньгах. За 8 месяцев уходящего года наши банки заработали чистого убытка на два с половиной триллиона тенге. Что дало повод главе правительства сделать два заявления. Первое: “Государство больше и жёстче должно регулировать банковский сектор”. Второе: “Иностранные компании, которые работают на территории Казахстана, должны часть своих ресурсов держать в казахстанских банках”. Оба тезиса г-н Масимов уже озвучивал. Но второй получил вполне ожидаемое продолжение: необязательно это должны быть чисто отечественные банки. Это могут быть и зарубежные, “имеющие свои представительства в республике”. Уф-ф-ф…

Понятно же, что иностранцы не питают никаких надежд на наши кредитные институты, отдельные из которых так запятнали свою репутацию, что и дустом её не реанимировать. Зря, что ли, иные банкиры со своими банковскими тайнами в бега подались? Ключ к этим тайнам – как в сказке – в яйце. Яйцо – в утке. Утка – в зайце. Заяц – в сундуке. Сундук – за границей. Так что чёрта с два до этого яйца доберёшься!”.

BETTER.KZ. Сергей АБАКШИН в материале “Метаморфозы заработной платы” замечает: “Заработные платы в Казахстане нельзя определить одним словом: большие, маленькие или средние. Они разные. От нищенских до астрономических и от честных до незаслуженных. Еще они бывают “белые”, “черные” и “серые”. Зарплаты в государственном секторе, квазигосударственном и частном сильно непохожи друг на друга и сами на себя. При этом пока не видно их прихода к общему знаменателю…

Чиновники, полицейские, офицеры армии, таможенники, представители судебной системы в Казахстане – это низкооплачиваемые категории работников. И если они питаются в дорогих ресторанах, ездят на роскошных автомобилях или носят модные драгоценности – это результат коррупции. Чиновник средней руки, живущий на одну зарплату, даже свою семью может содержать только впроголодь”.

SPIK.KZ. Меирхан АКШОЛАКОВ в статье “Реактор запустят в 2016-м?” сообщает: “Точка в вопросе о сроках строительства первой атомной электростанции, похоже, поставлена: на четвертом Евразийском энергетическом форуме в Астане в конце прошлой недели сначала министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев, а затем вице-президент \»Казатомпрома\» Сергей Яшин подтвердили — АЭС в Казахстане будет построена до 2020 года. При этом последний заметил, что первый блок актауского реактора планируется запустить уже в 2016-м году…

Относительно \»чистоты\» АЭС есть свое мнение у лидера общественного движения \»Невада-Семипалатинск\» Олжаса Сулейменова, который в середине нынешнего сентября на VII Международной конференции по ядерной и радиационной физике в Алматы призвал Казахстан не торопиться со строительством АЭС. По его мнению, стране следует модернизировать тепловые мощности, работающие на угле, на предмет снижения вредных выбросов. И ждать, когда ядерные технологии станут безотходными”.

INOSMIKZ.COM. Марал САЛЫКЖАНОВ в материале “Казахстан как самая благоприятная для самоутверждения корейцев в политике и бизнесе страна за пределами Корейского полуострова” замечает: “Казахстан определенно не относится к числу стран, где находятся крупнейшие диаспоры корейцев. Но, тем не менее, наша страна однозначно может восприниматься как такое государство, где представители корейского национального меньшинства добились и добиваются самых выдающихся успехов — как в политике, так и в бизнесе. В этом смысле в один ряд с Казахстаном может быть поставлена лишь Япония.

И тут, и там в верхнюю палату парламента страны избран в качестве сенатора представитель корейской диаспоры. Здесь у нас это – Юрий Цхай. А в Японии – Кун Хаку Шин или, по-японски, Шинкун Хаку.

В 2006 году, по данным, опубликованным южно-корейскими англоязычными сайтами, и в Казахстане, и в Японии самым богатым человеком стали корейцы. Здесь у нас это – глава “Казахмыса” Владимир Ким. А в Японии – генеральный директор “Водафона” Сон Чонгуй или, по-японски, Масайоси Сон.

В общем, Казахстану, наряду с Японией должна принадлежать пальма первенства как стране, где имеются наиболее благоприятные условия для самоутверждения лиц корейской национальности в политике и бизнесе”.

AND.KZ. Елена ДМИТРИЕВА в публикации “Зона высокого давления” пишет: “Существование национальной бизнес-среды поставлено под сомнение. Эксперты опасаются экспансии иностранных игроков и вымывания из страны “человеческого капитала”.

По мнению управляющего партнера компании ICC Business Advisors Мухтара Мусабетова, причина неконкурентоспособности казахстанского бизнеса в том, что он фундаментально не выстроен. “Местные компании выдавливают с рынка, пользуясь их неприспособленностью и “розовыми” представлениями о бизнесе. Сегодня 99% компаний не имеют реального стратегического плана, они руководствуются краткосрочными выгодами”, – высказал “&” свою точку зрения г-н Мусабетов. Купить компанию за одну цену и продать вдвое дороже – это торговый подход, который неприемлем при ведении долгосрочного бизнеса, уверен он.

“В Казахстане не действуют механизмы защиты отечественного производителя. Вступление в ВТО и принятие минимальных таможенных пошлин откроет границы для любых товаров. Для такой малонаселенной страны, как наша, это фактически означает прекращение своего экономического существования”, – убежден г-н Мусабетов. В частности, казахстанским предпринимателям невыгодно производить текстильную продукцию, говорит он, поскольку из-за отсутствия барьеров китайские производители “задушили” эту отрасль, причем даже не заходя на рынок. Г-н Мусабетов опасается, что в недалеком будущем Казахстан может прийти к “марионеточному режиму”, когда транснациональные компании и банки начнут диктовать условия правительству”.

STOLETIE.RU. Александр ШУСТОВ в статье “Как это будет по-казахски?” пишет: “Несмотря на все усилия по расширению ареала использования казахского языка, Казахстан по-прежнему относится к числу наиболее русифицированных стран СНГ. Как показало исследование фонда “Наследие Евразии”, посвященное положению русского языка в республиках бывшего СССР, Казахстан наряду с Украиной и Белоруссией относится к тем странам, в которых положение русского языка в ближайшей перспективе не вызывает серьезных опасений. В отличие от соседних республик Средней Азии, где сужение сферы применения русского языка в значительной мере связано с массовым оттоком русскоязычного населения и особенно преподавательских кадров, в Казахстане применение русского языка до сих пор остается повсеместным”.

Новости партнеров

Загрузка...