Почва, на которой произрастает идея пожизненного президентства

За 18 лет после 1991 г. многое изменилось, много воды утекло. Инициатива о пожизненном президенте возникла не на пустом месте. В 1990 г., когда президент избирался Верховным Советом КазССР 12-го созыва, из уст одного из депутатов прозвучало: “Пусть лучше дети играют не в президентов, а в бизнесменов”. Почти через 14 лет Ермухаметом Ертысбаевым было сказано, что имя Назарбаева есть политический ресурс для победы “партии власти”. Не забудем, время от времени звучавшие от деятелей культуры и искусства сравнение Президента с великими политиками и государственными деятелями прошлого.

Профессор-историк Закратдин Байдосов и поддержавшая его директор школы Юлия Савченко только огласили вызревшую в “верхах” идею. Вряд ли будут наивные люди, которые вообразят, что в церемониале встречи Президента в Актобе появился несогласованный с местным акиматом штрих. И, несомненно, местный акимат не позволил бы профессору Байдосову озвучить такую инициативу без оглядки и согласования с Астаной. Ну что ж, первый сказавший будет первым, второй будет малозаметен в тени первого. Почти 50 лет назад Юрий Гагарин первым из человечества прорвался в космос, не менее достойному Герману Титову досталась роль второго космонавта Земли. В том памятном 1961 году существовала Казахская ССР в составе СССР. В 1978 г. была принята новая Конституция КазССР – образец и подобие “брежневской” Конституции 1977г., Конституции развитого социализма. В этом Основном Законе было заявлено о “социалистическом общенародном государстве”, покончив с прежней риторикой о “государстве диктатуры пролетариата”. Символическое первенство рабочего класса (“диктатура”) сузилось до слов о его ведущей роли в общественно-политической жизни державы. Название “Казахская ССР” никого не волновало в силу своей формальности и условности.

Ситуация изменилась к началу 1990-х гг.. Название “Республика Казахстан” воспринималось спокойно, а название “Казахская Республика” в первом опубликованном проекте Конституции 1995 г. вызвало понятно чьи протесты. На референдуме 30 августа 1995 г. проект Конституции был представлен с сохранением установленного в декабре 1991 г. названия — Республика Казахстан.

В 1990 г. сохранялись сильные институты, правда, во многом принадлежавшие уходящей эпохе: партийные органы, профсоюзы, и, главное, трудовые коллективы крупных предприятий. Установление президентства на первых порах встретило, мягко говоря, настороженность коллективов крупных промышленных предприятий. Эти факты привел Е. Ертысбаев в монографии “Генезис выборной демократии в современном Казахстане: проблемы и перспективы. 1990-2000” на стр.166-167.

Многое изменилось с активизацией национал-патриотического движения. Нурсултан Абишевич Назарбаев встал над схваткой. Пытавшееся противостоять “Азату” интердвижение “Единство” было еще более слабым, малочисленным и недолговечным. Заступника и арбитра и те и другие искали и нашли в Нурсултане Назарбаеве. Русскоязычные в большинстве своем коллективы крупных промышленных предприятий поменяли позицию, перейдя к поддержке Президента. Источник статьи ныне действующей Конституции о главе государства, как стоящем над ветвями власти, гаранте Конституции, прав и свобод находится в политической практике прошлых лет. Правда, где теперь прежний состав этих коллективов и где те депутаты, в основном казахской национальности? Скажу кратко: почти все из нынешних политических оппонентов Президента приложили немало усилий по созданию президентской власти. Наиболее поворотные моменты: активное участие Заманбека Нуркадилова в т.н. самороспуске Верховного Совета 12-го созыва (декабрь 1993г.), роль Акежана Кажегельдина в роспуске последующего Верховного Совета 13-го созыва в марте 1995 г. Список имен будет включать почти всех лиц из руководителей оппозиции.

Стратегический просчет всех этих лиц объясняется тем, что все они были управленцами, а не политиками. И непонятно чему они научились кроме слов, подготовленных штатными аналитиками. Как сказал один бывший депутат бывших Верховных Советов: “Мы были перед Президентом как первокурсники перед пятикурсником”. Более важное обстоятельство – это крах институтов прежней общественно-политической системы. Но в отличие от постсоциалистических стран Центральной и Восточной Европы, в Казахстане на развалинах не созрели такие институты новой политической системы как сильные партии, политические движения, эффективное по результатам местное самоуправление.

В этих условиях исполнительная власть без особых затруднений устранила два последних Верховных Совета. Впрочем, уже в январе 1992 г. была построена вертикаль назначаемых “сверху” глав местных администраций. Конституция Республики Казахстан 1995 г. ограничила полномочия законодательного органа. Однако политики из исполнительной ветви власти не могли спать спокойно. Конфликт с Кажегельдиным скрытно назревал в 1996-1997 гг. Государственному секретарю А. Есимову Указом главы государства были приданы полномочия “второго премьера”. Осложнение отношений госсекретаря с руководителем Администрации Президента привели к разведению их полномочий в том же 1996 г. В качестве нового противовеса премьер-министру было создано Агентство по стратегическим ресурсам, во главе со вчерашним протеже Кажегельдина Галымжаном Жакияновым. После отставки премьера, нужда в сем агентстве отпала и оно подверглось упразднению.

Президент всегда оставался и остается над схваткой. Очевидной была необходимость создания политических институтов. Что выражалось в образовании пропрезидентских партий, упоминаемых в политической истории Казахстана. Все же партия “Нур Отан” смогла действовать как достаточно заметный институт только благодаря имени Назарбаева.

Итак, на фоне слабости политических институтов личность главы государства стала самодостаточным политическим ресурсом. Назарбаев стал человеком, деятельность которого восполняет нехватку одних институтов, неэффективность других. Что позволяет одним подвергать его деятельность критике, другим изощряться в дифирамбах и лести. Но ни те, ни другие не докапываются до сути произошедшего. Международный опыт дает полезные аналогии. В недавнем прошлом, личность Иосипа Броз Тито была скрепой социалистической Югославии. После его смерти югославы не нашли политика, избираемого на 4-5 лет на должность председателя Союза коммунистов и президента Социалистической Федеративной Республики Югославии. По очереди ежегодно на эти посты избирались представители шести республик. Между прочим, маршал Тито как-то был избран председателем Союза коммунистов Югославии без ограничения срока. Своего рода вариант пожизненного лидерства. Югославы не видели альтернативы. Лидеры шести республик не могли бы смириться с тем, что кто-то стал первее. Титовская Югославия была вторым изданием Югославии. Первой была — Королевство Югославия. Третьей – Югославия Милошевича. Примечательно, что есть сторонники “четвертого издания” Югославии. Второе издание Югославии имело одну причину крушения – нерешенность межнациональных проблем. В мировой истории были кроме Югославии, держава Александра Македонского, государство Тимура, не пережившие своих основателей. Впрочем, был Ататюрк –основатель существующей Турецкой республики.

В научном обороте существуют слова “ельцинская Россия”, “путинская Россия”. Особенности власти и политического курса при одной и той же Конституции отражены в этих словах. Югославия времен Тито пережила смену Конституций, сохранив существенные черты при этих переменах. Встречается выражение “Блэровская Британия” при анализе перемен в политике Британии при Тони Блэре. Примечательно, что имеется негласное табу на слова “Назарбаевский Казахстан”. Хотя это обстоятельство не мешает пению дифирамбов. Когда некто умиленно говорит, что за рубежом больше известно имя Назарбаева, чем страна Казахстан, то вольно или невольно возвеличивает имя главы государства, принижая государство. Льстец найдет в сердце уголок, перечисляя роль Президента в создании Казахстана. Но постараемся не допускать перегибы.

За 20 лет произошла неописанная учеными эволюция от КазССР в составе СССР к Казахстану времени Назарбаева. Как уже сказано, сила Назарбаева в умении стоять над схваткой. Стать центром, к которому обращаются противоборствующие стороны, а вскоре принять решение. Пусть не в пользу одного из противников. Начало всему было положено его позицией в межэтнических отношениях. Стоять над национальностями, несколько давая уклон в сторону одной – это отмечалось в политике хорвата Тито, при котором первой была Сербия. Казах Назарбаев не делает предпочтения “нашим сербам”. Но и национал-патриоты не во всем довольны.

Ситуация вынужденная, во многом объяснимая из краха прежней советской модели национально-государственного устройства. Сталин начал собирание Советского Союза в период предсмертной болезни Ленина. Т.н. нации имели государственность в статусе союзной республики, народности имели автономную республику, либо автономную область; малочисленные коренные народности – автономные округа. Впрочем, в ряде случаев могли и не получить никакой автономии как ногайцы или не просить её вообще как вепсы Вологодской и Ленинградской областей. Разумеется, пришлые т.н. национальные группы, имевшие историческую Родину в других странах, например, курды, ассирийцы, цыгане, не претендовали на автономии. В годы войны были ликвидированы ряд автономий репрессированных народов, затем после 1956 г. они были восстановлены, за исключением автономии немцев Поволжья. Назарбаев искал выход из противоречий, приведших к коллапсу СССР: стагнация экономики, неверие в единую идеологию, противоборство центра и местных элит, бездействие политических институтов. Если нет сильных институтов, тогда их функции приходится выполнять лидеру. Личность Первого Президента неординарна по своей исторической роли. И критика и хор критиков неизбежны.

Лучший выход никем не был предложен. С точки зрения преемничества нонсенсом выглядело противостояние партии “Отан” и партии “Асар”. Усугубил ситуацию Рахат Алиев. Личностное умение быть лидером “над схваткой” нельзя передать “по наследству” и почти невозможно этому обучить. Любителям сравнений напомню, что Индира Ганди не была “над схваткой”. Также как и Ильхам Алиев, она была во главе партии и сторонников. У нас же надо быть над политической битвой. Круг замыкается и появляется идея пожизненного президентства. Хотя не исключено время от времени возвращение темы преемничества. И пусть не удивляются некоторые читатели, кризис идеи преемничества обращает нас к общеизвестной мысли, что созидание государства – это дело граждан государства.

На протяжении нескольких веков происходило переформатирование т.н. национальностей. В царское время старовер не считался русским, хотя его родным языком был русский. Не считался, поскольку не был православным. Узбеки нынешнего Узбекистана созданы по лекалам 1920-х гг., когда в 1924-1925 гг. несколько народностей было объединено под именем “узбеки”, ранее принадлежавшее потомкам кочевников, ушедших в начале XVI века с территории современного Казахстана. Казах того же XVI века не увидел бы в нынешних своих потомках основного признака – кочевничества.

Между прочим, среди включенных при Сталине в состав узбеков народов были чагатаи. Имя существовавшего Улуса Чагатая – одного из сыновей Чингис-хана закрепилось в названии этой народности. Название по имени предводителя и командира живо еще в нашей памяти. Чапаевцы, азинцы, панфиловцы… Государства тоже носили имена основателей: Караханидов, Сельджуков. Одно из названий Золотой Орды было Улус Батыя, Улус Берке.

Если бы столетия назад, когда не было глобализации и не была бы столь злободневной необходимость в эффективных институтах, то… Дадим волю воображению. Некогда слились тюрки и монголы в чагатайской и ногайской народностях. И не только в них. В условиях слабости ряда институтов, кто-нибудь заговорил бы о государстве Назарбаева и, может быть, назарбаевской народности (Ну, конечно, это из области политфантастики!).

Мы просто не видим ресурсов, которые под носом, чтобы создать нацию в полном смысле слова – не только людей, но и комплекс функционирующих институтов общества и государства. Но это отдельная большая тема. Пока что видим противоречия и проблемы при порядке, когда личности приходится восполнять слабость институтов. Проявления её зримы невооруженным глазом. Об этом, правда, без упоминания сущности, написал Сергей Абакшин: следует “ручное управление” вместо правил игры, в итоге появляются “обиженные”. Он также отмечает, что вместо “контроля над экономикой” необходимо “развитие экономики” /Сергей Абакшин. Народ и политика в Казахстане. www.better.kz/. Добавим, контроль над экономикой вплоть до создания банкиров и не только их, которых через несколько лет надо отводить в суд.

Новости партнеров

Загрузка...