Где границы частной жизни?

Под дополнительными мерами и усилением ответственности за разглашение сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни правительство подразумевает лишение свободы сроком на пять лет

“С человеком происходит то же, что и с деревом.
Чем больше стремится он вверх, к свету,
тем глубже уходят корни его в землю, вниз,
в мрак и глубину – ко злу”.

Фридрих Ницше

История, произошедшая с известным ученым, профессором Михаилом Супруном, всколыхнула российскую общественность. Потомки одного из фигурантов его еще не изданной книги о репрессиях в годы Великой Отечественной войны подали на него в суд: ученый якобы, не испросив их согласия, упомянул имя их прародителя, тем самым покусился на неприкосновенность частной жизни их семьи.

Поскольку Супрун работал и с немецкой стороной, его коллеги из Германии в шоке, они поражены действиями чиновников в отношении исследовательской деятельности Супруна.

Российское следствие настаивает: есть порядок работы с архивами, а Супрун нарушил этот порядок, можно работать с документами, но только обезличить лица, персонально упоминать никого нельзя. “Но какая история без лиц? В годы войны, одни были героями, другие – полицаями”, недоумевает адвокат ученого-историка. Архивисты страны напуганы прецедентом Супруна.

Однако какой исход ни получило бы дело, инкриминируемая ученому статья, согласно российскому законодательству, не предполагает тюремного заключения Супруна.

В Казахстане же, в недалеком будущем любой ученый, журналист или писатель за подобные действия может схлопотать пять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Наше отечественное правительство инициировало еще один законопроект, с точки зрения журналистских сообществ, антидемократичный по своей сущности.

Во вторник, 27 октября, комитет по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса парламента, который возглавляет депутат Рахмет Мукашев, счел нужным отправить на рассмотрение пленарного заседания нижней палаты парламента законопроект \»О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни\». Члены его комитета единогласно проголосовали за принятие законопроекта.

В заключении комитета говорится, что поправки предусматривают принятие государством дополнительных мер по защите конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Под дополнительными мерами и усилением ответственности за разглашение сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни правительство подразумевает лишение свободы сроком на пять лет.

Депутаты согласились с этим.

Это единственный законопроект, когда у членов комитета мажилиса нет вопросов. Принятие поправок, направленных на реализацию статьи 18 Конституции Республики Казахстана, будет иметь огромное значение, — заявил Рахмет Мукашев.

\"\"

Как откровенно признался нашей интернет-газете депутат и член комитета нижней палаты парламента Рамазан Сарпеков, процесс работы над законопроектом о неприкосновенности на частную жизнь носит плавный характер, идея о нем витала в умах правительственных чиновников и депутатов еще три-четыре года назад, реальные очертания она стала приобретать год назад – именно столько времени документ находится в мажилисе. К работе над ним были подключены представители министерства юстиции, генеральной прокуратуры, КНБ, МВД, финансовой полиции.

Прошу не путать. Мы пока одобрили только концепцию законопроекта, постатейное обсуждение еще предстоит на пленарном заседании сначала в мажилисе, потом в сенате, — объясняет процедуру принятия документа Рамазан Сарпеков.

По мнению депутата, почему он, как гражданин и публичное лицо, не может подать в суд и не потребовать ответственности, скажем, от журналиста или издания, если СМИ без его согласия предало огласке какие-либо сведения, составляющие тайну его частной жизни или факты, которые он не хотел бы разглашать. В таких случаях, уточнил он, в два раза увеличивается размер штрафа. О возможности лишения свободы он предпочел пока не распространяться. Сказал лишь, что никаких поправок в действующий закон о СМИ не будет внесено.

К сожалению, к предварительному обсуждению концепции законопроекта не были привлечены представители журналистского сообщества. Впрочем, удивляться не приходится: так случилось и при принятии закона об интернете, о СМИ вспомнили, когда законопроект уже был одобрен профильным комитетом мажилиса.

Между тем, если в недавнем прошлом в общественном сознании главным нарушителем частной жизни воспринималось государство, то теперь в большей степени пальму первенства перехватывают именно СМИ. И наверняка пришло время поразмышлять, а как же соотносятся категории \»частная жизнь\», \»право на частную жизнь\» с деятельностью того общественного или государственного института, который называется средствами массовой информации, что является информационной составляющей этой частной жизни?

Согласитесь, информация о частной жизни общественных деятелей, политиков, представителей власти — это лакомая пища для всех СМИ, особенно с оттенком желтизны, особенно во время выборов. Поэтому желание питаться такой пищей, вряд ли может быть предосудительно. Единственно вопрос в том, где пределы наших возможностей воздействия на ситуацию, где границы между частной и личной жизнью? Ведь практически невозможно добиться того, чтобы частная жизнь была стопроцентно неприкосновенна. И не только со стороны государства, но и со стороны средств массовой информации.

Я не случайно привела выше пример с российским ученым. Если пойти по аналогии с ситуацией вокруг Михаила Супруна, то к уголовной ответственности следует привлечь всех историков, писателей, журналистов, исследующих жизни замечательных людей, в том числе президентов. Ведь они, сообразуясь с принципами исторической достоверности, вытаскивают в свет не только подробности их государственных деяний, но и частной и личной жизни, их привычки и капризы.

В любом случае, законопроект о неприкосновенности частной жизни, ныне обсуждаемый в казахстанском парламенте, есть важный повод для дискуссий: либо законодательство вступает в конфликт с историко-архивными интересами и интересами СМИ, либо мы, историки и журналисты, не всегда правильно понимаем законы страны.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...