Многодонный кризис

Как только экономика страны пытается оттолкнуться от дна, оказывается, что это дно не последнее

“Без конца нельзя прятать концы в воду”

Тасбай Симамбаев

Внешние условия для казахстанской экономики на 2009-ый год ожидались хуже, а рост ВВП планировался больший. В итоге, ситуация на мировом рынке для основных экспортных товаров Казахстана получилась лучше, а рост ниже. Экономист Ораз Жандосов, в этой связи, ставил перед участниками National Busines Forum / осень 2009 вопрос: “Почему так получилось?”.

Относительная слабость разговоров на NBF по предмету “давайте возьмем деньги из Нацфонда” привела ряд авторитетных участников мероприятия к выводу, что денег там уже нет. Формально они есть, но в акциях и ценных бумагах, которые за последние годы кардинально обесценились. Возможно, что и поэтому представители государства акцентировали внимание на нефинансовых инструментах поддержки.

Из более чем 1000 разрешительных процедур, действующих в экономике республике на сегодняшний день, 348 признаны подлежащими ликвидации уже на первом этапе. Потом, по словам вице-премьера Серика Ахметова (курирует государственно-частное партнерство), будет определен исчерпывающий перечень разрешительных процедур, а все остальные прекратят свое существование.

В рамках “Дорожной карты” создано 400 тыс. новых рабочих мест. Марат Каирленов из Zertteu DC Group, в этой связи, сообщил, что стоимость создания одного рабочего места в рамках “Карты” составляет $2,5 тыс. Тогда как в 33-х правительственных инвестиционных проектах, этот же показатель будет $625 тыс.

Правда, реализация “Дорожной карты” не повлияла на сокращение в стране количества безработных и самозанятых. Осведомленные люди объяснили это следующей технологией. Хозяин фирмы увольняет всех своих сотрудников, а потом принимает на работу в рамках “Дорожной карты”, отсюда и впечатляющая цифра в 400 тыс. рабочих мест, большинство из которых по своей природе являются сезонными.

Мухтар Тайжан из ТОО “Тайжан терминал” заявил, что нынешний год все пережили благодаря вливаниям средств из Нацфонда. С этим особо не спорили, но мнения насчет эффективности антикризисных денег разделились. $2 млрд., предназначенные на поддержание строительного сектора, так и остались на счетах ФНБ “СамрукКазына”. Другие деньги освоены, но на создании высококвалифицированных рабочих мест это не отразилось. В целом, Антикризисная программа правительства оценивается как тактическая разной степени успешности, но никто не считает ее стратегической.

Падение ВВП на $30 млрд. в этом году однозначно скажется на совокупном спросе. Также, 2009 год отмечен обвальным падением качества кредитного портфеля. Львиная доля выделенных государственных средств пришлась на крупный бизнес. МСБ и аграрники вместе смогли откусить только 30% от пирога правительственных субсидий. Высказали претензии в адрес госуправления и за несинхронность мер господдержки.

Насчет истоков кризиса в стране, Кайрат Келимбетов, глава “СамрукКазына”, заявил: “Основная причина – все-таки глобальные проблемы”. Не все согласились с главой ФНБ в том, что банки второго уровня (БВУ) должны решать, какие компании банкротить. Банкиры по своей природе озабочены только прибылью, а от государственного функционера ждут государственного взгляда на ситуацию.

В качестве одной из мер оздоровления ситуации, предлагается ввести институт банкротства физических лиц.

Раимбек Баталов от лица несырьевого сектора заявил, что без инвестиций, предприятия еще как-то смогут продержаться, но без торгового финансирования и оборотных средств ситуация принимает неразрешимый характер. Правительственным структурам попеняли за узковедомственный подход. В Минфине, например, категорически против безвозвратного ухода денег, потому что там не видят мультипликативного эффекта. Экономист Канат Берентаев назвал абсурдом, когда в условиях кризиса средства МСБ и аграрному сектору предоставляются на основе платности и возвратности. Ведь их для того и копили в Нацфонде, чтобы помочь в период кризиса.

Много внимания было уделено и механизмам государственных закупок. Инна Опенко из “Казахстан Текстилайн” заметила, что их компания с 1000 сотрудников без проблем поставляет продукцию в Швейцарию и другие страны. Из интереса решили поучаствовать в тендере по госзакупкам. Подписали пять меморандумов, пятнадцать раз участвовали в тендерах, но ни разу не выиграли.

Участники National Busines Forum обратили внимание, что сами условия в тендерах порой абсурдные. Договор заключают в октябре, а требования его исполнения до конца декабря. Ни одна производственная компания этого не потянет – только перекупщик, который привезет уже готовую партию товара из-за границы. Или по тяжелому машиностроению требуют, чтобы победитель тендера поставил оборудование уже на следующий день. Такое возможно лишь в том случае, если все заранее подготовлено, а уже потом проводится тендер.

Сенатор Тасбай Симамбаев подчеркнул, что низкая цена как главный критерий победы в тендере по госзакупкам – это стратегическая ошибка. Надо ведь и о качестве думать. А так получается, что Астана в основном строится из шлакоблоков и алюкобонда.

Виктор Ямбаев, президент Алматинской ассоциации предпринимателей, выступил против того, чтобы всемерная поддержка отечественного производителя осуществлялась любой ценой за счет кармана потребителя. Он против монополизации в любых сегментах – должна быть конкуренция. И с монополистами надо что-то делать. В Алматы, за год цена на воду для производителей увеличилась в 5,8 раза. После этого выпускать что-нибудь конкурентоспособное уже невозможно.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...