Отправят ли на нары депутаты журналистов?

Где нет закона, нет и преступления.
Апостол Павел – Послание к римлянам.

Поправки в некоторые законодательные акты страны, касающиеся неприкосновенности тайны частной жизни и принятые комитетом по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса, депутаты нижней палаты обсудят на пленарном заседании буквально на днях. Но большинство из них, по крайней мере, кого я опросила, еще не ознакомились с документом. Тем не менее, они высказали свое мнение о том, насколько сурово предложение о мере наказания сроком на пять лет лишения свободы за оглашение в прессе тайны, которую тот или иной гражданин страны не хотел бы предавать гласности без его согласия. Итак, что думают депутаты по этому поводу?

Владимир БОБРОВ:

— Неприкосновенность частной жизни – это один из основополагающих принципов государства. Другой вопрос – мера ответственности. Что уголовная ответственность должна быть, это понятно. Но насколько она должна быть соразмерна степени нарушения законодательства – два, три, пять или шесть лет лишения свободы, — это будет обсуждаться в стенах парламента. На пленарном заседании послушаем аргументы, это законопроект другого комитета, поэтому я пока не могу полностью ответить на вопрос, не изучив все материалы.

С другой стороны, Вы знаете, иногда информация СМИ ограничивает действия физического лица и наносят серьезный ущерб материальный, не говорю о моральном, поэтому ответственность должна быть.

Другой вопрос — можно и нужно играть на всем. Пресса она для того и нужна, чтобы освещать факты. Но эти факты должны быть общеизвестны и общеприняты, а не для того, чтобы … Не хотелось бы приводить трагические случаи, когда папарацци вмешивались в жизнь людей достаточно серьезно. Поэтому здесь тоже нужно быть очень внимательными.

Мухтар ТИНИКЕЕВ:

— Я еще не читал законопроект. Поправка, о которой Вы говорите, может быть, даже и жестока. Но с другой стороны, прежде чем что-то печатать, надо проверять факты. А так, я думаю, пять лет лишения свободы, я думаю, это будет жестоко.

Владимир НЕХОРОШЕВ:

— Уголовный кодекс очень хорошо воспитывает людей. Поэтому надо посмотреть, за какие деяния так наказывать. Я считаю, что не только пистолетом можно убить человека, но и словом. Поэтому я думаю, было бы не грешно, если бы на психическую состоятельность проверяли всех, кто носит это оружие — и тех, кто носит пистолеты, и тех, кто пользуется оружием от слова. Поэтому здесь не надо однозначно подходить, что вот так и все. Надо разумно. Главное – не перебрать.

Вообще, свобода слова подразумевает все-таки и свободу мысли. Нужно осторожно в этих делах подходить. Поэтому при обсуждении я, безусловно, свое мнение выскажу. Я не хочу, чтобы свобода слова допускала лишение свободы, увеличения количества мест в местах лишения свободы. Тем не менее спрос должен быть жестким.

Николай ТУРЕЦКИЙ:

— В любом случае у нас законы движутся вперед, и практика показывает, что неоднократно были факты вторжения в жизнь частных лиц. В этой связи законопроект, который позволит запрет на вторжение в такие факты…

Практика покажет, насколько эта мера необходима в данном случае.

— А где грани между частной и личной жизнью. Это разные понятия. Как быть во время выборов?

— Вы знаете, это больше требовалось физическим лицам, чем государству. Обратите внимание: охрана частной жизни, а не государственных служащих. Поэтому не надо на всех распространяться. Частная жизнь – это одно, государственная деятельность – это совсем другое. Если, скажем, человек пошел отдыхать, то какое право имеет журналист через источник информации докладывать от том, какие у него хобби.

Валерий ДОСКАЛОВ:

— В любом случае я считаю, что такое недопустимо. Если мы провозглашаем, что частная жизнь является незыблемым фактором цивилизованного общества, то эта поправка вообще не должна рассматриваться.

Что касается СМИ, то я всегда всем говорил, что чем больше СМИ, чем активнее позиция СМИ, тем лучше для общества.

Другое дело, что СМИ не хватает гражданского мужества выслушивать то, что ему не нравится. Я, например, считаю, СМИ необходимы, зависимые, независимые, другие, но они должны работать, выслушивать мнения всех. Корреспондент не должен преподносить ту или другую проблему под тем углом, который хочет видеть только он.

Мы должны четко себе представлять, что такое личная и что такое частная жизнь, в том числе Ваша, моя. И прежде чем опубликовать что-то о моей семье, СМИ должны получить согласие моей семьи.

— То, о чем вы говорите, — это частная жизнь или личная?

— Это личная. А частная жизнь…. Это вот мы с Вами стоим и обмениваемся мнениями. Это частная жизнь. Личная жизнь – это, может быть, касается, ну, нескольких поколений нашей семьи. Например, даже то, чего мы не знаем, что произошло в третьем-четвертом поколении. Ученый, писатель, журналист, если что-то нашел, он должен согласовать или, по крайней мере, сделать попытку это сделать. Сегодня это достаточно просто делается.

— Вы будете голосовать за предлагаемые правительством меры?

— Я еще не видел законопроект.

Новости партнеров

Загрузка...