На популярном видеопортале размещены фрагменты интервью Мухтара Джакишева; КНБ не комментирует ситуацию

Алматы. 5 ноября. КазТАГ – Дилярам Аркин. На популярном видеопортале youtube.com размещены фрагменты интервью с экс-президентом НАК “Казатомпром” Мухтаром Джакишевым, которое, судя по ответам бывшего главы нацкомпании, проходило в стенах здания КНБ. Кто интервьюировал находящегося под стражей М.Джакишева, и с какой целью было выложено это видео в интернете, пока неясно. Ни адвокат подследственного Нурлан Бейсекеев, ни супруга – Жамиля Джакишева — ничего не знают об этом.

На видеосъемке экс-глава “Казатомпрома” охотно отвечает на все вопросы, рассказывая об основных игроках рынка в атомной промышленности, и о том, почему вынужден был молчать по некоторым пунктам предъявленного ему обвинения.

Между тем, по мнению адвоката Н.Бейсекеева, видеозапись с участием М.Джакишева проводилась несколько месяцев назад.

Судя по записи, якобы интервью записывалось несколько месяцев тому назад. М.Джакишев сейчас находится в очень плохом состоянии. И запись эта сделана сотрудниками спецслужб, поскольку к экс-главе “Казатомпрома” никого больше не допускают”, — пояснил Н. Бейсекеев.

При этом он не исключил, что запись с М. Джакишевым проводилась в кабинете одного из высокопоставленных чиновников КНБ.

Потому что следственные действия проходили в другом кабинете”, — уточнил адвокат.

С какой целью это интервью выложено в интернете, у Н.Бейсекеева пока нет никаких версий.

Меня насторожили в этой записи слова М. Джакишева о том, что он опасается, что с ним может что-то случиться. В данный момент я направляюсь в СИЗО КНБ, чтобы выяснить, что случилось с моим подзащитным”, — отметил адвокат.

Между тем сам М.Джакишев ссылается на плохое самочувствие.

В данной ситуации, я хочу, чтобы вы все это задокументировали, потому, что я, к сожалению, не могу контролировать кровяное давление. Оно скачет у меня с 210 на 190… Это как лотерея, потому что 210 — это такое давление которое нельзя долго выдержать. Не дай Бог, со мной что-нибудь случится. Я хотел бы сказать все”, — отметил в интервью М. Джакишев.

Экс-глава нацкомпании сетует на то, что не имеет возможности публично доказать свою невиновность.

Все эти обвинения подготовлены таким образом, что они учитывают и психологию, и ментальность. Но с другой стороны, они не дают мне возможности публично оправдываться. Основные обвинения мне были предъявлены в раздаче крупнейших месторождений в руки иностранцев. Да, публично я мог оправдаться и сказать: — “Нет, ребята, на самом деле это не так!”. Дело в том, что мы не раздаем месторождения в соответствии с контрактом о недропользовании, а даем совместному предприятию добыть определенное количество урана. Если я раскрою глаза акционерам, чтобы оправдаться, это означает ухудшение ситуации, как для “Казатомпрома”, так и для Казахстана. Поэтому когда говорят, что отданы месторождения – это неправда! Это запрещено законом. На самом деле, мы не отдаем, а даем право добыть определенное количество урана”, — отметил М. Джакишев в своем интервью.

Косвенно М.Джакишев обвиняет некоторых игроков урановой промышленности в заинтересованном отношении к его делу и заявляет о том, что определенное лобби ослабляет казахстанскую атомную промышленность. Он также обеспокоен тем, что в случае срыва ранее запланированных договоренностей с иностранными компаниями, Казахстан может превратиться в сырьевой придаток.

К сожалению, 21 мая, когда я был арестован, уже в СИЗО КНБ получил информацию о том, что в июне русские провели сделку с Uranium one. И в результате этой сделки они получили право на уран. Русские никогда бы не получили право владения этой американской компании, если бы “Казатомпром” не дал добро. Это решение было принято американцами после того, как русские убедили, что они контролируют “Казатомпром” или определяют нашу политику. В начале этого года мной была получена информация из Toshiba о том, что россияне предложили им сделку из двух пунктов. Первый касался открытия на территории Японии совместно с Toshiba склада с готовыми урановыми таблетками, достаточного для снабжения всех реакторов Японии. Второй – это создание завода по обогащению урана на территории Японии. Данное соглашение полностью противоречит интересам Казахстана. Если россияне создадут склад таблеток, то это означает, что Япония не нуждается ни в природном уране с территории Казахстана, ни в услугах Ульбинского завода”, — отмечает М. Джакишев.

По его мнению, это может привести к банкротству завода. “Если учитывать, что следующие поставки с Ульбинского завода на китайский рынок пойдут только в 2014 году, то это означает, что завод пять лет будет стоять без заказа”, — подчеркнул М. Джакишев.

Но самое главное, если “Казатомпром” не подпишет ранее согласованные с японской стороной договоренности, это негативно отразится на всей отрасли.

Мы вынуждены будем находить для нашего урана рынки сбыта. Русские будут формировать склады в Японии и Китае, и за счет полученных денег покупать наш уран и пополнять свой склад. В итоге это приведет к тому, что при этой схеме мы попадем в технологическую зависимость от российских компаний, и автоматически станем сырьевым придатком”, — сказал М. Джакишев.

Он также пояснил, почему был вынужден молчать о ситуации, связанной со Степногорским горно-химическим комбинатом.

По Степногорску ситуация очень простая. Если говорить откровенно, завод принадлежит “Казатомпрому” только через оффшорную компанию. Но мы скрываем его принадлежность к “Казатомпрому”, поскольку это связано с тем процессом, который идет в Стокгольме, где мы судимся с предыдущим владельцем завода. Мы уже один раз судились в Америке и выиграли процесс. Сейчас отсужено 4 миллиарда долларов. Если мы обнародуем эту информацию, то они могут переквалифицировать свои обвинения. Это дает возможности выиграть им суд… Я могу, конечно, оправдаться, но поставлю под угрозу результаты процесса, который идет в Стокгольме. А это может Казахстану стоить 4 миллиарда долларов. Слишком дорого обойдется мое оправдание. Поэтому мне приходилось на эту тему тоже молчать”, — отметил М. Джакишев.

Экс-глава нацкомпании также считает несостоятельными обвинения в свой адрес по поводу продажи урана по цене ниже рыночной.

У нас была проверка финансовой инспекции в 2007 году, по результатам которой была выписана огромная сумма штрафов по так называемому трансфертному образованию: якобы “Казатомпром” продавал ниже рыночной стоимости. В 2008 году в течение трехмесячного судебного разбирательства мы доказали, что не продавали дешевле, и что вся проблема в неправильной методике министерства финансов. Сейчас предлагается, чтобы “Казатомпром” отказался от решения этого суда и все же признал, что якобы мы продавали дешевле”, — пояснил М. Джакишев.

Такое обвинение, по его мнению, бьет, прежде всего, по имиджу на мировом рынке “Казатомпрома”.

Тогда “Казатомпрому” каждый год придется переписывать и каждый год платить бешеные налоги. Или же восполнять из бюджета. Это приведет к тому, что нацкомпания будет дотироваться государством. А это означает, что при любом антидемпинговом процессе, который завтра начнется за рубежом, мы никогда не докажем, что являемся рыночной компанией”, — отметил М. Джакишев.

По его словам, казахстанский уран продается по самым высоким ценам в мире.

Весь уран мира свозится для производства топлива на предприятия второго цикла, два из которых расположены в Европе – в Великобритании и Франции, и два – на североамериканском континенте. В начале каждого года минэнерго США на основании таможенной декларации смотрит цены по контрактам, по которым был импортирован уран на заводы Америки. Евросоюз делает такую же статистическую карту. Так вот, мы взяли статистику за 2005 – 2007 годы, и оказывается, что самый дорогой уран в Америке и Европе был казахстанский. Наш уран был дороже канадского на 15%, австралийского на 30% и в два раза дороже российского. В таком случае, с каким ураном и с какой ценой налоговая инспекция сравнивала наши цены, если все цены на другой уран гораздо ниже наших?”, — резюмировал М. Джакишев.

Руководитель пресс-службы КНБ Кенжебулат Бекназаров сказал корреспонденту КазТАГ, что у него “нет комментариев по этому поводу”.

“А о состоянии здоровья Джакишева я уже провел пресс-конференцию в Алматы”, — добавил он.

Руководитель следственного департамента КНБ РК Аблайхан Габбасов также отказался прояснить эту ситуацию.

Как известно, уголовное дело М. Джакишева строго засекречено и даже адвокатов долгое время не допускали к нему из-за отсутствия у них допуска к госсекретам.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...