“Фирменное блюдо” депутата Нехорошева

“О, Свобода, скольких свобод нас лишают во имя твое!”

Дэниел Джордж

Кажется, китайцы говорят; не дай нам Бог жить в эпоху перемен. Если они правы, то нам не повезло вдвойне: мы живем в эпоху не только перемен, но очень больших перемен. На наших глазах появляются новые территории экономического общения, появляются новые формы межличностных коммуникаций. И где, по каким критериям проходят границы на этих территориях, скажем, неприкосновенности частной и личной жизни, никто из нас понять не может. В том числе и депутаты, на пленарном заседании в среду обсудившие концепцию законопроекта “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни”, и вице-министр юстиции Марат Бекетаев, представлявший законопроект. По крайней мере, свой на конкретный вопрос ни от кого не получила понятного всем ответа.

В заключении комитета по законопроекту отмечается, что поправки предусматривают принятие государством дополнительных мер по защите конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Члены комитета с подачи правительства предлагают усилить уголовную ответственность за нарушение этих прав наших граждан. Причем, кроме солидных денежных штрафов, виновный может быть наказан и лишением свободы сроком на пять лет с конфискацией нажитого имущества.

Эти меры коснутся не только журналистов и СМИ, но и сотрудников правоохранительных органов, допустивших фальсификацию оперативно-розыскных материалов, разглашение сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни. Авторы законопроекта и поддержавшие его также предлагают конкретизировать полномочия прокурора при осуществлении им надзора за законностью оперативно-розыскных мероприятий, в том числе на сетях телекоммуникаций и почтовых каналах связи.

Если в обсуждении концепции законопроекта на заседаниях комитета мажилиса у представителей правоохранительных органов в лице МВД, КНБ, агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, генеральной прокуратуры, министерства юстиции была возможность дискутировать с разработчиками законопроекта, то масс-медиа такого права лишили.

Между тем, у самих журналистов существуют две диаметрально противоположные точки зрения на свою профессию. Одни считают, что высокий профессионализм невозможен без высокой нравственности. Другие же уверены: если не умеешь залезть в постель к знаменитости, то хорошего журналиста из тебя не получится. Дискуссиям на эту тему столько же лет, сколько и самой профессии журналиста. Но, по всей видимости, маячащий на горизонте СМИ закон, наконец, разрубит гордиев узел. Похоже, журналистам грозит перспектива окончательно превратиться в статистов, особенно в вопросах, касающихся случающихся порой неблаговидных деяний публичных лиц. Ни о какой публикации не может быть и речи, если журналист, расследовавший подобный факт и имеющий на руках неопровержимые доказательства, не спросит личного согласия своего “героя”.

Особого желания обсудить концепцию законопроекта в первом чтении мажилисмены не изъявили. То ли не успели ознакомиться с документом, то ли тема слишком щепетильная и обоюдоострая. Из присутствовавших на пленарке 95 депутатов высказался лишь Владимир Нехорошев. Как всегда, в эксцентричном духе.

Послушать Владимира Анфиановича, так никакого закона, чтобы держать СМИ в узде, и не надобно. Достаточно на все СМИ одного такого депутата. Уж кто-кто, а он, кажется, точно знает средство от недуга, называемого покушением на неприкосновенность тайны частной жизни: все зло от нечестности, непорядочности журналистов, а СМИ – это исчадие ада, стремящееся к диктатуре (эталоном добродетели и нравственности, видно, являются депутаты).

— Свобода мысли и слова – одно из ключевых конституционных прав, составляющих основы демократии. Неотъемлемой частью свободы мысли и слова являются гарантии свободы массовой информации и запрет цензуры. Эмоции отдельных людей (по всей видимости, депутат имеет в виду совместное заявление президента фонда “Аділ сөз” Тамары Калеевой и председателя Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева – авт.) в связи с предложенными поправками вполне объяснимы. Они говорят, что данный законопроект нарушает баланс прав и свобод человека и станет серьезным барьером на пути борьбы с коррупцией. Будто бы это отход от демократии. Хотя народ можно изнасиловать и демократией.

Свобода подобна алкоголю. Одних она бодрит, а других пьянит до умопомрачения. Свободы слова не бывает без ответственности за это слово. Если свобода заменит диктатуру во всем, снизится рождаемость (потрясающий по своей логике вывод! – авт.). Поправки только упорядочат поведение журналиста.

Людям нравится отрицательное, это естественный порок человечества. Негатив смотрят, о нем взахлеб читают, его раздувают.

Фирменное блюдо прессы – жареные факты. Но они не должны быть пережаренные, пригорелые. Задача журналистов заключается в том, чтобы проявить профессиональную настойчивость при сборе информации в интересах общества, не забывая при этом об уважении и сострадании к тем, в чью частную жизнь он вынужден вторгаться.

На предмет психической состоятельности нужно проверять каждого, кто имеет отношение не только к огнестрельному оружию, но и к словесному.

Сегодня под видом объективности могут вылить на человека такую сплошную чернуху, от которой потом даже бегемот со своей толстой кожей задергается, как карась на сковородке.

После прочтения ряда газет, необходимо мыть голову и руки, так как честность для них второстепенна. Проблема стрессов, депрессий, расстройств ни в коем случае не должна нагнетаться. Это психическое здоровье человека. Поэтому нельзя о человеке, его частной жизни придумывать, искажать, извращать, его шельмовать. Свобода слова должна предполагать свободу совести говорящего.

Я очень не хочу, чтобы кто-то лишался свободы, чтобы увеличилось количество занятых мест на нарах в местах не столь отдаленных.

Но это в первую очередь должны понимать и те, у кого оружие слова.

Считаю, что закон позволит оградить от вероломного вмешательства в частную жизнь, — блистал красноречием Владимир Нехорошев.

Можно по-разному отнестись к мнению депутата. Но если следовать его логике, то “на предмет психической состоятельности” не мешало бы проверять и самих народных избранников (что, кстати, практикуется в иных демократических странах), также владеющих арсеналом словесного оружия. Или что позволено Юпитеру, то опять не позволено Быку?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...