Булат АБИЛОВ: “Между нами большая разница”

Мы – альтернатива режиму

— Объединительный съезд партии ОСДП “Азат” имел большой резонанс. Ваши политические противники не торопятся видеть в новом объединении “новую силу”, заявляют о непрочности нового союза демократических сил Казахстана и предрекают его скорый развал. Как вы прокомментируете подобные утверждения?

– Вы еще забыли упомянуть информацию “из достоверных источников” о том, что наше объединение напрямую курировалось Акордой.

— Ну, насчет управляемости из больших кабинетов у нас разговор пойдет чуть ниже.

– Что тут ответить? Даже без глубокого анализа понятно, что проблема восприятия политического процесса у подобных экспертов и комментаторов зиждется на банальных вещах – ангажированности и незнании сути дела.

— И все-таки доля истины в их комментариях есть. Вы так не считаете?

– Союз “Азата” и ОСДП серьезно рассматривался еще в 2006 – 2007 гг. И тот, кто считает, что наш прошлый альянс был продиктован последними выборами в парламент, глубоко ошибается. Правда, работа впопыхах, не до конца согласованные позиции сыграли свою роль в том, что следующие два года мы проводили свою деятельность в разных колоннах.

Однако со своей стороны скажу, что в тот период между нашими партиями, несмотря ни на что, продолжались тесные консультации. По многим политическим вопросам мы выступали сообща, поддерживали друг друга. Конечно, не обходилось и без жарких споров, но всегда удавалось найти консенсус. Ведь все же наши цели во многом схожи, вместе мы прошли через настоящие испытания, как президентские и парламентские выборы.

Потому сегодняшнее объединение – результат большой подготовки, слияния опыта и желания дать казахстанцам возможность участвовать в политике страны через мощную партию, через новое качественное демократическое движение. Наша объединенная партия – это предельно четкое выражение политической альтернативы режиму.

— То есть вы со всей ответственностью утверждаете, что второго разрыва после каких-нибудь очередных “внеочередных” выборов не будет, и заявлений вроде “это новое качественное структурирование демократических сил страны” мы не услышим?

– Всем скептикам еще раз хочу сказать – это объединение всерьез и надолго.

Поднимите мои публикации за последний год, и вы убедитесь, что я всегда был сторонником объединения всех оппозиционных партий, в том числе незарегистрированных, в одну мощную политическую единицу. Однако в процессе переговоров мы убедились, что формат “четыре в одном” по многим субъективным причинам невозможен. Думаю, время покажет, кто из нас был прав. Но мы все равно понимали, что нельзя останавливаться, необходимо двигаться вперед.

Кстати, по той же реакции провластных СМИ и представителей “Нур Отана” можно убедиться, что наши политические оппоненты серьезно занервничали, наше объединение их по-настоящему напрягает. Им нечего предложить народу, в честной борьбе они будут попросту разгромлены. Результаты выборов 2004 и 2007 годов – прямое тому подтверждение. Они всегда будут уповать лишь на фальсификацию итогов голосования. Это их единственный спасательный круг, а иначе они бы уже давно валялись на свалке истории.

“Нур Отан” не является партией в классическом понимании, это, скорее, клуб любителей Нурсултана Назарбаева. Потому-то по проекту раболепствующего Тасмагамбетова на главной стеле на площади Независимости в Астане нет места нашим отцам-основателям, великим ханам Жанибеку и Керею.

Все, что они делают – это исполнение воли президента. Я знаю, что там идет жесточайшая борьба под нурсолнцем. Нет никакой президентской команды – лишь борьба кланов за доступ к телу, а по большому счету – за огромные финансовые ресурсы и собственное долголетие. Отсюда многие проблемы страны и народа.

Готов пожать им руку

— Первый зампред партии “Нур Отан” Дархан Калетаев посетовал, что оппозиция не вступает в диалог, вам, мол, самого президента подавай. Что, на самом деле с ним не о чем говорить?

– Ну, во-первых, к слову сказать, Калетаев, как и его соратники по партии, сами в едином порыве выбрали Назарбаева председателем своей партии, нарекли ее именем президента. А потому диалог между первыми руководителями партий достаточно логичен. Во-вторых, я никогда не чурался и не считал ниже своего достоинства вести обсуждение по общественно-политическим вопросам непосредственно с Дарханом. Я к нему достаточно хорошо отношусь, как к человеку и политику. Могу даже сказать, что я готов и Калетаеву, и секретарю “Нур Отана” Ерлану Карину крепко пожать руку за то, что они категорически отвергают идею пожизненного президентства.

— И все же, почему последовала такая реакция со стороны г-на Калетаева? Чем это вызвано, уж не тем ли, как вы говорите, что “Нур Отан” всерьез напрягает ваше объединение?

– Конечно, и этим тоже. Но все-таки и Калетаев, и Карин, какими бы они ни были мобильными, энергичными и продвинутыми, в “Нур Отане” не смогут избежать процесса внутреннего слома. Через многие вопросы и принципы им придется по воле партии перешагнуть, закрыть глаза, заткнуть уши, замолчать. А мы нет, и в этом наше существенное различие, это их, полагаю, нервирует.

— Что вы имеете в виду?

– Наша позиция в переговорах с “Нур Отаном” была предельно ясной – власть не на словах, а на деле должна показать, что она будет меняться, будет четко обозначен тренд на либерализацию, развитие гражданского общества и его институтов. Это базово для нас. Так вот, в начале они предлагали нам подписать Меморандум о сотрудничестве на период финансового кризиса. Мы обсуждали несколько вариантов этого документа, хотя сразу сказали – подписать его в таком виде могут лишь ваши партии-сателлиты, мы его не поддержим. “Азат” не мог присоединиться к этому проекту, ведь там было заложено несколько откровенно антидемократических мер, например, ставился запрет на митинги и мирные шествия.

Потом возникла идея подписать документ о создании комиссии по разрешению социальных конфликтов. Мы заявили – невозможно вести честный, конструктивный диалог, когда вы несправедливо осудили Рамазана Есергепова, санкционировали запрет на выпуск газеты “Алма-Ата ИНФО”, с помощью ничтожных судебных исков закрыли газету “Тасжарған”. Но они не понимают это или не хотят понимать. Вот о каком внутреннем сломе я и говорил выше. Ведь по собственному же признанию Калетаева и Карина, они желали, чтобы этот документ был подписан в торжественной обстановке аккурат перед съездом партии “Нур Отан”. Ведь для них это был большой пиар – с высокой трибуны доложить главе государства, мол, идет широкий диалог с оппозицией.

Затем руководители “Нур Отана” еще раз предложили нам пересмотреть свою точку зрения, я ответил – ситуация не улучшается, более того, становится еще хуже, вы повсеместно закручиваете гайки, теперь осудили Евгения Жовтиса, Тохнияза Кучукова, идет давление на газету “Республика”. Поэтому пусть ни Дархан, ни Ерлан на меня не обижаются, мы серьезная политическая организация, у нас есть четкие политические задачи, и подписывать подобные документы, когда власть не отказывается от своих тоталитарных методов, нам не позволяет наша совесть и наши принципы.

А о диалоговой площадке, о которой упоминает Калетаев, вообще смешно говорить. Мы уже проходили ПДС, НКВД и прочее, которые окончательно дискредитировали идею равного и подлинного диалога. Какой смысл участвовать в пустых шоу “Нур Отана” и других пропрезидентских партий?

— Кроме того, г-н Калетаев сказал, что лидеры “Азата” соглашались на дальнейший диалог с “Нур Отаном” лишь при услови, что партия власти будет вести переговоры с ними без ОСДП, а социал-демократы якобы настаивали на том же самом – разговор без “Азата”.

– Я бы посоветовал Дархану впредь брать с собой диктофон, чтобы потом можно было апеллировать фактами. Вероятно, он так интерпретировал мои слова о том, что мы, “Азат” и ОСДП, в процессе объединения, и скоро им придется вести диалог лишь с одной партией. А поклеп пусть остается на его совести.

Нужны правдивые ответы

— Первый зампред Д. Калетаев вновь подверг сомнению информацию вашей партии о массовом переходе нефтяников Жанаозена из “Нур Отана” в “Азат”, а ваше участие в этих событиях и вовсе назвал чуть ли не случайностью. Что же касается путаницы в численности партии власти в регионах, он сослался на некую организационную неразбериху, назвав ее чисто “казахской”.

– Не солидно первому заместителю председателя партии “Нур Отан” проблемы партии и работу бездельников-функционеров сваливать на казахский менталитет, а оскорблять народ и вовсе недопустимо. По всей видимости, Калетаев вообще не обладает информацией о ситуации в регионах, если говорит подобные вещи в наш адрес.

Исход нефтяников из партии “Нур Отан” начался уже летом. На Мангышлак я приехал осенью по приглашению самих жанаозенцев, где в торжественной обстановке мы вручили партийные билеты десяти местным активистам. Всего же в этом регионе за последнее время в наши ряды влились почти 500 человек. И это явно не предел. Дело в том, что казахстанцев “достал” кризис, некомпетентность и наплевательство властей. Что для чиновников на местах и в центре не осталось ничего святого, что им глубоко безразличны интересы страны и живущих в ней людей. Поэтому “Нур Отан” обречен на дальнейший исход людей из его рядов. Формальное членство изживает себя, наступило время реальных дел, а их все нет. А нашего полку будет только прибывать, я в этом уверен. Потому что миллионы людей ставят острые вопросы о своем бытие, им нужны правдивые ответы. Например, когда мы заживем по-человечески?

— На этот вопрос, по идее, должно отвечать правительство. И г-н Калетаев сказал, что доволен работой правительства. Хотя кабинет Масимова денег на развитие экономики так и не находит, а бюджет страны испытывает острый дефицит. Что скажете по этому поводу?

– Если Калетаев скажет, что недоволен правительством, его завтра же уволят. Это так, к слову. Что же касается нехватки финансовых средств, то мы уже 5 лет предлагаем прекратить финансирование строительства Астаны. Каждый год 1,5 – 2 миллиарда долларов уходят на возведение помпезных и пустующих дворцов. Содержание этих объектов обходится казне в сотни миллионов долларов ежегодно. Необходимо, наконец, сделать публичными нефтяные и горнорудные контракты, которые были заключены на невыгодных для страны условиях, увеличить размеры налогообложения добывающих компаний. Нужно перенаправить запланированные в бюджете средства, сократив неприоритетные расходы – содержание раздутой армии чиновников, силовых органов. Вот вам почти 10 миллиардов долларов, которые могли бы пойти на увеличение заработной платы и пенсий, а также на поддержание нашей экономики, малого и среднего бизнеса. И это только навскидку.

Правительство Масимова абсолютно беспомощно и непрофессионально, оно доказало свою неспособность справиться с кризисом. Карим не человек-лидер, чтобы возглавлять кабинет министров. Чтобы управлять экономикой страны, тем более в такой сложный период, необходим человек с другим багажом знаний и опыта.

Большая разница

— А теперь вопрос из начала нашего разговора. Вы упомянули о пресловутой руке из Акорды, теперь вот появляются намеки об “управляемом политике”. Абилов, мол, был службе советником президента, и что якобы “нельзя получать деньги от спонсоров и быть независимым от спонсоров”. Ваш комментарий.

– Такого рода поклепы для меня не новы, еще в середине 90-х, когда я занимался предпринимательской деятельностью, активно распространялись слухи о моем родстве с президентом или что я племянник Сары Алпысовны. Тем самым хотели напустить тень на успехи возглавляемой мной компании.

Да, в середине 90-х я был советником президента, но ровно год. На этот пост меня делегировало все предпринимательское сообщество. И вся моя деятельность на этой должности была посвящена тому, чтобы не допустить левой приватизации нашей экономики, которая набирала свои ужасающие обороты, за что я и был в итоге сокращен.

По поводу создания ДВК и образования “Ак Жола” могут ответить за себя и за своих друзей и коллег – Алтынбека Сарсенбаева, Ораза Жандосова, Тулегена Жукеева. Все наши действия, как бы это пафосно ни звучало, были продиктованы исключительно желанием видеть нашу страну по-настоящему независимой и демократичной. Нас сплачивали требования прозрачной и конкурентной экономики, справедливой и социально ответственной власти. Именно эти позиции всегда определяли нашу совместную борьбу. Мы выбрали этот путь и, как говорится, с него не свернем.

Вспомните 2004 год: наша партия одержала сокрушительную победу над “Отаном” на парламентских выборах, и властям пришлось лихорадочно почти два дня прибегать к чудовищным и бессовестным массовым фальсификациям, чтобы подтасовать нужные им итоги. Наш бывший соратник тогда убеждал нас прекратить на время наш протест против официальных итогов голосования. Понимая, откуда идут эти разговоры, мы, естественно, на это не пошли и начали активно готовиться к президентским выборам, сплачивая оппозиционные силы перед этой электоральной кампанией. Власть ответила на это предательским расколом нашей партии. Вспомните 2005 год: события в Усть-Каменогорске и Шымкенте, когда покушались на лидеров оппозиции, хотели закатать нас в асфальт!

Что касается спонсоров. Да, мы получаем помощь от многих людей, но это бескорыстная помощь, обусловленная их нравственными и патриотичными мотивами, а не шкурными интересами или страхом, как это поставлено в “Нур Отане”. Просто этим людям, как и нам, действительно небезразлична судьба Казахстана. А управлять нами, поверьте, не получится.

Поэтому все эти сплетни и наветы могут исходить лишь от тех, кто сам пожизненно управляем и зависим от воли других, в том числе и своих хозяев. Между нами большая разница. У нас широкая дорога жизни, у них узкие коридоры власти. Мы двигаемся вместе с людьми, они давятся за доступ к телу. На службе абсолютной власти они и сами развратились абсолютно.

“Свобода Слова”, 12 ноября 2009 г.

Новости партнеров

Загрузка...