Журналистам нужен кодекс профессиональной этики

“Депутатам не обязательно уметь прочесть новый закон
с первого раза – для них организуется второе чтение”.

Михал Огурек

Законопроект о защите прав граждан на неприкосновенность частной жизни в мажилисе прошел на “ура”. Чтобы принять его во втором чтении, депутатам понадобилось всего две с половиной минуты.

Информацию о работе комитета по законодательству и судебно-правовой реформе над документом в промежутке между двумя пленарными заседаниями доложил коллегам член комитета Рамазан Сарпеков. Ни одного вопроса докладчику из зала не прозвучало. Отказались мажилисмены и от выступлений. Проголосовали за законопроект единогласно. Законопроект ушел в сенат.

Известно, что любое право, любая свобода — это обоюдоострое оружие. Любое право может быть использовано и как средство защиты своей свободы, и как средство покушения на чужую свободу

Казахстанское законодательство не отказывает журналистам в праве на распространение подробной информации о лицах, принимающих участие в общественной жизни, например, заявивших о выдвижении своих кандидатур на выборах в законодательные органы. Однако право это допустимо в определенных пределах, вопросы досягаемости тайны личной и частной жизни для СМИ регулируются Конституцией страны, уголовным и гражданским законодательствами.

В то же время, наше законодательство не дает четкого ответа на вопрос, где проходит граница между неприкосновенностью частной жизни и обоснованными, необходимыми ее ограничениями? К сожалению, ответа на этот вопрос не дает, кажется, и новый законопроект. По крайней мере, депутаты, к которым обратились журналисты после первого прочтения, не дали четких разъяснений на сей счет, в том числе и г-н Сарпеков. Следовательно, напрашивается вывод о том, что этот вопрос не может быть решен раз и навсегда.

“Нервом” проблемы, на мой взгляд, является естественное противоречие между правом на неприкосновенность частной жизни и правом и обязанностями средств массовой информации на сбор и распространение информации. Более того, соответствие опубликованных сведений действительности не признается в качестве аргумента защиты при рассмотрении исков, связанных с вмешательством в частную жизнь. Хотя в практике казахстанской журналистики, особенно в последние годы, слава Богу, не припомню ни одного громкого судебного процесса, связанного с иском какого-либо должностного лица или рядового гражданина к отдельно взятому журналисту или СМИ с обвинением по поводу покушения на тайну его частной жизни.

На мой взгляд, самый мудрый ответ на вопрос о границах неприкосновенности частной жизни дал Александр Ширвиндт. В одном из интервью “Российской газете” народный артист России сказал: “Дело не в профессии, конечно, а в самом человеке, его выборе. Журналист Х идет работать в \»Российскую газету\», а журналист Y — в какой-нибудь \»Желтый день\». Все зависит не от номинала профессии, а от номинала личности. Когда пошлость потакается, поощряется и всячески будируется, то возникает масса соблазнов зарабатывать зажмурившись. Впрочем, многое зависит и от интонации. Если человек описывает вашу ситуацию с тем, чтобы помочь, это одно. А если для того, чтобы посмаковать жуткие подробности, сами понимаете…”.

Как говорится, закон законом, но своеобразным “ограничителем” или “внутренним цензором” для казахстанской прессы, особенно так называемой “желтой”, вполне мог бы стать Кодекс профессиональной этики журналиста, о чем я неоднократно высказывалась, который должен быть принят на пленуме или съезде Союза журналистов Казахстана. Для этого и нужно-то всего ничего – желание самого журналистского сообщества, если мы хотим жить в ладу со своей совестью и по западным меркам.

Новости партнеров

Загрузка...