Этносоциальная стратификация в Казахстане

В июне 2009 года, Казахстанским институтом социально экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП) по заказу Фонда Первого Президента РК было проведено комплексное социологическое исследование “Межэтническое взаимодействие: ресурсный и ограничительный потенциал интеграции и дезинтеграции”.

Опрос проводился в 6 регионах Казахстана и включал три “волны” замеров.

Общенациональный опрос: количество респондентов 1 200 человек, квотирование по национальности, типу поселения (город/село).

Специальный опрос по этносам: количество респондентов 521 человек, квотирование специальное, по 60 респондентов, представителей 9 основных этнических групп РК, квотирование по типу поселения (город/село).

Специальный опрос по этнической группе казахи: количество респондентов 700 человек, квотирование по национальностям (удельный вес респондентов казахов 60% от общего числа респондентов), по типу поселения (город/село).

Журнал “Правила игры” планирует серию публикаций по материалам данного исследования и первая из них посвящена этносоциальной стратификации.

В современных обществах этносоциальная стратификация отражает два измерения:

  • иерархические связи между группами по вертикали;
  • социальную дистанцию между группами по горизонтали.

Соответственно, условно разделяют два типа этносоциальной стратификации – вертикальную и горизонтальную, ранжированные и неранжированные этносоциальные системы [Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkeley, CA: University of California Press, 1985].

В ранжированных системах все наиболее статусные позиции закрепляются за представителями одной этнической группы, низкостатусные и среднестатусные – за представителями другой (других). В таких системах социальная мобильность ограничивается этнической идентичностью.

В неранжированных этносоциальных системах каждая из этнических групп неравномерно, но представлена во всех стратах, статусных позициях (политические элиты, предприниматели, менеджеры, рабочие, фермеры и т.д.). Два типа этносоциальных систем представляют собой аналитические абстракции (идеальные типы). В современных государствах нет примеров строго вертикальной (ранжированной) либо горизонтальной (неранжированной) модели этносоциальной стратификации.

В современных обществах в том или ином соотношении представлены параметры обеих моделей или смешанная “перекрёстно-сетчатая” модель [Rothshild J. Ethnopolitics: A Conceptual Framework. N.Y.: Columbia University Press, 1982]. Данная перекрёстно-сетчатая модель этносоциальной стратификации характерна для всех без исключения развитых стран и адекватна казахстанскому обществу.

“Лестница престижа” видов деятельности

Ситуация на рынке труда приводит к известному в социологической литературе явлению “этнической конкуренции”. Профессиональная конкуренция в условиях дефицита рабочих мест как ограниченного ресурса, этнической дифференциации, расширения этнической дистанции ведет к негативным межэтническим установкам. Сегрегация этнической структуры рынка труда ведет к привязке приобретенного статуса (позиции в “профессиональной лестнице”) к приписанным характеристикам (происхождение – этническая принадлежность). Отдельные этнические группы становятся доминирующим сегментом вторичного рынка труда, связанного с малоквалифицированным трудом, криминалом, что ведет к необоснованной “этнизации” социальных проблем в оценках населения, негативным этническим стереотипам.

Учет распределения занятого населения по видам деятельности в разрезе национальностей ежегодно не ведется, фиксируется исключительно в ходе переписей населения. Данные переписи населения 1999 года устарели. В связи с абсолютным численным доминированием казахов (59,83%) статистика фиксирует преобладание казахов почти во все видах деятельности: казахи преобладают в строительстве, промышленности, животноводстве, бюджетных отраслях – науке, образовании, здравоохранении, культуре, в последние 10-15 лет начинают преобладать в торговле.

Статистические данные носят общий характер. Занятость наемных работников по видам деятельности (по статклассификации – образование, здравоохранение, горнорудная промышленность, финансы, сделки с недвижимостью и т.д.) не отражает позиции – нижние, средние, верхние – этнических групп, внутреннюю стратификацию в отдельной отрасли.

Данные целевого опроса “Этносы” позволяют выявить картину о современной ситуации, перспективах этно-экономического разделения труда, образования этно-экономических ниш и выстроить по 2-х уровневой перекрестной схеме следующую “лестницу престижа” профессий для 9-ти основных этнических групп Казахстана.

Казахи

▪ Директор, начальник – 21,2%

▪ В сфере образования – 21,2%

▪ Госслужащий, чиновник – 13,5%

▪ В сфере здравоохранения – 7,7%

▪ Психолог, общественные науки – 3,8%

▪ Финансовая полиция, аудитор – 1,9%

Русские

▪ Бизнесмен, предприниматель – 24,0%

▪ В сфере юриспруденции – 8,0%

▪ Депутат Мажилиса, аким – 4,0%

Узбеки

▪ В сфере образования – 15,4%

▪ Менеджер среднего звена – 11,5%

▪ Фермер, сельхоз работник – 3,8%

▪ Нефтегазовая, энергетическая отрасль – 3,8%

Украинцы

▪ Сфера обслуживания – 9,2%

▪ Программист ЭВМ, IT-специалист – 7,7%

▪ Инженер – 4,6%

▪ Депутат Мажилиса, аким – 4,6%

Уйгуры

▪ Банковская сфера – 21,6%

▪ Сфера обслуживания – 13,5%

▪ Инженер – 8,1%

▪ Журналист, политолог – 5,4%

▪ Работник творчества: певец, художник – 5,4%

Татары

▪ Ученый – 20,0%

▪ Гос.служащий – 20,0%

▪ Домохозяйка – 20,0%

▪ Бизнесмен, предприниматель – 20,0%

Немцы

▪ Менеджер среднего звена – 18,0%

▪ Бизнесмен, предприниматель – 20,0%

▪ Ученый – 8,0%

▪ Работник творчества: певец, художник – 4,0%

▪ Силовые структуры – 4,0%

▪ Нефтегазовая, энергетическая отрасль – 2,0%

Корейцы

▪ Банковская сфера – 17,5%

▪ В сфере здравоохранения – 15,0%

▪ В сфере юриспруденции – 15,0%

▪ Программист ЭВМ, IT-специалист – 5,0%

Курды

▪ Директор, начальник – 11,9%

▪ Силовые структуры – 4,8%

▪ Журналист, политолог – 4,8%

▪ Домохозяйка – 4,8%

Данные социологического опроса дают картину по 9-ти основным этническим группам картину:

▪ в каких профессиях каждая группа успешна, конкурента

▪ в каких профессиях строит стратегии успеха, доминирования

Социальное неравенство этнических групп

Любые формы структурированного неравенства разных групп людей в социологии обозначаются термином “социальная стратификация” (Giddens Anthony. Sociology – Cambridge: Policy Press, 1989. – P.206). Наиболее общие и часто применяемые показатели классификации – по уровню доходов, по уровню жизни, ИРЧП (индекс развития человеческого потенциала). Зачастую, стратифицировано не только социальное, но и физическое (географическое) пространство города (“престижные”, “не престижные”, “проблемные” районы).

Социальное неравенство этнических групп проявляется в межэтнической конкуренции.

Межэтническая конкуренция отражает степень обладания различными этническими группами основными, наиболее важными ресурсами – властными (влияние на процесс принятия решений), экономическими (собственность и уровень дохода), образовательными, информационными.

Ситуация распределения ресурсов среди 9-ти основных этнических групп Казахстана по данным исследования выглядит следующим образом.

Ключевая позиция – представленность этнических групп в бизнесе. Оценка собственных экономических ресурсов (собственность).

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Какова, по Вашему, степень представленности лиц Вашей национальности в бизнесе?” (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Высокая

10,0

13,3

17,9

2,9

15,9

16,7

11,8

13,2

10,2

Средняя

48,3

51,7

31,3

28,6

47,7

50,0

44,1

38,2

28,8

Низкая

8,3

11,7

28,4

32,9

15,9

16,7

17,6

25,0

33,9

Не представлены

8,3

3,3

3,0

4,3

 

 

4,4

 

6,8

Затруднились ответить

25,0

20,0

19,4

31,4

20,5

16,7

22,1

23,5

20,3

Согласно данным опроса высокая степень представленности в бизнесе у узбеков и татар: высокий уровень отметили 17,9% опрошенных узбеков и 16,7% опрашиваемых татар.

Половина опрошенных респондентов русских и татар считают, что уровень представленности в бизнесе их этнических групп средний: русские – 51,7%, татары – 50,0%.

Треть опрошенных украинцев и курдов оценивают степень представленности их этнических групп в бизнесе, как низкую: украинцы – 32,9%, курды – 33,9% респондентов;

Среди 9-ти основных этнических групп мнение, что их этнические группы не представлены в бизнесе, разделяют 8,3% казахов и 6,8% курдов;

В наибольшей степени затрудняются оценить экономические ресурсы своих этнических групп казахи и корейцы: не смогли оценить представленность в бизнесе четверть опрошенных казахов (25,0%) и немногим менее четверти опрошенных корейцев (23,5%);

Целевой опрос показал, что респонденты не выделяют какую-либо этническую группу как безусловно доминирующую в бизнесе. Высокую степень представленности в бизнесе своих этнических групп отметили от 10 – до 17 проц. опрашиваемых. Значительного разрыва в оценках нет.

Сильно отличаются оценки респондентов украинцев, которые отмечают, что представители их национальности крайне незначительно представлены в бизнесе. Лишь 2,9% опрошенных этой этнической группы считают, что степень представленности украинцев в бизнесе высокая. Почти в 2 раза меньше (28,6%), чем респонденты других национальностей (русские – 51,7%, татары – 50%), украинцы отметили среднюю представленность своей этнической группы в бизнесе.

Исключая украинцев, у казахов самая низкая самооценка представленности своей этнической группы в бизнесе. 8,3% опрошенных казахов отметили, что казахи не представлены в бизнесе и четверть респондентов казахов (25,0%) затруднились оценить этот параметр.

Целевой опрос показал, что согласно самооценкам русских, узбеков, уйгуров, татар, немцев и корейцев, представители их национальностей в достаточной степени представлены в бизнесе. Сравнительно с ними, казахи, украинцы и курды низко оценивают представленность их национальностей в бизнесе.

Более точную картину обладания материальными ресурсами отражает оценка респондентами уровня материального благосостояния их и их семьи.

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Как Вы оцениваете уровень материального положения вашей семьи? (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Я(мы) не испытываю(ем) никаких материальных затруднений

10,0

11,7

10,4

20,0

18,2

 

20,6

27,9

6,8

Доходов хватает на все кроме дорогих покупок (авто и т.п.)

55,0

43,3

37,3

37,1

43,2

50,0

33,8

33,8

27,1

Денег хватает только на питание и одежду

15,0

21,7

28,4

25,7

18,2

16,7

25,0

20,6

40,7

На питание хватает, но покупка одежды затруднительна

13,3

18,3

14,9

11,4

4,5

16,7

13,2

2,9

6,8

Денег не хватает даже на питание

1,7

3,3

6,0

4,3

 

 

2,9

 

8,5

Затруднились ответить

5,0

1,7

3,0

1,4

15,9

16,7

4,4

14,7

10,2

Целевой опрос выявил следующую картину неравенства этнических групп:

  • группа “богатые” (ответ “не испытывают никаких материальных затруднений”) более представлена у корейцев (27,9%), немцев (20,6%), уйгуров (18,2% респондентов); группа “богатые” оказалась самой немногочисленной среди опрошенных представителей 9-ти национальностей у курдов (6,8%) и казахов (10,0%);
  • слой “среднего” по уровню благосостояния казахстанцев (доходов хватает на все, кроме дорогих покупок – авто и т.д.) более представлен у казахов (55,0%), татар (50,0%), русских (43,3%), уйгуров (43,2%);
  • группа “малообеспеченных” (денег хватает только на питание и одежду) более многочисленна у курдов (40,7%) и украинцев (25,7%);
  • группа “бедные” (на питание хватает, но покупка одежды затруднительна) значительна у русских (18,3%), татар (16,7%) и казахов (13,3% респондентов);
  • группа “на грани нищеты” (денег не хватает даже на питание) весьма незначительна у всех этнических групп, тем не менее, эта группа оказалась несколько большей у курдов (8,5%) и узбеков (6,0%).

Целевой опрос представителей 9-ти основных этнических групп показал, что группа “богатые” оказалась наиболее значимой у корейцев (27,9%), немцев (20,6%) и уйгуров (18,2% респондентов). У казахов, русских, узбеков эта группа составляет порядка 10% респондентов, весьма незначительна группа “богатые” у курдов (6,8% респондентов) и практически отсутствует у татар, у которых, тем не менее, весьма значителен слой “среднего класса”.

Условно “средний класс” казахстанского общества более представлен среди казахов, татар, русских и уйгуров, составляя около половины респондентов. Группа малообеспеченных (денег хватает только на питание и одежду) у всех этнических групп по численности варьируется в пределах 15-25% респондентов. Лишь у курдов эта группа достигает 40% опрашиваемых. Группа “бедные (денег хватает на питание, но покупка одежды затруднительна) составляет в среднем 1/9 часть всех респондентов. Согласно опросу, “бедные” оказались больше представлены у русских (18,3%), татар (16,7%) и казахов (13,3% респондентов). И группа “на грани нищеты” (денег не хватает даже на питание) оказалась значимой у курдов (8,5%) и узбеков (6,0% респондентов).

Таким образом, целевой опрос выявил социальное неравенство основных этнических групп Казахстана по уровню материального благосостояния. Имущественная дифференциация этнических групп пока не столь значительна. Выявленные в ходе исследования показатели в целом не фиксируют разрыв в доходах у представителей разных этнических групп в 2-3 и более раз.

Социальное неравенство этнических групп – основной фактор роста межэтнической напряженности, межэтнических конфликтов. Определенное неравенство этнических групп по уровню доходов неизбежно во всех полиэтничных странах. Обеспечение равенства возможностей для всех граждан страны вне зависимости от этнической принадлежности создает условия для выравнивания уровня доходов этнических групп, снижает этническую дифференциацию, объективирует социальное неравенство групп.

Создание среднего класса в обществе, в т.ч. среднего класса среди представителей этнических групп, нейтрализует потенциал межэтнических противоречий, обеспечит стабильность, межэтническое согласие.

Этническая дифференциация, этническая дистанция.

Этническая дифференциация в Казахстане на современном этапе ярко не выражена. Социальное неравенство этнических групп по уровню доходов не превышает “пороговых” значений – в 2-3 и более раз. В этносоциологии “пороговые” значения дифференциации по уровню доходов между этническими группами не определены. Согласно исследованиям, “пороговыми” значениями поляризации населения являются показатели превышения коэффициента фондов (разрыв в доходах 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных) в 4-6 раз.

Этническая дистанция отражает степень отчужденности, предпочтений между представителями этнических групп. Для замера этнической дистанции обычно используется изобретенная в 20-е годы американским исследователем Э.Богардусом шкала социальной дистанции, помогающая выявить престиж, или “предпочтительность” представителей различных национальностей. Пункты шкалы включают возможность установления родства посредством брака, общая занятость в профессии и другие показатели.

По итогам общенационального опроса выявлено следующее распределение установок населения по вопросу этнических предпочтений:

  • предпочитают общение с представителями своей национальности в свободное время более половины или 57% респондентов;
  • предпочитают общение с представителями своей национальности в рабочее время немногим менее половины или 48% респондентов;
  • этническая принадлежность не имеет значения при общении в свободное время для 29,3% и при общении в рабочее время для 34,4% респондентов.

Опрос населения по показателю предпочтение общения с представителями своей национальности в свободное и рабочее время выявил значительную этническую дистанцию. Более половины опрашиваемых (57,0%) предпочитают общаться в свободное время с представителями своей национальности, в рабочее время – почти половина или 48,0% респондентов. В отличие от досуга, во время взаимодействия на работе этническая принадлежность коллег не столь значима, что обусловлено приоритетом общих задач трудовой группы.

Предпочтения общения, взаимодействия с представителями своей национальности у респондентов разных этнических групп проявлены в разной степени.

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Предпочитаете ли Вы представителей Вашей национальности при общении в свободное, нерабочее время?” (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Да

53,3

43,3

70,1

50,0

84,1

33,3

45,6

45,6

59,3

Нет

40,0

45,0

10,4

40,0

6,8

50,0

22,1

39,7

13,6

Затруднились ответить

6,7

11,7

19,4

10,0

9,1

16,7

32,4

14,7

27,1

Целевой опрос представителей 9-ти основных этнических групп Казахстана выявил значительные различия в установках на общение, взаимодействие с представителями своей национальности у представителей этнических групп.

Наиболее “закрытыми”, ориентированными на общение в свободное время с представителями своей этнической группы являются уйгуры и узбеки. Подавляющее большинство, или 84,1% уйгуров и 70,1% опрошенных узбеков отметили, что предпочитают общение с представителями своей национальности в свободное время.

Наиболее открытыми для взаимодействия с представителями других национальностей в свободное время являются татары и русские. Лишь треть татар или 33,3% и 43,3% русских респондентов отметили, что предпочитают общение в свободное время с представителями своей национальности. При этом половина татар и русских отвергают этнически замкнутый тип общения.

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Предпочитаете ли Вы представителей Вашей национальности при общении — в рабочее время, в трудовой деятельности или учебе?” (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Да

43,3

36,7

43,3

37,1

75,0

16,7

39,7

48,5

45,8

Нет

43,3

48,3

23,9

50,0

9,1

50,0

23,5

39,7

15,3

Затруднились ответить

13,3

15,0

32,8

12,9

15,9

33,3

36,8

11,8

39,0

При общении на работе сравнительно с другими более предпочитают общение с представителями своей национальности уйгуры. В отличие от досуга узбеки в рабочих коллективах более открыты для межнационального взаимодействия, общения.

Наиболее открыты для контактов в рабочих коллективах татары, украинцы и русские: 50,0% респондентов татар и украинцев и 48,3% респондентов русских не приемлют “этнически замкнутый” тип общения в трудовой деятельности или учебе.

Индикатором этнической дистанции является отношение к возможным межэтническим бракам детей.

Общенациональный опрос:

Общенациональный опрос выявил следующий уровень межэтнической дистанции по показателю отношения к возможным межэтническим бракам детей опрашиваемых:

  • наиболее многочисленна группа (39,2% респондентов), отрицательно относящихся к возможному браку детей с представителем другой национальности;
  • менее трети или 28,5% респондентов нейтрально относятся к возможности вступления в брак детей с представителями другой национальности;
  • лишь 1/8 часть или 12,3% респондентов положительно относятся к возможной перспективе вступления в брак детей с представителем другой национальности и 1/5 часть или 20,1% респондентов затруднились ответить на этот вопрос.

Целевой опрос представителей 9-ти основных этнических групп выявил следующую картину предпочтений по этому вопросу.

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Как Вы отреагируете, если Ваш сын (дочь) женится (выйдет замуж) за представителя другой национальности?” (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Без разницы

21,7

33,3

26,9

55,7

29,5

16,7

29,4

52,9

44,1

Положительно

8,3

20,0

9,0

15,7

15,9

33,3

10,3

25,0

13,6

Отрицательно

55,0

18,3

31,3

12,9

20,5

33,3

25,0

7,4

22,0

Затруднились ответить

15,0

28,3

32,8

15,7

34,1

16,7

35,3

14,7

20,3

Этническая дистанция по показателю отношения к межэтническим бракам менее всего выражена у татар и корейцев. Треть татар или 33,3% и четверть корейцев или 25,0% респондентов положительно относятся к возможному браку детей с представителями иной национальности. Наиболее выражено негативное отношение к межэтническим бракам у казахов. Более половины или 55,5% респондентов казахов ответили отрицательно на вопрос о возможности вступления в брак сына или дочери с представителем другой национальности.

Социальная мобильность.

Один из ключевых показателей этносоциальной стратификации – социальная мобильность.

Опрос “Этносы”: Распределение ответов на вопрос: “Что Вы готовы предпринять, чтобы улучшить свое положение?” (в проц.)

 

Казахи

Русские

Узбеки

Украинцы

Уйгуры

Татары

Немцы

Корейцы

Курды

Ничего не буду предпринимать, мое положение меня устраивает

16,7

20,0

16,4

12,9

21,6

 

10,4

23,5

10,2

Ничего не буду предпринимать, надеюсь на поддержку государства

10,0

11,7

19,4

5,7

 

11,9

5,9

30,5

Ничего не буду предпринимать, надеюсь на знакомых и родных

13,3

6,7

7,5

4,3

8,1

16,7

9,0

5,9

3,4

Повысить квалификацию по своей профессии

50,0

25,0

28,4

37,1

37,8

33,3

47,8

25,0

23,7

Сменить профессию, переобучиться

26,7

13,3

19,4

18,6

16,2

16,7

20,9

17,6

11,9

Заняться подработкой

18,3

23,3

40,3

21,4

29,7

 

17,9

29,4

22,0

Открыть свое дело

45,0

30,0

46,3

34,3

37,8

50,0

26,9

22,1

28,8

Уехать в другие районы Казахстана

5,0

 

13,4

2,9

8,1

33,3

4,5

8,8

8,5

Уехать за границу

5,0

20,0

23,9

12,9

13,5

 

26,9

26,5

3,4

Затруднились ответить

 

1,7

1,5

 

 

 

 

1,5

 

Целевой опрос представителей 9-ти этнических групп выявил следующую картину социальной мобильности:

  • наиболее удовлетворены своим положением корейцы и уйгуры: более пятой части респондентов их этих групп или 23,5% корейцев и 21,6% уйгуров отметили, что не намерены ничего предпринимать, поскольку настоящее положение их устраивает;
  • патернализм наиболее характерен для курдов и узбеков: немногим менее трети или 30,5% респондентов курдов и пятая часть или 19,4% респондентов узбеков отметили, что не намерены ничего предпринимать, надеются на поддержку государства;
  • надежда на поддержку родственников, знакомых больше чем для представителей других этнических групп характерна для татар и казахов: 16,7% респондентов татар и 13,3% респондентов казахов отметили, что надеются на поддержку знакомых и родных;
  • готовность повысить квалификацию в большей степени проявлена у респондентов казахов (50%) и немцев (47,8% респондентов);
  • четверть респондентов казахов или 26,7% и пятая часть опрашиваемых немцев и узбеков (20,9% и 19,5% респондентов), готовы переобучиться, сменить профессию;
  • заняться подработками, чтобы улучшить свое материальное положение, готовы 40,3% респондентов узбеков;
  • готовность открыть свое дело проявили 46,3% респондентов узбеков и 45,0% респондентов казахов;
  • потенциал миграционной активности как формы социальной мобильности значительно выше у немцев, корейцев и узбеков, чем у представителей других этнических групп: отъезд за границу, как способ улучшить свое положение допускают 26,9% респондентов немцев, 26,5% респондентов корейцев и 23,9% респондентов узбеков.

Опрос показал, что стремление повысить свою социальную мобильность менее актуально для корейцев и уйгуров, которые в большей степени, чем представители других этнических групп удовлетворены достигнутым экономическим, социально-профессиональным статусом.

Патерналистские настроения, традиционализм, меньшие предпочтения в отношении повышения квалификации, отмечены у респондентов курдов и узбеков. При этом респондентами узбеками выражено стремление улучшить свое положение путем смены профессии, занятия подработками, выезда за границу, вероятно, в качестве трудового мигранта, занятия предпринимательством.

У респондентов казахов отмечен средний, сравнительно с другими этническими группами, потенциал социальной мобильности. Нынешнее социальное положение, экономический статус устраивает 16,7% опрошенных казахов. Вопреки стереотипам, патернализм у казахов, как представителей титульного этноса не выше, чем показатели по этому критерию в среднем по всем этническим группам. Респонденты казахи продемонстрировали наибольшую готовность к улучшению своего положения путем повышения квалификации по своей профессии, а также открытия своего дела.

Журнал “Правила игры”

Новости партнеров

Загрузка...