Заблуждения латинизации или нокаутирующий удар по языку

В Казахстане не утихают споры о переходе на латинский алфавит. Вот и в работе Первого международного форума казахских журналистов, который пройдет под патронажем президентского фонда развития государственного языка в первых числах декабря 2009 г., будут обсуждаться вопросы возможного перехода государственного языка с кириллицы на латиницу.

Однако, для введения латинской графики необходимо три условия: государственным языком должно владеть большинство населения страны, должны быть развитое книгоиздательство и сильная филология с художественной, научно-познавательной, переводной и др. литературой. В Казахстане же на сегодняшний день нет ни одного из перечисленных условий.

Относительно третьего условия: в стране нет даже нормальных переводных изданий зарубежных классиков, российских писателей, научной, познавательной литературы. Поэтому, уже с детства человек находится в обстановке дефицита информации на казахском языке. Мало качественной литературы, фильмов и телепередач на казахском языке. Между тем, язык развивается посредством литературы: в поэзии и прозе “обкатываются” новые слова, а затем они входят в лексикон народа.

Дефицит переводной литературы связан с отсутствием соответствующего финансирования, а также неразвитостью переводческого дела. Достаточно зайти в книжные магазины, библиотеки, чтобы увидеть уничижительное соотношение книг на русском и казахском языках, не говоря об Интернете. Если такое положение отечественного книгоиздательства на кириллице, то нетрудно представить, какое будущее ожидает казахский язык на латинице. Язык – это средство получения информации, в противном случае у него нет будущего.

В сетях национальной палеографии

Между латинским алфавитом, используемым в компьютерных программах, и латинизированными алфавитами для тюркских языков – большая разница. Это отличие делает неприемлемыми для информационной сети все алфавиты на латинской основе, принятые в тюркоязычных странах. Удивительно, не смотря на это, в Казахстане продолжали и продолжают рассматривать латиницу, как средство приобщения к новейшим компьютерным технологиям, а также как средство сближения тюркоязычных стран.

Из-за неразвитости тюркологии, языковых, культурных и др. контактов единая графика в наше время не способна сблизить тюркские народы, не говоря о политико-экономических различиях. Используемые ныне в тюркоязычных странах алфавиты на латинской основе имеют около 20 различий в использовании графем.

На сегодняшний день у нас разработано свыше ста (!) проектов алфавита на основе латинского – один лучше другого (см. Алтай М.Б., Бөлеген Г.С., Төрехан Б.Н. Латын негізіндегі қазақ әліпбиі. Жобалар. Алматы, 1998, а также журнальные, газетные публикаций). Есть проекты на основе современного казахского алфавита, на основе алфавита А.Байтурсынова, на основе турецкой латиницы, на основе только латинских букв (сдвоенных, строённых), общего алфавита для тюркских языков и т.п.

Все эти проекты объединяет одна особенность: в них нет анализа изменения состояния, “души” языка при смене алфавита, лишь досужие рассуждения о его развитии на основе латиницы. Т.е. чисто технический подход без историко-культурной, собственно языковой составляющей. Если в советское время такая тема была под запретом, то в наше время из-за отсутствия социолингвистики нет фундаментальных исследований о влиянии перехода с арабицы на латиницу, с латиницы на кириллицу на казахский язык, вызвавшего серьезную “эрозию” языковой системы. По этой причине отсутствует и прогнозирование о последствиях возможного повторного перехода казахского языка на латиницу.

Переход с одного алфавита на другой имманентно порождает проблему прочтения предыдущей письменности. Негативные языковые изменения при возможной смене графики в нашей стране, можно предвидеть хотя бы по советскому опыту и современным моделям, прежде всего узбекской. Кстати, для изучения зарубежного опыта латинизации, правительством были выделены немалые средства, и выводы казахских лингвистов достойны упоминания. Они признали “реализацию реформы алфавита (в Азербайджане, Узбекистане, Молдове, Туркменистане и Турции) проблематичной из-за многих факторов”. Но выводы сделали “наполеоновские”: у нас будет самая лучшая латиница, которая “приведет к усилению позиций казахского языка как государственного языка” (!). Вся “прелесть” казахской латиницы в том, что многие проекты разработаны Институтом языкознания им. А.Байтурсынова, который в свое время был принципиальным противником латиницы.

В Узбекистане школьники не читают литературу на кириллице, а взрослое население – на латинице, которой чрезвычайно мало, что вызвало снижение уровня школьного образования. При 15-летней латинизации газеты, журналы, 80-85% книг по-прежнему выходят на кириллице. Делопроизводство, несколько лет назад почти перешедшее на латиницу, опять вернулось к кириллице. Именно этот алфавит используется в правительственных и нормативно-правовых документах, при деловой переписке. Документация кабинета министров, государственных и общественных организаций, судебно-следственных органов, ведомственные и инструктивные материалы и положения, исследовательские и научные труды, бланки статистического и финансового учета и отчетности, прейскуранты и ценники – все это практически полностью ведется, составляется и печатается на кириллице.

К тому же в соседней стране в ходе практического внедрения латиницы выяснялись отдельные фонемно-графические погрешности, поэтому некоторые слова имеют несколько написаний. Есть проблемы в написании букв “х” и “қ”, “двойные” буквы для обозначения ч, ш, ц, я, ю, ё, например, в слове Shvetsiya – Швеция – три раза (!) по две буквы, что усложняет и удлиняет слова порой в полтора раза (!) и т.д. И сейчас Узбекистан в растерянности: большинство специалистов настроено против латиницы и считают смену графики политически мотивированной и неудачной с точки зрения лингвистики. Признать же латинизацию большой ошибкой и вернуться к кириллице не дают “потерянные” поколения школьников, получивших образование на латинице: что теперь делать с ними?

Можно сделать социолингвистический прогноз: при определенном стечении обстоятельств в Узбекистане возможен возврат к кириллице. Ибо в основе латинизации лежали ошибочные аргументы: как средство суверенизации выбрана нетрадиционная письменность – латиница, которая ведет к потере культурного наследия на кириллице и арабице; латиница не стала инструментом к компьютерным технологиям, не приблизила страну к Турции, Западу и т.д. Кстати, в аналитической справке за 2007 г. Комитета науки Министерства образования и науки РК приведены аналогичные аргументы: перевод на латиницу необходим для вхождения в мировое информационное пространство, а также “означает для казахов смену советской (колониальной) идентичности, которая во многом еще доминирует в национальном сознании, на суверенную (казахскую) идентичность” (!). Это голословное политизированное утверждение.

Блеск и нищета латинизации

Надо помнить о целях советской латинизации, о “зомбировании” Голощекина с помощью двойной смены алфавита. Об этом предельно цинично писал Голощекин в служебном письме Сталину (“Советская степь”, 20. 11. 1927 г.): “…в пятый период – уничтожить оставшуюся интеллигенцию, еще раз изменить казахский алфавит; таким образом, подрастающее поколение не будет иметь возможности читать историю своего народа”. Кремлевский “небожитель” официально утвердил этот “проект”, ответив: “Товарищ Голощекин! По-моему, упомянутая в служебном письме политика в основе единственно верная” (Евразия-kz, 23. 02. 2007, стр. 5).

Письменные сокровища на арабской графике в нашей стране поистине огромны, но пылятся невостребованные в архивах. Достаточно сказать, что в научном мире известны около двухсот работ Абу Наср аль-Фараби, из которых переведены на языки народов СНГ только десятки. Мы даже не знаем, чего не знаем! Это относится и к древнетюркской письменности. И это невежество до того впиталось в наши мозги и кровь, что в нынешних спорах о возможном переходе казахского языка на латиницу проблема наследия на арабской графике даже не обсуждается.

Как вообще можно вести разговоры о смене письма, если мы не удосужились восстановить связь с предыдущей графикой?! Ясно и то, что при возможном введении латиницы литература на арабице еще более удалится из-за “буферной” письменности на кириллице. Наличие русского языка в Казахстане будто бы не даст забыть казахский алфавит на русской основе – это очередное заблуждение, ибо это разные языковые системы. Об этом свидетельствует и узбекский опыт.

Объективно отмечая лингвистические недостатки нынешнего алфавита, многие латинизаторы предлагает для их преодоления перевести казахскую письменность на латинскую графику. Это одно из распространенных заблуждений: будто недостатки одной письменности нужно исправлять другой. Во всем мире для этого совершенствуют, модернизируют имеющуюся письменность. Даже сложнейшие с точки зрения изучения и использования китайские иероглифы не переводят на буквенную систему из-за опасности потери тысячелетней китайской культуры. У нас же при наличии нескольких(!) письменностей предлагают повторную латинизацию. За латиницей же в этом смысле – культурного наследия – пустота, нищета десятилетней советской латинизации.

Странно, что наши сторонники латиницы не удосужились подсчитать и стоимость перехода на латинскую графику. Это ведь не только цена перевода целых библиотек, делопроизводства, документации, вывесок и т.д. на новую графику, переоснащения типографий и систем коммуникации, подготовки специалистов и переучивания всего населения и пр. Есть вещи, которые невозможно вычислить даже с помощью математического моделирования. В частности, в Узбекистане только сейчас пришло осознание, что смена графики стоит не миллионы, а миллиарды долларов (!). Не говоря о потерях бесценных рукописей, книг и самой “души” языка. Кстати, по предварительным расчетам Комитета науки МОиН РК, лишь обучение экономически активного населения обойдется почти в 300 млн. долларов.

Криптограмма как средство общения

Программист Кыпшак Мухамедин, по рекомендации которого в свое время на компьютерной клавиатуре появились специфические казахские буквы вместо цифр, считает, что многие проблемы с компьютеризацией казахского языка разрешимы, в т.ч. создание информационных ресурсов, программы-драйвера, унификация кодов для разных шрифтов и т.д. С соответствующим финансированием и без смены алфавита.

Истоки заблуждений сторонников латинизации и в игнорировании социолингвистических факторов в Казахстане. В самом деле, чем будет заниматься страна: переводом делопроизводства на государственный язык или введением латинской графики? Обучением большинства населения казахскому языку или подготовкой специалистов-латинистов и переводом книг на новый алфавит?

Возможный переход на латиницу коснется только казахского языка, как было официально заявлено об этом. Т.е. к проблемам двуязычия прибавится проблема двух разных алфавитов. Латинизаторы должны учитывать, что латиница – значительная преграда для изучения языка. Новая графика затруднит изучение казахского языка не только казахами, но, прежде всего, представителями диаспор. В итоге, казахский язык для большинства населения превратится в настоящую криптографию и соответственно станет языком узких специалистов. Свободные СМИ, издательства, как в Узбекистане, будут бойкотировать латиницу, чтобы не потерять читателей или перейдут на русский язык. Латиница явится последним “нокаутирующим” ударом по многострадальному казахскому языку.

На переправе коней не меняют

Казахский язык вследствие двойной смены графики и его русификации, образно говоря, находится в реанимации. И переносить его в латинскую клинику, менять аппараты дыхания (резкое изменение языковой системы: графической, орфоэпической, лексической, морфологической и т.д.) не только не желательно, но опасно. Лишь поэтапное выздоровление на основе имеющихся средств (нынешнего алфавита), улучшения подаваемого кислорода (количественное и качественное знание языка населением, лексическое обогащение) может спасти язык. Немаловажно при этом пробудить жажду жизни у больного (возрождение языковой культуры).

Надо признать, что в 2007 г. мы были очень близки к латинской клинике: некоторые чиновники от образования и культуры объявили о начале латинизации с сентября 2008 г. Этим “наполеоновским” планам помешал… президент Н.Назарбаев, который заявил на встрече с президентом Турции в конце 2007 г. о неготовности Казахстана к переходу на латиницу. О проблематичности функционирования двух графических систем и о предпочтительности алфавита на основе кириллицы Н.Назарбаев говорил и на встрече с редакторами ряда казахских изданий в конце мая 2008 г.

Ибо любая смена графики преграждает доступ к культурному наследию, прерывает преемственность письменной литературы и по этой причине негативно влияет на состояние языка: теряется его лексическое и стилистическое богатство, его “воспроизводство” посредством древних форм и т.д. В современной Средней Азии переход на латиницу состоялся на волне “парада суверенитетов” как показатель Независимости, т.е. по политическим мотивам. Что можно там наблюдать? Временное функционирование двух алфавитов, разделение общества по этому новшеству, психологический и языковой “надлом”, фонетические, орфографические и другие погрешности, неизбежные при переходе на графику неродственных языков и т.д. и т.п., т.е. переходный период и связанные с ним огромные трудности различного характера. Кстати, они повторяют в той или иной мере “вавилонские” страсти советской смены, которую у нас так быстро забыли.

В Казахстане необходимо ввести мораторий на изменение графики до реального выполнения казахским языком роли государственного языка, когда большинство населения будет владеть им. Крайне опасно на “переправе” менять графику. Самое разумное с точки зрения развития языка – это не создание новой графической системы, а изучение предыдущих алфавитов.

Латинский алфавит, не будучи национальным для тюркских народов, не лучше арабицы или кириллицы в плане соответствия тюркской фонетике. На дворе ХХ1 век с его глобальными изменениями, а неразвитая научная база, научные инструменты казахского языка остались неизменными с советских времен. В стране в соответствии с экономическими и др. изменениями открыты десятки институтов по разным специальностям, в том числе международных. И так же в соответствии со статусом государственного языка независимой страны должны быть соответствующие лингвистические институты. Во всем мире все языковые проблемы, связанные с изменениями в обществе и мире, решает социальная лингвистика, которая у нас отсутствует. Небольшое количество языковедов Казахстана решают языковые проблемы ХХ века.

Имеющийся Институт языкознания им. А.Байтурсынова занимается фундаментальными исследованиями, историей языка и др. проблемами, у него другая специализация. Кстати, отсутствие социальной лингвистики официально подтвердил и ректор Института языкознания им. А.Байтурсынова К.Хусаинов. А те же митинговые предложения, к примеру, должна изучать социальная и прикладная лингвистика и на научной основе передавать рекомендации в МОиН, правительство и др. гос. органы.

Появилась, например, потребность изучать казахский язык иностранцами – социолингвистика быстро изучает проблему, готовит компьютерные программы, учебники, словари и т.д. Она же следит за новыми терминами в мировой языковой практике и создает аналогичные казахские. У нас же Терминком – не государственная структура, вместо лингвистических институтов – общественный фонд развития государственного языка! До сих пор не появились даже казахско-английские словари, пособия и т.д., и изучение иностранных языков по-прежнему доступно только на русском языке. В этом плане казахский язык неконкурентоспособен.

Вообще, функции социолингвистики разнообразные – это методика преподавания языка, в т.ч. для представителей диаспор, учебники и словари для них, компьютеризация и стандартизация языка, модернизация языковой системы, изучение языковой ситуации в регионах, среди разных социальных и этнических групп, изучение условий для развития языка и т.д.

Для этого необходимо открытие Института казахского языка или социальной лингвистики с региональными филиалами с привлечением зарубежных специалистов, казаховедов, тюркологов, знатоков современных тюркских языков, арабистов, переводчиков и т.д., а также открытие казахских школ с изучением тюркских языков, арабского, древнетюркского алфавита с соответствующим финансированием. Надо помнить, что без научной основы невозможно провести языковую реформу, поднять казахский язык до статуса государственного языка.

При увеличении количества казахских школ многими специалистами ощущается отсутствие перспективы развития государственного языка, его качественной составляющей. Например, не увеличилось количество казахских читателей, в казахской литературе не появились молодые большие таланты, вместо профессионального перевода зарубежной классики у нас ограничились некачественным переводом сериалов и мультфильмов, Интернет не заговорил на казахском и т.д.

Без комплекса мероприятий нельзя решить проблемы языка: без реформы казахского языка, принятия закона о книгоиздательстве, закона о государственном языке, открытия Социолингвистического, Литературного института, подготовки переводчиков, введения моратория на изменение графики и др. К примеру, привозная бумага у нас в 5-6 раз (!) дороже, чем в России, и соответственно печатная продукция дорогая и безгонорарная, что существенно влияет на состояние языка и литературы. Производство собственной бумаги и развитие языка тесно связано между собой. Однако такая проблема сторонниками государственного языка даже не обсуждается, как и государственными органами, хотя она напрямую связана и с информационной безопасностью страны.

\"\"
\"\"

\"\"

Латинизация в Узбекистане. Фото © ИА “Фергана.Ру”.

Новости партнеров

Загрузка...