Художественная плоскость политического конфликта

Канат Ибрагимов: “Комикс на тему Казахского ханства, который отлит по мотивам терракотовых воинов”

“Любое искусство не дает пользы”

Оскар Уайльд

Деятели искусства попытались осветить художественную сторону в скандале по памятникам Джаныбеку и Керею – основателям Казахского ханства. По мнению спикеров пресс-конференции в Алматы, в степи Астаны “гниют заживо” не отцы-основатели Казахского ханства, а рассыпаются из-за безграмотного литья истуканы, травмирующие своим видом и художественный вкус, и историческую память.

\"\"

История с конкурсом на монумент “Казак елi” получилась запутанной. В ноябре 2006 года были рассмотрены работы в рамках конкурса “Монумент Независимости в г. Астане”. Вознаграждение победителям было определено в 600 тыс. тенге. Победителей не называли (пока не рассмотрит президент страны), но претендентами №1 были объявлены архитектор Казбек Жарылгапов и скульптор Нурлан Далбай. В таких проектах архитектор и скульптор работают в тандеме.

Уже после утверждения Нурсултаном Назарбаевым эскиза, произошла подмена авторов. Идея осталась прежней, но возникла фигура Сембигали Смагулова, который в конкурсе не участвовал (был одним из членов комиссии).

Скульптурно-технические и литейные работы были выполнены в Китае с полным отсутствием сопроводительной технической документации, хотя качество казахстанских производителей намного выше. Кто заказывал фигуры ханов Джаныбека и Керея не ясно. Но чтобы их вывезти с территории свободной экономической зоны (СЭЗ), надо заплатить НДС. В итоге монументы находятся там и разваливаются.

Бронза не поддается коррозии, поэтому из нее и делают памятники. Чтобы испортить такую фигуру, по ней надо как минимум бить кувалдой. Актов вандализма в отношении монументов не было, потому что они находятся на охраняемой территории. Спикеры считают причины разрушения монументов в некачественном материале и сварных швах.

Что касается Астаны, то в итоге победил проект “Казак елi”, который и установлен. Заказчик – акимат столицы – отказался от фигур ханов-основателей. Работу по воплощению замысла в жизнь осуществляли Казбек Жарылгапов и Нурлан Далбай.

Художник Канат Ибрагимов охарактеризовал изготовленных в Китае казахских ханов как “терракотовые китайские воины, посаженные на лошадь”. Сембигали Смагулова он сравнил с Остапом Бендером. “Вся эта ситуация стала возможной из-за бардака в художественно-монументальной агитации”, — считает г-н Ибрагимов.

Искусствовед Лаура Уразбекова обратила внимание, что при создании фигур Джаныбека и Керея не было проведено исторического, археологического и этнографического анализа. В итоге памятники не соответствуют тому времени по облику, одежде, орнаменту, оружию, другим элементам. “Художественный подход очень поверхностный, он оскорбителен для нашей истории. Игрушечные образы, которые были раздуты до монументальных, — подчеркнула она. – Кони тоже должны быть разными”.

Александр Курицын, директор АО “Карагандинский художественно-производственный комбинат”, сообщил, что гарантийный срок для изделий из бронзы составляет десять лет со дня установки памятника на постамент и сдачи его в эксплуатацию.

Спикеры не знают, на какие деньги сделаны фигуры в Китае. Но они отстранены заказчиком по художественным и техническим несоответствиям. Никто не против ханов, но создавать их образы надо нормально во всех аспектах.

“Комикс на тему Казахского ханства, который отлит по мотивам терракотовых воинов. Чеканка по жести”, — так охарактеризовал фигуры Канат Ибрагимов. Он напомнил, что г-н Смагулов по образованию художник, а не скульптор.

Межцеховые отношения приняли политический окрас. “Художественные конфликты не должны переходить в политическую плоскость”, — отметил Канат Ибрагимов. В Казахстане у скульпторов хватает залежавшихся вещей, однако далеко не все требуют их купить и установить, апеллируя при этом к патриотизму.

Новости партнеров

Загрузка...