Новый кризис будет более долгим

Казахстан и кризис – эту, главную для страны, тему комментирует Вячеслав Додонов, д.э.н., г.н.с. Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК

Казахстан и кризис – эту, главную для страны, тему комментирует Вячеслав Додонов, д.э.н., г.н.с. Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК.

***

В начале этого года вы были одним из очень немногих экономистов, которые не поддавались тогда \»аналитической панике\» — вы говорили, что к концу года ситуация начнет нормализоваться. Сейчас, вроде бы, это имеет место, во всяком случае, в крупных странах. Может ли эта стабилизация дойти и до Казахстана? И когда? На потребительском рынке страны, в сфере кредитования, ситуации с безработицей этой стабилизации пока не заметно

— Стабилизация мировой экономики уже идет. Так, ВВП США в третьем квартале вырос на 3,5%, ВВП Японии во втором квартале – на 2,3%. Во втором квартале росли также ВВП Германии и Франции и можно предполагать, что этот рост продолжится в 3 квартале. Параллельно с меняющимися в лучшую сторону показателями все более позитивными становятся и прогнозы перспектив мировой экономики от МВФ. Например, по Германии прогноз на 2009 год уже пересмотрен с -0,4 до +0,3%.

До Казахстана эта ситуация тоже дошла, в первую очередь, естественно – через повышение мировых цен на сырье, которые растут с весны и сейчас близки к своим историческим максимумам. Соответственно, растут и стоимостные объемы работы горнодобывающей промышленности, которая у нас дает около 62% промышленного производства и около 18% ВВП. Этот рост уже отражен и статистикой — по итогам 9 месяцев 2009 года падение промышленного производства в Казахстане составило лишь 1%, хотя еще по итогам 1 полугодия спад измерялся 2,7%. Это замедление снижения промышленности произошло за счет роста добывающих отраслей на 4,7% против 1,8% в первом полугодии.

Что касается более осязаемых на уровне домохозяйств проявлений восстановления экономики, о которых вы спрашиваете – потребительского рынка, безработицы и кредитования, то тут все будет происходить с некоторым лагом. Безработица является традиционно “запаздывающим” индикатором – этот показатель отстает от положения дел в экономике, как в начале кризисных явлений, так и в конце. То есть, например, кризис уже начался, уже идет спад заказов, спад производства, но пока фирма еще живет прошлыми заделами, людей не сокращают – проблемы уже есть, а уровень безработицы еще стоит на месте. Но и после кризиса ситуация аналогичная – уже начался рост, но одномоментно численность занятых не восстанавливается – еще есть опасения у работодателей по поводу устойчивости роста, уже ушли старые кадры, а новых пока не нашли и пр.

Что касается кредитования, то здесь ситуация специфическая, и сейчас уже не совсем связанная с кризисом. Оно в настоящее время ограничено из-за увеличения доли в банковских портфелях плохих долгов, из-за чего “плывут” пруденциальные нормативы и банки не могут выдавать новые кредиты. Для роста кредитования нужно, таким образом, помимо оживления экономики и пресловутого “открытия” мировых рынков, еще и нормализация кредитных портфелей, снижение доли в них плохих долгов. А это долгий процесс.

Ситуация на потребительском рынке тоже связана с кредитованием, поскольку потребительский бум в предкризисные 2005 – 2007 годы во многом был обусловлен активным кредитованием потребительских расходов.

Если же вернуться к макроэкономическим показателям Казахстана, то я и сейчас остаюсь при мнении, высказанном в начале года – дно по ВВП у нас должно было быть во втором квартале, а начиная с третьего я ожидаю роста экономики и думаю, что этот рост, хотя и минимальный (1 – 2%) будет зафиксирован и по итогам 2009 года.

Среди уроков, который мир должен извлечь из нынешнего кризиса, едва ли не чаще других называют необходимость существования нескольких резервных валют. Кто может войти в этот “клуб”? Есть ли там место для постсоветских валют или чего-то, что может вырасти из них?

— Формирование новых резервных валют – очень долгий процесс. Я не думаю, что в ближайшие годы этот клуб пополнится реальными конкурентами доллару и евро. Когда я говорю о реальных конкурентах, я имею в виду валюты, которые могли бы принять на себя хотя бы 10% мировых резервов. Сегодня имеются и другие резервные валюты, кроме доллара и евро – фунт, иена, швейцарский франк, но их доли в мировых резервах незначительны и не превышают 5% (4,7% у фунта по данным за 2008 г.). Конечно, нельзя исключать, что какие-либо иные валюты (юани, рубли) будут приниматься в качестве резервов отдельными странами мира, хотя бы из политических соображений, но их доля, даже при таком варианте останется символической. Основной же валютой на ближайшие годы все равно останется доллар, безотносительно ситуации в американской экономике. Останется он основной резервной, подчеркиваю – резервной (не расчетной) валютой просто потому, что именно в долларах деноминирована львиная доля финансовых инструментов мира. А резервы, о которых говорится применительно к понятию “резервная валюта” — это не просто деньги, сваленные в подземельях банков, а финансовые инструменты, в которые эти деньги вложены. И пока самыми надежными и самыми объемными (что очень важно) такими инструментами остаются американские казначейские обязательства и корпоративные бумаги американских компаний, большая часть резервов мира – как государственных, так и частных – будет иметь именно долларовое выражение. Других вариантов нет. Да, это, может быть, нелепо, может быть парадоксально, но чем больше дефицит американского бюджета – тем больше они выпускают казначейских облигаций – тем больше спрос на доллары. Такова нынешняя мировая “финансовая архитектура”, о необходимости изменения которой говорится так много, но ничего не делается для реального реформирования.

— Китай демонстрирует удивительную устойчивость к кризису. Такой от него не ждали даже большие почитатели опыта этой страны. Чего ждать в плане экономической динамики от нашего соседа в перспективе, с учетом возможного повторения кризиса?

— Китай проводит очень сбалансированную и грамотную политику. В период кризиса Китай эффективно поддержал экономику, которая осталась растущей высокими темпами, просто темпы этого роста замедлились. Принципиальным отличием сегодняшней ситуации в Китае стала ставка на поддержку экономики за счет внутреннего спроса в условиях сокращения экспорта. Мало того, Китай очень грамотно воспользовался кризисом на мировых рынках, прикупив “по дешевке” упавшие в стоимости западные компании, тем самым еще более упрочив свое положение в мировой экономике. Я думаю, что перспективы Китая достаточно благоприятны потому, что в условиях разбалансированности мировых рынков и экономики все большую роль в регулировании и поддержке национальных хозяйственных систем должно играть государство. Этот кризис продемонстрировал эту тенденцию очень четко – как только возникла реальная угроза стабильности финансовых систем, самые либеральные страны тут же забыли про “невидимую руку рынка” и, засучив рукава, принялись швырять деньги в тонущий банковский сектор. А Китай в этом отношении – страна с самой “огосударствленной” экономикой и уже поэтому его экономическая модель больше подходит для тех условий, в которых сейчас оказался весь мир. Следовательно, Китай в условиях глобальной финансовой турбулентности имеет еще одно конкурентное преимущество вдобавок к тем, которые и так обеспечивают ему лидерство в экономическом росте.

Фактор устойчивости казахстанской экономики, едва ли не единственный – цены на нефть. Сейчас, как известно, в мире идет недофинансирование новых проектов по нефтедобыче. Предсказывают, что это приведет в кратко- и среднесрочной перспективе к дефициту предложения нефти и, в результате, росту цен на нее. Может быть, это позволит Казахстану пройти через кризисы?

— Конечно, нефть является сейчас, и будет оставаться в обозримой перспективе, главным фактором благополучия Казахстана. Что же касается динамики цен на нефть, то тут можно сказать только одно. Времена изменились и особенности той самой пресловутой “глобальной финансовой архитектуры” сейчас таковы, что динамику цен не только на нефть, но и на все остальные активы финансовых рынков предопределяет один главный фактор – ликвидность финансовых рынков. Можно не обращать внимания ни на ОПЕК с ее заявлениями — они не способны что-то изменить, как показал кризис, ни на объемы добычи, соотношение спроса-предложения или прочие фундаментальные факторы. Сегодня все это почти ничего не значит. Единственное, что определяет динамику цен на организованных рынках – международное инвестиционно-спекулятивное сообщество и ликвидность, которая у них либо есть – и тогда цены несутся вверх, либо ее нет – и цены падают, невзирая на заявления ОПЕК, повстанцев в Нигерии или ураганы в Мексиканском заливе. Ситуация такова, что биржевое ценообразование совершенно оторвалось от объективного экономического базиса и в этих условиях бессмысленно искать рациональный фундамент под движением цен – его больше нет. Поэтому и прогнозирование нефтяных цен теперь должно строиться по-другому – не исходя из объемов разведанных месторождений, а на основе оценки объемов глобальной ликвидности.

Какими Вы видите перспективы вожделенной диверсификации казахстанской экономики в нынешних условиях и при различных вариантах развития кризиса.

— Я не очень верю в перспективы заметной и реальной диверсификации экономики. Просто потому, что роль добывающих отраслей постоянно возрастает и возрастает быстрыми темпами. Принимая во внимание также и рост цен на ту же нефть, становится понятно, что обрабатывающие отрасли должны расти нереально высокими темпами, чтобы обогнать темпы роста “нефтянки” и увеличить свою долю в структуре ВВП. И эта ситуация будет сохраняться и дальше, поскольку перспективы освоения новых месторождений и увеличения добычи нефти весьма благоприятны.

Вторым тезисом ваших выступлений в начале этого года было то, что после стабилизации и окончания нынешнего кризиса через какое-то время, кажется, Вы называли тогда 3-7 лет, придет “вторая волна” или новый кризис, не суть важно, как это назвать, и этот удар будет уже намного сильнее нынешнего. Вы и сейчас так считаете? И что ждать в этом случае Казахстану?

— Да, и сейчас я считаю, что новый кризис неизбежен, так как системные причины возникновения финансовых кризисов на мировых рынках не устранены. Основной проблемой, не вдаваясь в излишние подробности, можно назвать бесконтрольную эмиссию финансовых инструментов, которые формируют избыточную ликвидность мировых рынков. Эта ликвидность неизбежно надувает новые пузыри, потому что операции на финансовых рынках гораздо прибыльнее реальной экономики и все большие деньги идут в эти операции. Возникновения нового глобального кризиса, который по своим масштабам может превзойти кризис 2007-2009 гг., можно ожидать, как я думаю, в период 2013-2014 годов. Основания для этих ожиданий таковы.

Первое, это наличие эмпирических закономерностей относительно периодичности возникновения кризисов, которые в течение 1980-2000-х годов возникали с интервалом около 10 лет (1987, 1997, 2007 годы), при этом усиливаясь в масштабах от кризиса к кризису. Однако в течение 2000-х годов возникли новые инструменты финансирования операций на организованных рынках, которые усилили амплитуду их колебаний и объемы вовлеченных в спекулятивные операции средств. Вследствие этих изменений масштабы кризисов увеличиваются (что наблюдается в ходе нынешнего кризиса), а периодичность стабильного развития экономики сокращается. Поэтому можно прогнозировать сокращение временного интервала до наступления нового кризиса с обычных 10 лет до примерно 5-6, датируя период возникновения следующего кризиса 2013-2014 годами.

Второе — сохранение системных проблем в организации мировых финансовых рынков, которые вызвали текущий кризис. Реформирование данной системы не было и не будет осуществлено в ближайшие годы, что означает сохранение ситуации с гигантскими объемами несвязанной ликвидности, мигрирующей между отдельными рынками и вызывающими надувание новых “пузырей”.

Третье. Возвращение по мере оздоровления ситуации на рынках и в экономике кредитных ресурсов в сферу финансовых спекуляций, в том числе в маржинальные операции, что приведет к новому витку неоправданного роста цен на всех видах организованных рынков в период 2010-2012 годов, так же, как это было в середине 2000-х годов.

Четвертое. После бурного посткризисного роста финансовых рынков в 2010-2012 годах вновь возникнет ситуация переоцененности соответствующих активов, и резкий спад рынков станет возможным в любой момент, по любому поводу. В 2007 году таким поводом стали проблемы с американской ипотекой, в 2013 году формальной причиной кризиса может стать любое другое событие, дестабилизирующее финансовую сферу;

Пятое — больший масштаб нового кризиса будет обусловлен тем, что государственные финансы основных стран с наиболее развитыми финансовыми секторами (США, Великобритания, Япония) будут не в состоянии оказать поддержку своим экономикам. Ограниченность государственных ресурсов будет обусловлена тем, что они к 2012-13 годам еще не успеют восстановиться после нынешнего кризиса. То есть, ведущие экономики мира не смогут рассчитывать на столь же масштабную господдержку, как в настоящее время, что и обусловит гораздо более серьезные масштабы следующего кризиса.

Казахстан, в случае возникновения такого кризиса, вновь оказывается под серьезным ударом по известному сценарию – падения цен на сырье, следствием которого является снижение промышленного производства, ВВП, доходов бюджета, ухудшение платежного баланса, девальвация национальной валюты. Вопрос в сроках выхода из этого кризиса, который, по моему мнению, будет более длительным и тяжелым, и в накопленных резервах, которые будут единственным реальным способом смягчить его последствия для страны.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...