Кризис ничто – “официальная статистика” все

Сказки об узбекском экономическом чуде популярны среди чиновников…

В СМИ Узбекистана активно распространяется заявление о том, что “за 9 месяцев 2009 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года: ВВП возрос на 8%, объемы производства промышленной продукции – на 9,1%, продукции сельского хозяйства – на 3,3%. Основными факторами экономического роста стали высокие темпы роста объемов инвестиций (128,3%) и строительных работ (133,5%), а также расширение внутреннего потребительского спроса.

Сказки об узбекском экономическом чуде популярны среди чиновников. Даже в экзаменационных вопросниках в вузах и школах есть просьба рассказать об \»узбекской модели экономики и… ее использовании в зарубежных странах\». Оказывается, в США, Франции, Германии, Италии спят и мечтают внедрить узбекский опыт рыночных реформ. И все это на полном серьезе.

Узбекская экономическая модель. А что это такое? Это псевдорыночная экономика, авторитаризм и отсутствие элементарных прав предпринимателей. Бюджет страны трещит по швам. Неизвестно куда уползают деньги. Государство судорожно пытается изыскать \»лишние\» средства. А \»лишние\» можно выбить только из народа, ведь зарубежье мало дает денег, требует каких-то реальных реформ, какой-то демократизации.

При нынешнем правительстве, перспективы и экономический потенциал страны плачевны. С одной стороны, страна имеет богатые человеческие и природные ресурсы. Узбекистан — один из крупнейших мировых производителей хлопка, золота, урана. Запасы углеводорода в Узбекистане, включая газ, нефть и газ-конденсат оцениваются в 1,052 триллионов американских долларов. С другой стороны, положение узбекской экономики оценивается как тяжелое. Уровень производства в республике, в противовес бодрым заявлениям, остается на очень низком уровне. Руководители Узбекистана превратили один из богатейших регионов Центральной Азии в страну с разваливающейся экономикой. За годы независимости, в Узбекистан были привлечены значительные инвестиционные потоки, которые превышают $100 млрд. Такие страны, как Корея, Малайзия или Чили, с привлечением инвестиций в размере $25–30 млрд. стали мощными индустриальными державами мира. Государство во главе с Исламом Каримовым, Премьер-министром Мирзияевым Ш., “модельерами” узбекской экономики Азимовым Р. И Голышевым В. не торопятся ответить, куда ушли такие огромные средства и почему вот уже 18 лет страна остается на задворках СНГ.

Национальная экономика оказалась в тисках задолженностей по выплате заработной платы и непродуманной схемы перечисления пенсий и зарплат бюджетников на пластиковые карты. В большинстве узбекских сел население давным-давно уже не видело наличных денег. Зарплату они получают горюче-смазочными материалами и зерном. Некоторые недовольные жители принялись писать в газеты письма, стремясь привлечь внимание к проблеме местных СМИ. Правда, мало кто надеется, что власти отреагируют на их жалобы.

Влияние финансового кризиса на себе ощутили практически все предприятия, особенно работающие на экспорт. Даже самые крупные компании сворачивают инвестиционные программы, всеми возможными путями сокращают расходную часть своего бюджета, что, в свою очередь, влечет за собой массовое увольнение и сокращение рабочих мест.

Что касается банковской системы, то здесь можно отметить свертывание практически всех ипотечных и потребительских программ (например, широко рекламируемую до сих пор национальную программу кредитования молодежи).

Наличные деньги в Узбекистане давно уже стали наиболее ликвидным товаром. Это заставляет банки создавать искусственный дефицит наличных денег, чтобы потом продавать наличность за 7-10 процентов с необходимой суммы. Бизнес давно платит эту дань, и привык: не ропщет. Еще 10 процентов банки удерживают вполне легально за выдачу наличных денег.

Из достоверных источников внутри правительства известно, что экспорт товаров резко падает по отношению к импорту, что еще раз свидетельствует об уязвимости узбекской экономической модели. Чтобы выправить ситуацию, таможенным службам дано устное указание задерживать на границе импортные грузы.

Экономика устроена таким образом, чтобы вывозить качественное сырье за рубеж по заниженным ценам, что обеспечивает спрос и экспортоориентированность узбекских предприятий. Пример с узбекскими автомобилями, реализуемыми в России по демпинговым ценам, не единичный. Вместе с тем заниженные цены на качественное сырье позволяет экспортерам (а их считанное количество) получать разницу в виде откатов. Так что узбекское сырье создает рабочие места за границей, в то же время сами узбекистанцы вынуждены приобретать готовую продукцию из собственного сырья втридорога.

Высокие отчисления от фонда заработной платы вынуждают предпринимателей уходить в тень. А так как налоговый режим лишь усиливается, в тень вынуждены прятаться не отдельные предприятия и компании, а целые сегменты узбекской экономики.

Реальное состояние узбекской экономики, судя по всему, секрет только для Президента Ислама Каримова. МВФ, Всемирный банк и другие международные финансовые институты прекрасно осведомлены об истинном положении дел. Недаром в совместных заявлениях правительства и МВФ об ошеломительных успехах Узбекистана делается приписка — “согласно официальной статистике”. Такими темпами экономического развития и “согласно статистике” узбекский сум вскоре станет мировой валютой, заменив нестабильный доллар.

Новости партнеров

Загрузка...