Женщина, которая \»стучит\»

Судя по сенсационному интервью в интернете Мухтара Джакишева, Россия, пока экс-глава “Казатомпрома” находится под арестом, с “бешеной скоростью” подписывает за спиной Казахстана выгодные контракты, пытаясь вытеснить “Казатомпром” с мирового уранового рынка. Последнее обстоятельство наталкивает на мысль, что арест Джакишева был выгоден нашему северному соседу. Попробуем найти подтверждение этому, вспомнив историю обвинений и тех, кто начал кампанию против М. Джакишева. А началось все с Татьяны Квятковской еще в 2007 году.

***

Who are you, Квятковская?

Напомним, что Мухтара Джакишева арестовали после того, как 1 апреля этого года бывший депутат мажилиса Татьяна Квятковская публично потребовала уголовного расследования деятельности Джакишева на посту главы “Казатомпрома”.

По мнению Квятковской, топ-менеджер разбазаривал недра страны. “Урановая отрасль нашей страны практически выведена из-под контроля государства”, – заявила тогда Татьяна Квятковская на пресс-конференции. Любопытно, что Генпрокуратура сразу же отреагировала на эти обвинения, начав расследование в отношении Джакишева и ряда топ-менеджеров компании. Спустя каких-то полтора месяца, всех арестовывают. Оперативность со стороны следственных органов, скажем-таки, неслыханная. При этом у Квятковской не спрашивают, как к ней попали такие секретные данные. То, что сведения секретные, нет сомнений. Дело-то расследует КНБ. Много ли таких прецедентов в Казахстане, когда человек выступает с публичными обвинениями в адрес высокопоставленного чиновника и комитетчики тут же начинают расследование? Хотя один пример есть, но противоположный. Случай с главным редактором газеты “Алма-Ата ИНФО” Рамазаном Есергеповым, обвиненным за публичное обнародование якобы секретных данных. Но посадили его, а не тех, кого он “раскрыл”. Госпожу Квятковскую от такой ответственности уберегли, как и два года назад, когда она “заточилась” на Джакишева, выступив с аналогичными обвинениями. Но тогда многочисленные проверки в “Казатомпроме” ничего противозаконного не выявили. По мнению самой Квятковской, в то время Джакишеву помогли влиятельные люди.

Вообще, на заявления Татьяны Григорьевны, власти всегда реагируют оперативно и в ее пользу. В марте 1994 года она баллотировалась в Верховный Совет 13-го созыва и не прошла. На следующий год, Квятковская подает иск в Конституционный суд о неправомерности и нелегитимности выборов. И, как писали критики, оппозиционный Назарбаеву парламент быстро распустили. Квятковскую позже наградили медалью и грамотой Верховного Совета КазССР. А в 1999 году она стала депутатом мажилиса парламента от партии “Отан”.

Что еще мы знаем о человеке, который, начав карьеру с должности литсотрудника “Дружных ребят”, стал “известным” журналистом, по одному заявлению которого распускается парламент и арестовывают главу нацкомпании? (Кстати заметим, что на сигналы, например, нашей газеты о фактах коррупции в высших эшелонах власти, никто наверху не реагирует, а разоблачения оппозицией фальсификаций на выборах остаются без внимания уполномоченных органов). Итак, что мы знаем о Татьяне Квятковской? Практически ничего. Кроме того, что Татьяна Григорьевна появляется всегда в нужном месте и нужное время, но найти радетеля за народные недра для интервью оказалось не просто. Сначала Татьяна Григорьевна передала через своего бывшего помощника в мажилисе, что никаких комментариев давать по делу “Казатомпрома” не желает. Прямо-таки не по-журналистски получилось. Кстати, перед этим в пресс-службе мажилиса сообщили, что она “могла уехать в Россию, ведь у нее, кажется, двойное гражданство”, но затем добавили, что это лишь предположение. Мы были весьма удивлены, когда чисто случайно обнаружили номер ее сотового телефона на одном из интернет-сайтов.

“Все, я свое дело сделала…”

Сначала Татьяна Григорьевна всячески отказывалась от комментариев, но потом разговорилась.

— Мы можем встретиться для интервью по делу “Казатомпрома”?

Нет. Все, что я знаю, я рассказала в прессе. Больше я ничего не знаю. К следствию я не допущена. Там секретно все. У меня совершенно нет новой информации.

— А те документы, которые вы предоставили следствию, относятся к госсекретам? Вас не спрашивали, откуда вы их взяли?

– Документы, которые у меня были, я получила официальным путем еще с помощью анализа отчетов в 2007 году. Они были опубликованы на официальных сайтах. Их, правда, с тех пор сильно подчистили, но у меня сохранились распечатки.

— Вы смотрели в интернете интервью с Джакишевым?

– Нет. А что там?

— Он там отвечает на все ваши обвинения.

– Ну, он на них всегда отвечает. Тем не менее я еще в августе получила официальные ответы от КНБ и Генпрокуратуры на мои обвинения, которые прозвучали в апреле. Они заявили, что факты, изложенные мной, подтвердились. Более того, органами следствия обнаружено множество другой совершенно криминальной информации. В 2007 году тоже шла капитальная проверка, но тогда ничего не засекречивалось. Тогда я могла с помощью прокуратуры получать промежуточные материалы и копии документов, подтверждающих нарушения в “Казатомпроме”. У меня тогда еще все было. Просто сейчас я не могу сказать, кто их мне давал. Я же понимаю, что там кто-то кого-то хочет уничтожить. Я вообще сейчас всю информацию про Казахстан отключила. Зачем мне эта нервотрепка нужна? В конце концов, я, что, одна в стране? У нас есть парламентарии, которые в 2007 году тоже делали запрос, на который так и не получили ответа. Я позвонила тем, кто еще с того созыва работает, и говорю: ребята, все, я свое дело сделала. Я больше не хочу, давайте вы. Вы государственные люди, я – пенсионерка. Пошли вы все в баню! Если вам все равно, что с Казахстаном будет и что вашим детям останется, то и хрен с вами! Мне тоже ничего не надо.

— Джакишев в своем интервью говорит, что Россия сейчас делает все, чтобы Казахстан на урановом рынке утратил свои позиции. В документах, которые у вас есть, как-то прослеживается такая тенденция? Как вы считаете, насколько обосновано такое заявление?

– Какое отношение имеет Россия к сегодняшнему состоянию урановой отрасли Казахстана? Да никакого! Конечно, у России, наверняка, есть свой интерес. А у какой европейской страны нет интереса к государству, которое занимает второе место в мире по запасам урана? Россия вообще здесь нигде хвостом не сидит. Джакишев что хочешь будет говорить, лишь бы все в политическое русло перевести. Они ведь в один день две фирмы “Бетпак дала” зарегистрировали. Одна была государственная, а вторая – Черышкина. Как это Минюст мог сделать? Попробуйте зарегистрировать газетенки с похожим названием. Вам не разрешат, это законом запрещено. А тут две фирмы с одинаковым названием, которые относятся к урановой отрасли. Постановление-то правительства было урановые рудники отдать в разработку государственной “Бетпак дала”. Так сначала и было сделано. А потом государственная фирма быстро упраздняется и все рудники оказываются у частной компании, причем совершенно бесплатно. Как это так?

— Когда мы искали Вас, то в пресс-службе мажилиса сказали, что вы могли уехать в Россию и что у вас двойное гражданство. Это правда?

– Нет конечно! Даже мыслей таких никогда не было! Что я в России забыла-то?

Поймать момент

— Вы когда-нибудь лично встречались с Мухтаром Джакишевым?

– Нет, а зачем? Я общественный деятель, политик, то есть в таком ранге, когда могу поставить вопросы на базе того анализа, который я провела. И я поставила эти вопросы.

— Как вы считаете, почему на ваше заявление отреагировали именно сейчас, в отличие от 2007 года?

– Мне в этом году было удобно выйти, потому что по БТА возникли проблемы. Я посидела, подумала и поняла, что часть денег обязательно через урановые предприятия выводилась. Так оно и оказалось в итоге. То есть, там же Аблязов тоже замешан? И мне было удобно таким образом заново привлечь внимание к этой проблеме. А в 2007 году меня должен был принять президент. Потому что вопрос-то государственной важности. Значит, сижу, жду этого приема, готовлюсь что-то ему доложить, а меня все не принимают. Потом, бах! Джакишеву орден дают, ну я вообще села на одно место! Ни хрена себе, думаю! Что происходит-то в Датском королевстве? Навела справки и поняла, что происходит. Поняла, что нужно какое-то время выждать. Я же не муравей, который может просто полезть под колесо, чтобы меня переехали. Я же не ради удовольствия этот вопрос-то поднимаю.

— А где это подтверждается, что Аблязов замешан?

– В органы обращайтесь, там все вам и подтвердят.

— Материалы о нарушениях, которые вы обнародовали два года назад, сильно отличаются от нынешних?

– Суть обвинений та же самая. В этом году я просто добавила то, что было в прокурорских документах 2007 года. В моих материалах двухгодичной давности не было итогов первой проверки. Тогда ведь прокуратура там все нашла, а потом бах! Все там прикрылось. Ну, я примерно сейчас догадываюсь, почему это и как произошло. Я говорить об этом не могу, потому что я живая и жить хочу. А когда я в этот раз поднимала вопрос, то я, конечно, в своем заявлении уже добавила те факты, которые были в официальных документах прокуратуры 2007 года. У меня копии этих документов есть, но я их вам, конечно, не дам. А в органы я их, конечно, предоставила.

— После вашего заявления арестовали весь топ-менеджмент “Казатомпрома”. Вы удовлетворены последствиями своего заявления?

– Я пока не знаю о результатах, кроме тех официальных ответов, которые мне дали. Я дальше не вмешиваюсь. Когда началось следствие, меня вызывали трижды. В первый раз я протокольно подтвердила, что сделала официальное заявление. Второй раз меня вызвали к следователю на официальный допрос. И еще раз меня попросили приехать и показать последовательность движения разных там документов. Что могла, я им показала, а потом сказала: ребята, вы меня больше не тревожьте. Я же на вас не работаю. У вас тут целый аппарат, вы можете любого экономиста привлечь. Я журналист вообще-то по своей профессии. Моя задача вопросы вам поставить, а вы на них отвечайте. Оставьте меня в покое. Больше они меня не трогают.

— Какова сейчас ваша основная деятельность?

– А вы как думаете? Я кто сейчас?

— Просто вы с большими промежутками возникаете на политическом поле…

– А что мне там делать-то без конца, когда вас кричать-то народу полно? А поднять серьезный вопрос… Я выступаю, когда мочи уже нету. Я очень редко включаю казахстанские каналы, чтобы не расстраиваться, потому что у меня характер такой. Я увижу проблему, мне надо обязательно туда влазить и говорить. Вот сейчас надо выступить в газете, чтобы прекратить мародерство в Казахстане в связи с кризисом. Мародерство в фармацевтике, в коммунальном хозяйстве и так далее. У меня целый ряд вопросов там есть. Про дорожный проект (Дорожная карта – авт.) слышали, да? Ну бред же полный! Что за хрень такую правительство придумало? Кому это надо? Ну, вот я не лезу, потому что думаю: господи, ну неужели без меня никто не скажет, что это полная хрень!

От редакции

По сути, интервью Джакишева сенсационно своими открытиями. Чиновник, который до последнего контролировал всю атомную промышленность Казахстана, дает подробный расклад по существующему положению дел в урановой отрасли. И положение это, по его словам, удручающее. Мы “проспали” или намерено “проспали” подписание выгодных контрактов по строительству уранового склада и обогатительного завода с Японией и Китаем. Пассивность нашего правительства на руку России, которая, не медля, заключает договоры и контракты в обход Казахстана, тем самым возвращая наш статус сырьевого придатка, печально констатирует Джакишев. Прошло уже больше полумесяца со дня появления в интернете нашумевшего интервью, но КНБ, Генпрокуратура и руководство “Казатомпрома” упорно хранят молчание, будто ничего не произошло.

Когда на прошлой неделе “Свобода Слова” обратилась к г-ну Школьнику по поводу показаний Джакишева, Владимир Сергеевич отказался от комментариев, сославшись на то, что не видел этого интервью. Но затем добавил, что “если там речь идет о том, что Школьник на Россию работает, то Школьник – гражданин Казахстана – работает на Казахстан”. Затем добавил, что “все у нас с атомной отраслью будет здорово и хорошо”. Если господин Школьник до сих не ознакомился с интервью, где, между прочим, затрагивается судьба подконтрольного ему ведомства, то для Владимира Сергеевича специально публикуем ссылку в интернете. Может, потом у него будет, что сказать журналистам. А у господ Шабдарбаева и Мами мы официально спрашиваем: почему вы никак не реагируете на изложенную Джакишевым информацию, как реагировали на обвинения г-жи Квятковской? Если все, что говорит Джакишев, вымысел, то будьте любезны, опровергните это. И вообще, если следовать логике КНБ по делу Есергепова, то г-жа Квятковская должна была быть привлечена к уголовной ответственности: а) за использование похищенных секретных материалов; б) за их обнародование, но она, видимо, на особом счету у наших спецслужб.

Газета \»Свобода слова\»

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...