Алессандро Лиамине: “У элиты нет политической воли к развитию Казахстана”

“Те, кто может изменить ситуацию к лучшему, в настоящее время утратили свои позиции

“Политика, как и женщина, должна быть гибкой и держать линию”.

Тадеуш Гицгер

Алессандро Лиамине проработал в структурах Европейского союза в Казахстане более восьми лет. “Последние годы стало хуже. И мне это даже обидно из-за чистой привязанности к стране, которую я полюбил. Самые яркие люди или ушли из жизни, или за решеткой, или за границей”, — отметил он в ходе заседания дискуссионного клуба “АйтPARK”.

\"\"

“С чего вы решили, что вы лучше?” — поинтересовался у представителя европейского мира Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба. “Каждый народ имеет свои сильные и слабые стороны. Никто не говорит, что европейское общество самое лучшее”, — ответил Алессандро Лиамине. Его последняя должность – региональный советник по политическим вопросам в странах Центральной Азии. Сейчас функционера переводят на работу в Кению и в “АйтPARKе” он выступал как частное лицо.

Когда зашел разговор про коррупцию, где в профильных рейтингах Казахстан и государства ЕС находятся на противоположных концах, г-н Еримбетов спросил: “Может вы жадные, а мы щедрые?” — “У вас недостаточно развиты базовые демократические механизмы”, — объяснил суть различий г-н Лиамине.

Потом поговорили о проблеме нелинейного отношения в Казахстане к такой политической категории, как время. “Чтобы ездить на “BMW” и “Феррари” время не понадобилось, а чтобы провести честные выборы – надо время”, — обратил внимание Алессандро Лиамине. И такая избирательность присутствует на местном поле повсеместно.

Как положено, при данном формате встречи, не обошлось без темы председательства Астаны в ОБСЕ – 2010. По словам гостя “АйтPARKа”, для Ак Орды “председательство в ОБСЕ – это далеко не подарок”. “Игры не закончены, они даже только начинаются”, — подчеркнул он. Нурсултан Назарбаев очень чувствителен к международному имиджу, а потому “Казахстан вряд ли будет вести себя плохо”. “Казахстан может справиться с задачей быть хорошим на один год, — считает г-н Лиамине. – Имидж – это самая главная вещь”.

В Евросоюзе по отношению к Астане сформировался подход “тихой дипломатии”, потому что публичность в болезненных вопросах здесь может дать обратный эффект. Как бы то ни было, но дипломатическое давление на Ак Орду не ослабевает. “Никто не заставлял подписывать множество международных договоров. Раз подписали, предполагается, что вы будете их выполнять”, — таков концептуальный подход Брюсселя.

По корпусу работников казахстанского МИДа гость дискуссионного клуба дал такую оценку: “Много достойных дипломатов, но раньше их было больше”.

Для Казахстана председательство в ОБСЕ – это хорошо (“счастливый конец многолетней PR-компании”). С точки зрения самой организации – это опасность. Многие видят в Астане “троянского коня”.

Алессандро Лиамине вообще считает, что на рубеже веков с качеством людей в руководстве государства было гораздо благополучнее. “Те, кто может изменить ситуацию к лучшему, в настоящее время утратили свои позиции”, — отметил он. А у элиты нет политической воли к развитию Казахстана. Во главу угла этими людьми ставится сохранение власти. Поэтому не предпринимается шагов к развитию среднего класса – в нем видят угрозу. Не вкладываются средства в образование и культуру – чтобы люди не начали задумываться и размышлять, критиковать. Гость дискуссионного клуба списывает это на то, что у высших чиновников страны в мышлении господствует “советский менталитет”.

Насчет казахстанской модели снятия этнических и религиозно-конфессиональных конфликтов, г-н Лиамине признал, что она есть, “но одновременно есть проблемы”. Он считает вредным фактически существующее табу на обсуждение этнических и религиозных вопросов, поскольку в данной сфере дискуссия скорее поможет, чем навредит.

По поводу осуждения правозащитника Евгения Жовтиса гость “АйтPARKа” заметил: “Это просто позор для нации”.

В Европе, за последние 5-6 лет о Казахстане стали знать больше. Первая ассоциация – это Нурсултан Назарбаев. Вторая – команда велосипедистов “Астана”. Европейские любители спорта были в недоумении, когда участники команды “Астана” не получали положенных им денег. Там это из разряда невероятного. “Борат на самом деле даже положительно повлиял на зарубеж. Казахстан стал выдавать на 300-400% больше виз в европейские страны”, — сообщил Алессандро Лиамине.

“Настоящая столица Центральной Азии – это Ташкент”, — считает гость “АйтPARKа”. Но это по потенциалу, в том числе людскому. Пока Казахстан опережает Узбекистан, но при смене руководства Ташкент в состоянии сделать рывок. “Узбекистан имеет свои проблемы, и мы знаем какие. С новым лидером он за несколько лет может выйти вперед”, — подчеркнул г-н Лиамине.

Функционер поставил в известность, что ему не всегда легко объяснить своим шефам в Брюсселе реальное положение дел в Казахстане. По выражению Алессандро Лиамине, там слишком много “энтузиастов”. “Энтузиасты” – это те, кто видит бутылку наполовину полной, а не наполовину пустой.

Сам Европейский союз сейчас на пороге серьезных перемен. С 1-го декабря начинает действовать Лиссабонский договор, который существенно улучшит механизм принятия решений. “Наконец-то у нас есть юридическое лицо в рамках международного права”, — отметил г-н Лиамине. Теперь таблички с надписью Европейская комиссия меняются на Европейский союз. Свои сбережения гость дискуссионного клуба держит в евро, и считает, что больше нужно опасаться за судьбу доллара, чем насчет перспектив европейской валюты.

Проекты “Трасека” (транспортный коридор из Европы в Китай через Кавказ и Центральную Азию), “Иногейт” (диверсификация поставок газа в Европу), когда они были созданы, то были европейско-американскими. Сейчас они европейские и это долгосрочные планы.

“Стратегические интересы Евросоюза в Центральной Азии на нефти не заканчиваются, — сообщил Алессандро Лиамине. – Прежде всего речь идет о безопасности (мигранты, нароктрафик). Здесь полное совпадение позиций России и ЕС. Это настоящий главный вопрос, а потом нефть”. “Европа будет еще более независимой от США, в том числе в Центральной Азии”, — подчеркнул он. У Брюсселя нет интереса связывать Афганистан с Центральной Азией. Например, потому, что трафик наркотиков из Афганистана – это не американская проблема, а европейская.

Вечно Казахстан не может проводить многовекторную политику. Рано или поздно он должен будет сделать четкий выбор”, — уверен гость “АйтPARKа”. Он оптимальным видит маршрут “с Западом, через Россию, но в Европу”. Тем более что определенные стандарты и ценности европейской жизни в республике отмечаются. “Путь Казахстана в будущем, долгосрочной перспективе – это путь к Европе”, — подчеркнул г-н Лиамине в заключение встречи.

Новости партнеров

Загрузка...