Нет цензуры – есть формат

Статью 18 Конституции никто не отменял. Ну и что?

“Хорошо быть конем – весело ржать и кобыл по лужайке гонять”.

Тимур Шаов

“В Казахстане свобода слова есть, но права журналистов постоянно нарушаются”, — подчеркнул Сейтказы Матаев, глава Союза журналистов Казахстана, в ходе научно-практической конференции “Казахстанские СМИ и защита прав и свобод личности”. Мероприятие прошло в Алматы, в здании Академии экономики и права.

Как положено при столь пестром составе собрания, где сошлись чиновники, журналисты, преподаватели, правозащитники и работники правоприменительных органов, каждый болел за свою команду. Поэтому по версии одних, свобода слова в Казахстане поступательно развивается, а другие указывали на планомерное уничтожение ее остатков.

Взгляд на ситуацию со свободой слова в республике сильно зависит от того, с кем Казахстан сравнивают. Если за образец берутся Узбекистан и Туркменистан, то вроде как свобода слова присутствует. Когда для сравнения используются Великобритания и США, то зафиксировать наличие свободы самовыражения и свободы слова в частности проблематично.

Над участниками выступлений и дискуссии висел большой плакат “Мысль есть главная способность человека; выражать ее – одна из главных его потребностей, распространять ее – самая дорогая его свобода (П.Буаст)”. В дискуссию активно вступили и студенты Академии экономики и права, мнения которых разделились. Одни выступали в поддержку имеющейся у Казахстанцев возможности выбора: читать “Казахстанскую правду” или “Свободу Слова”. Другие выражали удовлетворение тем, что газета “Тасжарган” была закрыта, ибо занималась очернительством действительности и государственных органов.

Прозвучало много упреков в адрес отечественных СМИ за то, что они “не занимаются повышением уровня казахстанского патриотизма”. В качестве положительного примера приводилась газета “Сакши”, которую никто не читает. Представитель пресс-службы генпрокуратуры Нариман Бекназаров сообщил о том, каких больших успехов достигло ведомство в противодействии коррупции и незаконной вырубке саксаула. Работница газеты “Казахстанская правда” рассказала о злоключениях ее работников из-за того, что издание не опубликовало статью одного склочного автора. В общем, работа в официозе тоже не сахар. “Мы печатаем острые материалы”, — отметила она среди прочего, как бы в оправдание.

Лариса Броватая, зампредседателя комитета информации и архивов МКИ РК изложила ведомственный взгляд задачи и проблемы взаимодействия СМИ и государственной власти. По ее информации, каналу “Ел арна” будет придан молодежный формат. Представители газеты “Республика” высказали г-же Броватой недовольство по поводу того, что в министерстве потеряли документы, отправленные на перерегистрацию издания.

При смене главного редактора, газету теперь не надо перерегистрировать. Гана Красильникова, руководитель юридической службы международного фонда защиты свободы слова “Адил соз”, оценила это положительно. Однако она задалась вопросом, зачем вообще нужно было вводить в закон эту сомнительную норму, чтобы потом отменить.

“Адил соз” давно и последовательно выступает за декриминализацию таких моментов, как “клевета” и “оскорбление”. Вдобавок практикой местного законодательства, журналисты фактически лишены права вести расследование. У Ганы Красильниковой спросили, как много депутатов парламента разделяют позицию “Адил соз”. “За кулисами почти все, но когда доходит до голосования, то “за” такие нормы голосуют единицы”, — ответила она.

На проблеме соотношения права на информацию и права на частную жизнь сфокусировала внимание Гульмира Кужукеева, юрист представительства “Интерньюс Нетуорк” в РК. Законодатель при определении частной жизни использует метод перечисления, а это несет в себе опасность пробела. Лучше четко сформулировать определения и понятия.

На Западе право на частную жизнь и право на получение информации не находятся в подчинении друг у друга и общество пытается установить между ними баланс. Однако там чем более “нерядовой гражданин”, тем меньше у него защищенных тайн, поскольку имеет место общественный интерес. В Казахстане наоборот – чем выше у человека статус, тем лучше его тайны защищены от огласки.

В ходе обсуждений отмечалось, что статью 18 Конституции Республики Казахстан, которая гарантирует свободу слова, никто не отменял. Однако практика правоприменительных органов построена таким образом, что позволяет осуществлять косвенную цензуру и эффективно препятствовать свободе самовыражения.

Новости партнеров

Загрузка...