Ермек Турсунов: “Занимаюсь контрпрограммированием культуры”

“Прекращай писать и вали из страны” – это одно, а “зачем ты это делаешь?” - это другое”

“Культура – это не количество прочитанных книг, а количество понятых”.

Фазиль Искандер

“Есть национальная гордость, а есть национальные комплексы”, — подчеркнул Ермек Турсунов, кинодраматург и гость дискуссионного клуба “АйтPARK”. В основном вокруг этих моментов и пошел очень насыщенный и острый разговор. Что касается нашумевшего художественного фильма “Келин”, то автор заметил: “Внутренне радуюсь, что картина была замечена”.

“Сегодня так получилось, что Ермек находится на волне информационных сообщений”, — объяснил приглашение кинодраматурга в качестве гостя “АйтPARKа” его модератор Нурлан Еримбетов. Лента Ермека Турсунова “Келин” вызвала крайне негативную публичную реакцию у части общественности. Сам он, с пониманием относится к тому, что кому-то фильм не понравился: “Готов разговаривать лицом к лицу с теми, кого не понимаю, или с теми, кто меня не понимает”. С другой стороны, г-н Турсунов обескуражен обращениями этих людей в прокуратуру и КНБ с требованием разобраться. “Им там что, заняться больше нечем?” — недоумевает он.

“Прекращай писать и вали из страны” – это одно, а “зачем ты это делаешь?” — это другое — отметил Ермек Турсунов. – Я ничего не делаю, заставляя себя – мне все в кайф. Я стремился и стремлюсь к тому, чтобы противопоставить тому, что у нас творится”. “Я работаю для того, чтобы мы снова стали рассказывать своим детям “Ер-Тостик” или “Канбак-шал”, — определил он цель своей деятельности.

“Если всех казахов собрать, то по всему миру наберется миллионов десять (чуть больше – чуть меньше). Десять миллионов – это одна улица в Пекине или Каире. Надо признать, что в масштабах мира мы малая нация. А у всех карликов двойное самолюбие, — акцентировал внимание гость “АйтPARKа”. – Нам не нужно комплексовать от того, что нас мало, нам нужно гордиться тем, что у нас есть, что показать”.

“Аксакалы и национал-патриоты, которые меня обвиняют, не понимают, что я занимаюсь культурным контрпрограммированием. Потому что они здесь сидят и выливают на меня ведра грязи всякой. А я еду туда к ним (за границу) и меня спрашивают “кто это снял?” — “казахи сняли” — “Ой как здорово!”. И я горжусь, что я казах”, — сообщил г-н Турсунов.

В связи с последним шумом вокруг доктрины национального единства, где не указана ведущая роль казахов, модератор дискуссионного клуба поинтересовался у гостя, как ему все это. Лично Нурлана Еримбетова унижает требование написать в документе, что казахи – это №1. “Это не правильно”, — определил свою позицию по требованиям национал-патриотов Ермек Турсунов.

“У нас в Союзе писателей свыше 700 человек, их них писателей человек пять”, — отметил г-н Турсунов, когда речь зашла о современной литературе.

“Раньше престижная работа, квартира, машина, дача, теперь этот комплект увеличился. В него должна входить токалка, дети на учебе за границей. Мы ругаем все это на словах, но внутренне к этому стремимся”, — это мнение гостя по проблеме двуличия в обществе.

“Можно в Казахстане говорить о духовной элите?” — задал вопрос модератор. “Могу назвать только несколько человек. Всех остальных или купили, или они сидят по кухням и перемывают кости, или загнаны в позицию неудачников, — поделился Ермек Турсунов видением ситуации. – Элита у нас есть, но она не востребована. А та, которая есть – это не элита, это шантрапа какая-то, приспособленцы”.

Когда разговор пошел о восприятии истории, то г-н Турсунов обратил внимание на характерные особенности местных памятников батырам и великим деятелям: “Если это конь, то у него огромные яйца. В руке у человека всегда большое копье и он гордо в даль куда-то смотрит”.

Под Туркестаном нашли останки Аблай хана. Он оказался 164 см, был перелом ноги, значит хромой. “И половина тут же стала заявлять, что нет, Аблай должен быть метра два, а это кто-то другой, мы ошиблись, — отметил Ермек Турсунов. – Мы маленькие, но хотим быть больше, а большие государства нас не замечают, у них совсем другие проблемы. И те проблемы, которыми мы занимаемся, для них не понятны”.

“Я думаю, что нам не нужно бояться плохих страниц нашей истории. Мы не умеем смеяться над собой – это самое плохое. Когда-то мы умели смеяться над собой. Ничего, перекувыркаемся, переболеем – это все проблемы роста”, — один из тезисов по отношению к истории.

Что касается фильма “Келин”, то кинодраматург, выступивший здесь еще и в качестве режиссера, сообщил: “Моя картина имеет очень много слоев. Есть люди, которые слизывают только верхний слой, другие идут дальше”. Он показывал эту ленту своей бабушке в ауле и она сказала, что внук снял ее судьбу. “Моей дочке шесть лет, но когда она подрастет, я покажу ей этот фильм”, — сообщил гость “АйтPARKа”.

Г-н Турсунов против привязки количества населения в стране к качеству ее кино. Здесь нет прямой зависимости. “Мы только начинаем играть в кино по настоящему”, — акцентировал он.

“Еки жулдуз” — это наш позор. Самый настоящий. Воинствующая пошлость и невежество. Мы все время хотим быть похожими на кого-то. У нас своего лица нет, мы его потеряли”, — это уже насчет отечественных шоу. Еще ему не нравится, когда занимаются всевдоэтникой, как в случае с группой “Улытау”.

“Мне нравилось, когда Бекболат Тлеухан пел. Певца мы потеряли, а политика не приобрели”.

В адрес своих критиков из числа молодежи: “Поработай на страну – я на тебя посмотрю. Пытаются разыгрывать карту патриотизма, а она крапленая. Это дешевая монета, она всегда была в ходу у разных проституток, которые были во все времена. Теперь сидят всякие Шахановы и занимаются этой проституцией, только на другом уровне. Вы хотите этой дорогой пойти?”

“Я больше них болею за все казахское”, — заявил Ермек Турсунов.

Новости партнеров

Загрузка...