Служили два товарища…

Погибшие ребята с юношеской страстью мечтали о службе в армии. Очевидно они с удовольствием и интересом смотрели российский сериал “Солдаты” и были уверены, что во всех воинских частях царят добрые отношения между “дедами” и “духами”…

Людмиле Костенко, председателю Комитета солдатских матерей Астаны уже несколько лет не дает спокойно спать горе отцов и матерей, потерявших сыновей, нашедших свою смерть или тяжелые увечья при выполнении воинского долга. Не смотря на далеко не молодой возраст, она с тяжеленными сумками, заполненными документами, подтверждающими армейские трагедии, колесит по Казахстану, оббивает пороги судов, прокуратуры, добивается встреч с людьми с большими звездами на погонах. Вот и сегодня она приехала в Алматы с очередным иском. В тесном номере привокзальной гостиницы, разложив на постели многочисленные бумаги, она рассказывает об очередной трагедии.

Он хотел служить в армии и жить долго

Павел Сергиенко, 21-ти одного года от роду, призванный в ряды вооруженных сил Республики Казахстан 19 апреля 2009 г. Департаментом по делам обороны Карагандинской области, был направлен для прохождения службы в в/ч 21450, дислоцированную в п.г.т. Гвардейский Жамбылской области. До службы в армии Павел был спокойным, уравновешенным парнем. Не очень общительный, немногословный, вежливый с окружающими, избегал конфликтов, но за себя всегда мог постоять, никаких неврологических заболеваний не имел, служить в армию пошел с большим желанием.

Служил он недолго, всего три месяца. 24 июля ему исполнился 21 год, а 22 года уже не будет никогда. Бездыханное тело солдата было найдено 2 августа. Оно висело в углу бокса полевой кухни. В служебном расследовании, адресованным командиру в\ч 21450, подписанным заместителем командира названной части по воспитательной и социально-правовой работе подполковником Е. Бятовым, говорится: — “Примерно за 3-4 дня до суицида, в расположении палатки П. Сергиенко пытался совершить суицид, порезав вены на руках, но рядовые А. Исаев и И. Шакиров успели отобрать у него лезвие. Дело в том, что Сергиенко, находясь в наряде дневальным по палатке, из-за боли в животе наложил в штаны и чувствовал себя опозоренным. При этом военнослужащие морально его поддерживали, говорили, что такое может случиться с каждым”. Все это подтверждают и свидетельские показания сослуживцев. Но где гарантия, что они не были написаны под диктовку? Ни утверждать, ни отрицать этого мы не можем.

Следствие до делу гибели солдата, по мнению Л. Костенко, “зациклилось” на “явно надуманной” версии самоубийства и других не рассматривало.

Что же происходило в части за 3 дня до трагедии? Людмила Ивановна, побывавшая на месте трагедии, рассказывает: — “30 июля Павел был назначен дневальным по палатке. В этот день у сержанта роты пропали “берцы” (солдатская специальная обувь). За них с Сергиенко потребовали 3 тыс. тенге. Такой суммы солдат найти не смог и отдал свои берцы, оставшись в тапочках. Что касается попытки вскрытия вен, то лезвие на предмет отпечатков пальцев солдата, проверено не было. Не подверглась экспертизе и одежда на погибшем, которая ему не принадлежит. Со слов военнослужащего М. Закирова, форма Павла была постирана в первой половине дня 2 августа. Найти “берцы” и форму погибшего солдата, следствие даже не пыталось”. Странным Людмиле Костенко, не единожды расследующей причины гибели солдат, показались выводы экспертизы, показавшей, что хрящи гортани оказались целыми, чего не может быть при повешении. Подозрительным Людмиле Ивановне видится и вывод экспертов о том, что сперма на трусах солдата, принадлежит ему самому. Подозрение о насильственной гибели подтверждается следами побоев, оставленными примерно за 40 минут до наступления смерти. Были на теле солдата и следы избиения одного-четырех суток давности, но следствие оставило без внимания эти явные признаки неуставных отношений, психологического и морального унижения солдата. Наличие прижизненных следов побоев подтверждают и выводы судебно-посмертной психолого-психиатрической экспертизы, датированной 29 августом 2009 г. Не смотря на это, следствие пришло к выводу о том, “что в ходе доследственной проверки фактов неуставных взаимоотношений, насилия, систематического унижения человеческого достоинства, жестокого отношения…. на рядового П. Сергиенко за время прохождения службы им службы в в\ч 21450, которые могли бы послужить причиной принятия им решения о суициде, не выявлено”. Получается так, что молодой парень, мечтавший о прохождении воинской службы, просто так взял да и повесился.

Следователь СО Гвардейского ВСУ МВД РК лейтенант юстиции Б. Джанаев, постановлением от 2 октября 2009 г., рассмотрев материалы доследственной проверки по факту гибели рядового П. Сергиенко в возбуждении уголовного дела отказывает. Причина – отсутствие состава преступления. Так считает следователь Б. Джанаев. Совсем иного мнения придерживается Л. Костенко, которая уже четыре месяца пытается отстоять честь погибшего солдата. “Тело парня было найдено в захламленном месте. Не могу поверить, что для свода счетов с жизнью он нашел самое настоящее отхожее место. Да еще в день рождения своей матери. Не верю, что он мог так поступить, — говорит Людмила Ивановна, — получается, что он сам себя избил и сам повесился. Он висел в грязной форме, а брюки были спущены. Я сделаю все, чтобы доказать, что сам Сережа повеситься не мог. Самоубийство это позор, которого он не заслужил. Мы с матерью парня вышли с ходатайством на прокурора гарнизона. Мы требуем указания истинной причины смерти, которая умышленно скрыта. Следствие уже 4 месяца идет по выдуманной версии”.

Павла Сергиенко не вернуть. Он никогда не станет отцом, не увидит своих друзей и утреннего солнца. Горе родителей утешить не чем. Но остались его честь и достоинство, за восстановление которых ведут борьбу не только родители парня, но и общесолдатская мать, Людмила Костенко.

Бей своих, чтоб чужие боялись

Канат Куандыков 17 января 2009 г. был зачислен в список личного состава в/ч 2086. М. Тулеуов – 20 января 2008 г. Наверное это дало ему право издеваться над теми, кто заступил на воинскую службу позже него.

24 февраля 2009 года, рядовой в\ч 2086 ПОГЗ “Тасты”, ВКО К. Куандыков, по указанию такого же рядового М. Тулеуова наводил порядок в сушильной и умывальной комнатах. Мало того, что Тулеуов перепоручил свои обязанности, так ему показалось, что Куандыков слишком медленно справляется с заданием. Не мудрствуя лукаво, считая, что слов недостаточно, Тулеуов тут же, в сушильной комнате, схватил Куандыкова одной рукой за затылок и кулаком другой нанес два удара в теменную часть головы. Избиение сопровождалось угрозами и приказанием ускорить уборку. Испуганный парнишка подчинился более сильному старослужащему. Очевидно Тулеуову пришлось по душе признание его “могущества” и 4 марта он позвал Куандыкова в туалет и не имея на то никакого права, обвинил парня в том, что он не помогает ему, Тулеуову, в уборке территории части. Парнишка пытался оправдаться тем, что выполняет данное ему задание, но уверенный в своей силе Тулеуов, приказал солдату встать в позу буквой “Г” с наклоном головы вниз. Испуганный, более слабый Канат подчинился и Тулеуов нанес ему мощный удар ногой в теменную часть головы. Куандыков упал, но Тулеуову одного удара показалось мало и озверевший недочеловек повторил содеянное второй раз. На этот раз солдат вновь упал, но теперь уже для того, чтобы никогда больше на подняться. Изувеченный, впавший в кому Канат Куандыков, был доставлен в поселковую больницу села Кабанбай. Сельские врачи помочь парню не могли, он на самолете был отправлен в Алматинский госпиталь. Но ничего уже спасти парня не могло, ни срочная операция, ни квалификация столичных врачей — он, не приходя в сознание умер 8 марта в 17 часов.

В ходе следствия, Тулеуов свою вину признал лишь частично, при этом, солдаты части рассказали, что он неоднократно унижал физически более слабого Куандыкова, поручал ему выполнять свою работу.

Следствие по гибели рядового Куандыкова было проведено добросовестно, опрошены многочисленные свидетели и Тулеуов понес заслуженное наказание, но Куандыкова, умершего на руках бессменно дежурившего у его постели отца, живым никто больше не увидит.

Не родятся его дети, не почувствуют заботу родители. И где-то потихоньку утрет слезы не дождавшаяся его девушка. По вине Тулеуова опозорена воинская часть и ее руководство.

Военный суд Семейского гарнизона, под председательством военного судьи Б. Абдукаликова признал убийцу виновным и осудил его.

И еще удар по голове

В в/ч 97617 служили призванные одновременно рядовой Жулдыз Зарапов из Кокшетау и Нурбол Джусупбаев из Кызылорды. До определенного момента все шло относительно спокойно. Согласно приказу, они заступили караульными в суточный наряд с 9 по 10 июня 2009 г. Утром, 10 июня Зарапов обратился к Джусупбаеву с требованием навести порядок в караульном помещении, результатом которого стала словесная перепалка, перешедшая в драку. Сначала Зарапов, сопровождая свои действия нецензурной бранью стал душить Джусупбаева, затем последний тоже перешел к активным действиям и стал душить первого. Через несколько секунд Зарапов стал терять сознание и Джусупбаев оттолкнул его от себя. Зарапов упал, ударившись головой о кафельный пол. Джуспабаев с подбежавшими к нему солдатами, подняв Зарапова, посадили его на скамейку и покинули караульное помещение. Через два часа туда зашел рядовой Оспанов, который увидел, что Зарапов, хрипя, лежит на скамейке без сознания. Оспанов вызвал начальника караула лейтенанта Сулейменова. Затем был вызван дежурный фельдшер, а Зарапов отправлен в санчасть, где его осмотрели начальник медицинской части Атимбеков и врачи скорой помощи. Несмотря на принятые реанимационные действия, 10 июня в 7 часов утра рядовой Запаров умер. Причиной гибели солдата стала закрытая черепно-мозговая травма головы.

Военный суд Алматинского гарнизона, под председательством судьи Д. Баймакулова в открытом судебном заседании, после тщательного опроса всех свидетелей признал Нурбола Джуспбаева виновным в гибели сослуживца Жулдыза Зарапова и осудил его на два года лишения свободы, которые он проведет в колонии-поселении.

Людмила Ивановна считает, что виновный в гибели солдата понес слишком мягкое наказание.

Мы не встречались с Людмилой Костенко почти два года. Сколько за это время ушло из жизни молодых солдат она говорить не стала. Отметила лишь, что за неполный 2009 год родители пяти сыновей встретили груз 200.

Погибшие ребята с юношеской страстью мечтали о службе в армии. Очевидно они с удовольствием и интересом смотрели российский сериал “Солдаты” и были уверены, что во всех воинских частях царят добрые отношения между “дедами” и “духами”.

Новости партнеров

Загрузка...