За лесом не увидели дерева

С чем войдут в Таможенный союз казахстанские аграрии, если на рынке трех государств ничем, кроме зерна, они не способны конкурировать?

Никто не отрицает преимуществ вступления в ТС. Это огромный рынок сбыта продукции – более чем 170 млн. потребителей продукции сельхозтоваропроизводителей. 12% производства пшеницы – такова доля Казахстана на мировом рынке. Однако…

Однако, считает депутат мажилиса Мурат Абенов, надо быть реалистами. Присоединение к ТС, кроме выигрыша, чревато и потерей некоторых позиций. Например, в сфере производства риса. Казахстанские рисоводы из-за отсутствия государственного протекционизма этой отрасли могут проиграть конкуренцию с российскими коллегами, и тогда отечественные “Маржан”, “Ай-Пак” с рынка вытеснит такой же товар, но с российским брендом.

Неконкурентноспособность казахстанского риса обусловлена тем, что правительство за лесом не увидело дерева. За рекордным урожаем пшеницы, которую, кстати, до сих пор оно никак не может обеспечить качественным хранением в закромах, успехи рисоводов остались в тени. Хотя казахстанские рисоводы ныне тоже доказали, что они могут обеспечить страну собственной конкурентноспособной продукцией.

Впервые за много лет, валовой сбор риса увеличился на 26% и составил около 360 тыс. тонн, посевы увеличились по сравнению с прошлым годом на 14%, (с 75,7 тыс. га до 86,6 тыс. га), а средняя урожайность риса достигла 43 центров с гектара. Заметим, среднегодовое потребления риса в стране составляет около 140 тыс. тонн.

В то же время, на рисовом рынке наблюдается резкое снижение закупочных цен. Если еще пару месяцев назад отечественный рис продавался по 140-150 тенге, то сейчас он стоит 100-110 тенге за кг. Как и зернопроизводители, рисоводы не могут сбыть урожай. Крестьянские хозяйства, обремененные обязательствами перед кредиторами, поставщиками ГСМ, семян, удобрений, лизинговыми компаниями, в конце концов, перед тружениками по выплате заработной платы, несут убытки. Новый год рисоводы встречают без денег.

Специалисты отмечают усиление давления на внутренний рынок зарубежных производителей. Так, по данным депутата, за 8 месяцев этого года в страну импортировано свыше 22,7 тыс. тонн риса, в то время как за такой же период прошлого года было в два раза меньше. И в основном, это продукция российского производства, которая отличается не только качеством, но и ценой, которая ниже казахстанского риса на 5-10 тенге. “Несомненно, этому способствовали таможенные преференции для российских товаропроизводителей в виде отмены импортной таможенной пошлины”, говорит Мурат Абенов.

Правительство Владимира Путина оказывает такой протекционизм рисоводческой отрасли, что она стала одной из самых динамично развивающихся направлений сельского хозяйства. Так, валовой сбор риса в России в этом году достиг рекордной отметки за последние 20 лет – 1 млн. тонн, а урожайность риса достигла 65-70 центнера с гектара.

В России введена высокая ввозная пошлина. В декабре этого года, российское правительство увеличило ставки таможенной пошлины на рис с 70 до 120 евро за тонну сроком на девять месяцев. Запрет на ввоз генно-модифицированной продукции почти выдавил из рынка России китайский рис. Из федерального бюджета выделяется несколько сотен миллионов рублей на восстановление оросительных систем, разрушенных в 90-х годы и мелиорацию рисовых чеков. Разрабатывается федеральная программа “Рис России”. Более того, чтобы защитить свой рынок от импортного длиннозерного риса, в основном производимого Италией, которая оттеснила азиатских производителей риса и заполонила рынок стран-участниц Евросоюза, ученые России вывели свой сорт такого риса и назвали его чисто по-русски – “Снежинка”.

Чем хуже Казахстан? Тем более, что наши климатические условия способствуют тому, чтобы в перспективе выращивать свои сорта длиннозерного риса и экспортировать его в европейские страны?

Прорыву на мировой рынок мешают косность и неповоротливость чиновников, сидящих у власти. Так, на субсидирование закупа удобрений отечественного производства в Кызылординской области из республиканского бюджета было выделено 423 млн. тенге. Однако к концу года в бюджет вернулось 273 млн. из них. Почему? Наверняка ответ на этот вопрос должны дать те, кто должен был их освоить.

Со своими предложениями о том, как сделать рисоводство в Казахстане конкурентноспособной отраслью, депутат Мурат Абенов на пленарном заседании мажилиса обратился к премьер-министру. В надежде, что он последует примеру своего российского коллеги.

Новости партнеров

Загрузка...