Что делать?..

“Снять штаны и бегать!”. Кто виноват?.. Что делать… Это первое, что приходит на ум, когда мысленно пытаешься представить ситуацию, в которой оказались все мы, уважаемые сограждане РК. Или, если угодно – KZ, так более к месту. К тому виртуальному месту, где мы сейчас находимся, и пытаемся мыслить также – виртуально. Но если “virtus” перевести с латыни как – “истинный”, то можно надеяться, что хоть какие-то грани истины в наших рассуждениях могут присутствовать. И эта горькая истина в том и состоит, что и штаны нам снимать не потребуется – не сегодня, так завтра мы окажемся в положении, довольно точно и емко выраженном в присловье: “с голой жопой на ветру”…

Можно соглашаться или нет, с грубой конкретикой нашего сегодняшнего состояния, но нельзя просто отмахнуться от элементарного прогноза последствий нашего же бытия на данной территории. Кто-то будет отрицать, что пространство, некогда называвшееся Дешт-и-Кипчак, нам уже не принадлежит, или… знак вопроса будет неуместен. И речь в данном случае не идет только лишь о “новых латифундистах”… нет, речь о том… нам на этой земле хоть что-то принадлежит? И еще раз – речь не о компрадорской буржуазии, которая выкачивает и выкапывает из этой Степи все, что можно, да и того, чего нельзя скоро не останется, — та еще “братва”. Сами понимаете – не останется ничего. А из ничего, не выйдет… Стоп. Вот здесь, самое время сказать и выдать – стоп! – а что же дальше? Позвольте, следуя жанру, заявленному в названии текста, представить на ваш суд (не судилище – очень на это надеюсь), некоторые абсолютно фантазийные выкладки гипотетического обоснования реализации чаяний, более известных сейчас как “сбыча мечт”. Итак, совершенно в “качестве бреда”, но, не отходя от классики воплощения самых безумных идей, которые в итоге… не будем о грустном, тем более, что вначале в них верили как в сбывающиеся сновидения. Теперь вглядимся в наши…

Сны веры… “города – в аренду, в степь – навечно!”. Вновь прошу помнить, что это – сны, как и то, что единственный вопрос, на который невозможно ответить утвердительно, звучит так: “Ты спишь?”. Вы слышите… и видите ли вы своим бодрствующим внутренним зрением – города сданы в аренду. Тем, кто остался жить в них, в силу того, что утратил или вовсе не имел склонности к номадизму. Кочевники же – откочевали в родные степи. Прочь – от загазованных и загаженных городов. Прочь – от биохимической пищи. Прочь – от водки и наркотиков, от озлобления измененным состоянием сознания. Прочь – от болезней человеческой скученности, от печально известного туберкулеза и входящего новым ужасом СПИДа. Прочь – от ревущего и дымящего штампованного металла автомобилей, от дорожной паранойи суицидального лихачества. Прочь – от страха перед организованной преступностью, как и от большего страха перед неорганизованной, стихийной, уличной – непредсказуемо агрессивной. Прочь – от постоянного страха за судьбу и здоровье детей… самых незащищенных перед лицом угрозы лихачей и хулиганья. Прочь от всего этого, прочь!

В родную Степь. Верится, что она будет жива и с опустевшими недрами. Да, сильно изранена, а где-то и больна язвами рудниковых отвалов и сыпью разлитой нефти. Но жива, лишь тем, что ее нельзя убить. Невозможно. Как бы ни старались современные компрадоры, но Степь будет жить своей новой жизнью выздоравливающего организма. И останутся места недопогубленной природы, куда и предстоит вернуться неономадам.

В юрту, с теплым полом, подогреваемым энергией от ветряной электростанции, от солнечных батарей, от мини-гидроэлектростанций горных ручьев… да мало ли источников энергии можно найти, если искать, конечно. А это придется сделать… на ветру… среди равнины – голый… и куда деваться… на ветру. К слову, Джунгарские ворота – природная аэродинамическая труба; поселок Нурлы, что за Талгаром – облаков практически не бывает: сдувает постоянным бризом из ущелий; переносная чабанская мини-гидроэлектростанция для ручьев и арыков, разработана еще в СССР… да ладно… давайте остановимся на том, что в том недалеком уже времени, мировая наука выдаст практическое применение реакции термоядерного синтеза. Но так важно к тому времени оказаться в юрте, со спутниковой тарелкой и Интернетом, с мобильной связью и прочими коммуникаторами – “по умолчанию”. Есть чем заняться и тем, кто остался в городе, когда на остальном пространстве Степи добывается пропитание и им. Как именно?.. И – что делать?..

Сны веры… “я согласен бегать в табуне…”. Как воспел Высоцкий дар личной свободы… да вот только в нашем случае… не всем дано будет бегать “…не под седлом и без узды”. И это касается не только отдельной лошадиной особи. Дело в том, что дикий степной табун все равно подчинен вожаку-лидеру, который “строит” жеребцов, а те в свою очередь – свои “гаремы”. Иерархия свободы – если угодно, иначе это – не табун вовсе. Если не может ни защищаться, ни совершать какие-то совместные действия, форсирование реки, к примеру. К такому же, как и “колчаковские мустанги”, к примеру. Ведь если вспомнить – то где можно было встретить наибольшее скопление тогда еще советских казахов, на улицах сибирских городов? Правильно, — у магазинов “Дары природы”, во время завоза конины, о котором сообщал приватно тамошний “узун кулак”: “Отстрел – начался”. Какой? Да тех самых боевых коней бывшей конницы адмирала Колчака, которые после разгрома, лишившись хозяев, сбежали с поля боя на таежные поляны и одичали, как положено. Покрылись густым волосяным покровом, сбились в звериные косяки. Потом вспомнили об иерархии свободы, а уже с ее обретением – стали выживать, и организовано отбиваться от волков. Смогли бы они сделать это поодиночке, не подчиняясь законам природной тактики защиты? Когда вожак руководит жеребцами, прикрывающими сбивающихся в кучу кобыл с жеребятами, — тогда и видно, что возможность “бегать в табуне”, еще ко многому и обязывает. Правда, от охотников с ружьями и на вездеходах, не уйдешь, …но что тут поделать, когда охотников до экологически чистой конины… собрал завоз казахов у магазина.

Это можно было бы считать лирическим отступлением, если бы… этот пример не вырисовывал некую организационную матрицу поведенческих установок. Даже с точки зрения Чингисхана – тоже славного кочевника – казахскую степь невозможно было завоевать. И все потому, что она никому не принадлежала конкретно. Это города жили своей нездоровой, скученной жизнью, помимо того, что они совершали главный грех в глазах кочевника, заявляя: “Мой дом, мой двор, моя улица”. Что значит – “твоя”?! Никому ничего не принадлежит под этим Вечным Небом! “Все проходит”. А посему – огнем и мечом выжечь скверну городов, и с ними – частнособственнические инстинкты больных на всю голову горожан. Что и делалось. И что будет сделано, в нашем случае, исключая пожарища городов: они сданы в аренду, и на эту арендную плату – вновь возродятся… улусы Чингисхана. Но уже в новом качестве, на новом уровне выстраивания структуры Новой Степи.

Вспомним “тюркский компас”: этот символ входит в логотип одного из банков… ну который “для народа” и никак иначе. Так вот: компас-восьмиугольник представляет собой два положенных друг на друга квадрата. Первый – основные обозначения сторон света: юг, восток, север, запад. Второй – промежуточные: юго-восток, северо-запад и т.д. Теперь наложим “тюркский компас” на карту Казахстана, стараясь избегать точек городов. Вот перед нами четыре будущих улуса, вокруг углов первого квадрата – Ставки. Второй квадрат, в промежутках основных значений Ставок, имеет четыре Базы. Каждый улус поставляет на две соседние Базы – справа и слева – условно возможное количество “сабель”. И именно это количество воинов определяет иерархическое положение рода, племени, аула и т.д., вне зависимости от знатности, заслуг, и уж тем более – богатства. Ведь это самое “богатство”, будет находиться в прямой зависимости от количества всадников-мужчин, которые могут пасти скот, — но и, прежде всего – защитить свои летние джайлау и зимние тебеневки. Которые в свою очередь, раскинутся на “землях предков” каждого рода. И если кому-то хочется делиться и на жузы, то пусть лучше вспомнят Чингисхана, со смертью которого, все зашаталось в этой Степи, разрушая улусы. Военную структуру, прежде всего, стройную и проверенную на многих землях. Где размеру территории, соответствовала численность военного гарнизона и число пунктов тылового обеспечения. В нашем же случае – это, конечно же, не оккупационный корпус, а регулярные войска быстрого реагирования – пограничная служба, патрулирование местностей, предотвращение территориальных конфликтов, полицейские функции.

Вы можете и дальше улыбаться таким перспективам, но ответьте, прежде всего, на один единственный вопрос: сейчас мы обладаем боеспособной армией? Хотя… вопрос тоже, скорее риторический. Это и при призыве, и при контрактном наборе, и при постоянном декларировании “возрастания финансирования”. Здесь следует сказать: “зри в корень” — даже при отсутствии внешней угрозы, защитить себя от… себя же самих, сможем только мы сами. Но, повторюсь, речь идет о “грядущих неономадах”, и даже – просто о фантазиях на эту тему…

…о том, как вольно заживут они, следуя за своими стадами по Вечной Степи, под Вечным Небом, следуя заветам Его Единого. И вы, наверное, обратили внимание, что оба квадрата “тюркского компаса” не имеют “центра”: да его нет только потому, что он кочует по всем четырем Ставкам и по всем четырем Базам, в зависимости от времен года и социальной обстановки. Если городам и потребуется столица, то всем остальным – и на дух не надо! – наелись, точнее – нахлебались…

…Да, кажется “понесло мечты по бездорожью”. Но как без них, когда вокруг… картину нашего сегодняшнего мира дорисуйте сами… и не судите строго тех, кто иногда грезит наяву, …а что делать?..

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...