Владимир Рерих: “Журналисты – это опасная профессия. Эксцессы вокруг журналистики – норма жизни”

“Таможенный союз – это больше политический шаг. Попытка продемонстрировать Западу свою способность к регенерации”

“Непобедимость заключена в тебе самом,
возможность победы заключена в противнике”.

Сунь Цзы

“Телевидение должно информировать власть о состоянии общества и информировать общество о состоянии власти”, — такой концепции придерживается Владимир Рерих, журналист, философ и генеральный продюсер ЕАМФ (Евразийский медиа-форум). Насчет казахстанского телевидения он согласен с мнением, что “наше телевидение легко переуступило свою роль”. “У меня есть подозрение, что так всем удобнее”, – отметил гость дискуссионного клуба АйтPARK.

Владимир Рерих

Владимир Рерих

В ходе встречи неизбежно коснулись отечественного телевидения, особенно официального, где в прайм-тайм по 40 минут показывают сюжеты про молочные и цементные заводы, а по другим каналам кабельного пакета в это время идут действительно рейтинговые передачи. В общем, отечественного контента либо нет, либо он такой, что лучше бы его и не было. “Есть какой-то странный комплекс самоуничижения, мол, все равно лучше чем на “НТВ” не сделаешь. Наверное, это универсальное “нет пророка в своем отечестве”, – считает Владимир Рерих. Сам он с таким подходом категорически не согласен: надо не бояться реализовывать свои идеи.

На вопрос, что может быть на первом месте причин такого положения дел все-таки стоит отсутствие свободы слова, гость АйтPARKа ответил следующее. “Бывает, когда свободу дают. Как в 1985 году началась “гласность”. Но когда раздача – это всегда дозировано. Вот когда ее берут – это другое дело. Свободу нужно брать!”. Если есть коррупционный скандал, эксцесс с высокопоставленными членами правительства, их чадами, домочадцами, родственниками и неправедно нажитыми капиталами, то журналисты должны писать об этом во что бы то ни стало. “Это проблема внутреннего общественного договора”, — обрисовал он плоскость решения.

Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба, объяснил выбор очередного гостя тем, что молчание такой фигуры как Владимир Рерих его в последнее время озадачивало. Вот и пригласил чтобы прояснить ситуацию. Сам г-н Рерих свою информационную тишину назвал “скорее смирение”. “Может, пришли новые поколения журналистов, люди с моим опытом уже не нужны. Язык СМИ сейчас катастрофически скудеет, – порассуждал он о нынешних временах. – Клише словесные – это клише мысли, ментальные клише. Поэтому надо создавать какие-то стилистические события наперекор мейн-стриму. Сейчас говорят: слово не важно, главное мысль донести. Я не согласен – это лукавство большое”.

Нурлан Еримбетов попросил у гостя комментарий о том, с чего вдруг Нурсултан Назарбаев выразил озабоченность насчет высокой доли вещания иностранных СМИ в Казахстане. “Я не думаю, что он самый усердный телезритель. Но это в самом деле так. Наше телевидение легко уступило свою главную общественную роль”, – ответил гость АйтPARKа”. Например, когда происходят трагедии как в Кызыл-Агаше, телевидение должно передавать информацию с места событий в прямом эфире. “В России давно поняли, что молчание хуже”, – заметил Владимир Рерих в связи с последними терактами в московском метро. Однако он не строит иллюзий насчет современной журналистики. Поступит команда “горевать” – СМИ ее выполнят, не поступит – будут действовать по обстоятельствам.

“Нецеховые журналисты победили цеховых – реалии жизни”, – один из тезисов “цехового” журналиста.

“Первая жертва войны – это правда. Нет правды на войне”, – это уже из ответов на тему освещения ситуации из “горячих точек”.

Модератор и ведущий постебались на предмет “попытки смены господствующего мифа”. “Большой либеральный миф” потусовался на местных голубых экранах и ослаб. Вопрос “что новенького (мне угрожает)?” притомил аудиторию. “Советский миф”, со своей стороны, “усыпляет подсознание”. Вот его и пытаются возродить. “Попытка смешная, безнадежная, но другого мифа нет”, – констатировал Владимир Рерих.

Г-н Еримбетов поинтересовался, насколько легко технически в ходе государственного переворота получить доступ к телевидению и выйти в эфир. Оказывается, сложно. С советских времен существуют резервные студии, расположенные вне телецентров. Обязательно стоит дизель-генератор, автономный совершенно. Раз в месяц он должен проверяться и Владимир Рерих в бытность работы на “Хабаре” следил за этим лично. Потому что “когда останавливается прямой эфир – это может вызвать панику среди населения”.

“На медиа-форуме приняты два рабочих языка – русский и английский ввиду аудитории, которая там собирается”, – это был ответ на вопрос, почему в последний ЕАМФ десять минут не могли найти переводчика, когда журналист задал вопрос на государственном языке. За судьбу русского языка Владимир Рерих не переживает ни в общем, ни в частности, потому что носителей данного языка на планете много и есть великая литература.

“Разбитые армии друг друга не колонизуют. Мы все разбитые – беларусы, россияне, казахстанцы, потому что проиграли в Холодной войне, – считает г-н Рерих. Таможенный союз – это больше политический шаг. Попытка продемонстрировать Западу свою способность к регенерации”. Невротические страхи по поводу Таможенного союза он не разделяет, но понимает и может объяснить их природу. “Надо вести разговор вокруг конкретных вещей, а не страхов и неврозов”, — уверен гость дискуссионного клуба.

“Вы кого больше боитесь – Китай или Россию?” – спросил модератор. “Кого больше боитесь – это детские реакции. Я хочу всех любить”, – последовал ответ. Продолжая тему “любви” Нурлан Еримбетов поинтересовался насчет выступления мажилисмена Бекбулата Тлеухана по моральному облику казахской женщины в кино и видеороликах. “Кавказцу можно обнимать казашку?” – спросил г-н Еримбетов. “Только через ЗАГС”, – со смехом ответил Владимир Рерих.

К возвращению Дариги Назарбаевой в политику Владимир Рерих относится скептически. Семейная драма поставила на этом крест.

На классический (хоть в последнее время и подзабытый) вопрос “Имя Казахстан?” гость дискуссионного клуба ответил: “Абай”. Г-н Рерих, по его словам, очень трепетно относится к тексту. И если жизнь за окнами квартиры ему в последнее время не приносит открытий, то “текст – там потрясения могут быть”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...