Форум двух “сторожевых псов”

Репутация: то, что говорят о вас за вашей спиной.

Эдгар Хау

Тема взаимоотношений судов и СМИ стара, как мир. И хотя у обеих ветвей власти задача одна – служение обществу и государству, отношения эти чаще напоминают состояние холодной войны. Оттепель, кажется, наметилась с тех пор, как в Алматы и Астане был создан Форум, который так и называется: “Суды и СМИ”. Раз в квартал, судьи и журналисты садятся за стол переговоров, чтобы высказать друг другу то, что у них наболело, и найти консенсус.

…В некоторых изданиях одного из регионов страны появилась фотография, на которой был изображен некий адвокат в момент, когда во время судебного заседания он показал кому-то известную фигуру из трех пальцев. Оскорбленный адвокат подал в суд на СМИ. Руководитель региональной общественной организации по защите СМИ утверждает, что кадр был сделан в начале судебного заседания, представитель судебной власти – что во время перерыва. Так или иначе, но в ходе разбирательства по иску адвоката судья не принял во внимание тот факт, что фотоинформация была распространена официальным органом – пресс-службой ДВД, представитель которого подтвердил это.

Может ли в данном случае нести ответственность СМИ, запустившее в эфир или печать информацию, если оно не является ее производителем?

Вопрос не столько любопытный, сколько жизненно важный, поскольку в подобных ситуациях вслед за публикацией часто наступает момент ответственности – как моральной, так и материальной. Сегодня любое физическое или юридическое лицо, посчитавшее, что та или иная публикация нанесла вред его чести и достоинству и деловой репутации, предъявляет к СМИ разрушительные многомиллионные исковые требования.

У всех на памяти случай, когда из-за неподъемной суммы морального вреда, якобы нанесенного депутату парламента Ромину Мадинову (первая судебная инстанция присудила 3 млн. тенге штрафа, апелляционная инстанция увеличила эту сумму в 10 раз) закрылась популярная газете “Тасжарган”.

В отечественном законе о СМИ нет статьи, предусматривающей ответственность первоисточника информации. Ответственность СМИ несут за распространение информации, содержащей признаки оскорбления чести и достоинства и деловой репутации. Но наказать все СМИ, использовавшие такую информацию, невозможно по определению. И тогда, как правило, истец выбирает свою “жертву” по понятиям. Как это случилось с “Тасжарганом” — ведь квинтэссенцией для статьи о “бедном латифундисте” стали некоторые факты, озвученные на пресс-конференции известного эколога Мэлса Елеусизова, которую осветили почти все СМИ. Но выбор г-на депутата почему-то пал на “Тасжарган”.

Горький опыт взаимоотношений “Тасжаргана” с публичным политиком и судебной властью стал еще одним уроком: СМИ в нашей стране призваны быть не только “сторожевым псом” демократии и свободы слова, но и самым мощным цензором самого себя. А последнее чревато тем, что у этого “пса” чувство страха за собственную безопасность начинает преобладать над чувством боевой готовности №1, без которого “сторожевого пса” демократии и всяких там свобод можно отправлять на пенсию.

В современной казахстанской действительности, о своей деловой и другой репутации не печется только ленивый. Наверное, это хорошо.

Репутацию публичного политика и любой ветви государственной власти в глазах общества формирует пресса. Не случайно сегодня каждое уважающее себя ведомство обзаводится собственной пресс-службой, а на худой конец (в зависимости от собственного бюджета) содержит в своем штате сотрудника, отвечающего за связь с общественностью.

Но в Верховном суде Казахстана пошли дальше. Созданный Форум судов и СМИ, по замыслу его организаторов, позволяет преодолевать существующее противостояние между третьей – судами и четвертой (можно в кавычках, можно – без) – средствами массовой информации. Противостояние усилилось, и это не секрет, в связи с последними громкими судебными процессами в отношении высокопоставленных чиновников, в том числе обвиняемых в нечистоплотности при проведении так называемых государственных закупок, хотя многовековая история этой сферы свидетельствует: госзакупка неизменно сопровождается системными издержками и коррупционными рисками. Впрочем, это отдельная тема разговора.

А возвращаясь к теме “суды и СМИ”, вспомнила выступление на предпоследнем Форуме в Астане председателя Верховного суда РК Мусабека Алимбекова.

В частности, он говорил о том, что чем больше гласности в работе судов, тем меньше поводов для различных инсинуаций.

Суд по определению — публичная площадка, однако судьи за редчайшим исключением не то чтобы стремятся уйти в тень, но чуждаются открытости. При этом судьи ссылаются на всякие деликатные нюансы своей профессии, но это, пожалуй, все же отговорки. В суде есть только одна тайна — тайна совещательной комнаты, но это святая святых, и никто туда лезть не собирается. А все остальное должно делаться максимально открыто, открытые лица должны быть и у судей — такая это публичная профессия.

Нам видится, что права и законные интересы владельца информации, в данном случае суда — с одной стороны, СМИ — с другой, а также лиц, которых эта информация затрагивает, их взаимоотношения должны быть сбалансированы, соответствовать потребностям и интересам общества и не вступать в противоречие с законом. Несовпадение интересов по ряду позиций обусловило и расхождения во взглядах на данную проблему”, сказал тогда Мусабек Тургынбекович.

О балансе между правом на свободу слова и объективностью предоставленной информации говорила на прошедшем на днях в Астане очередном Форуме на тему: “Свобода слова и защита репутации. Международные стандарты и национальное законодательство” и председатель надзорной судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Алмаз Ташенова:

— Судебная система заинтересована в сотрудничестве со СМИ. Объективность наших СМИ могла бы значительно снизить негативное отношение к судам… Есть сложности, которые приходится преодолевать обеим сторонам, и взаимодействие судов и СМИ должно носить объективный и конструктивный характер.

Суды должны проявлять, на мой взгляд, терпимость к критике в свой адрес. Но и журналисты, в свою очередь, также должны быть объективны и честны в освещении юридических вопросов.

Расхождения, о которых говорили уважаемые судьи, обусловлены не столько желанием сторон противоборствовать, сколько несовершенством законодательства, отчасти его несоответствием международным стандартам.

Так, по словам юриста фонда “Әділ сөз” Ганны Красильниковой, в законе должны быть четко прописаны механизмы защиты прав СМИ и журналистов. Однако в действительности получается, что казахстанские суды часто налагают штрафы, компенсации вреда, которые для них не подъемны и которые становятся причиной их банкротства. По большому счету, вердикт суда должен дать возможность выплатить этот штраф, В противном случае каков смысл решения, которое неисполнимо по сути?

Законодательство многих развитых стран налагает запрет на подачу гражданских исков от государственных органов, потому что они содержатся на деньги налогоплательщиков. У нас же такое нередко.

Конечно, считает Ганна Красильникова, должностное лицо имеет право на защиту своей репутации. Но чем выше статус лица, его публичность, тем больше должна быть его терпимость, поскольку, выбирая эту должность, он знает, что со стороны общества к нему будет повышенный интерес.

Но лицо, которое считает себя пострадавшим, должно доказать ложность этих обвинений. Однако реалии показывают, до доказательств дело не доходит, поскольку должностное лицо всегда может прикрыться статьей о неприкосновенности тайны частной жизни, границы которой закон опять-таки не определяет.

Также недопустимо вмешательство в деятельность суда органов прокуратуры и полиции, какой бы ранг должностное лицо не занимало. К сожалению, у нас есть процессы, когда в таких случаях участие прокурора неизменно. Причем в пользу должностного лица.

Многие страны имеют законы об уголовной диффамации, но не все ее применяют. Скажем, во Франции, Норвегии эти нормы сохраняются, но давно уже не применяются.

В связи с этим, Ганна Красильникова привела пример из наших реалий, когда человек, вышедший на УДО, написал статью, в которой выразил свое мнение, а его вновь осудили. В приговоре в буквальном смысле было написано: не встал на путь исправления, потому что написал статью.

К сожалению, в стране-председателе ОБСЕ при вынесении судебных решений в отношении СМИ и журналистов, как правило, присутствуют ссылки на отечественное законодательство, но не бывает ссылок на ратифицированные Казахстаном международные документы о правах и свободах граждан. “Мне кажется, журналистам и юристам, работающим в сфере СМИ, пора защищать себя уже с позиций этих документов”, считает юрист.

В материалах, розданных участникам Форума, имеется нормативное постановление ВС РК от 25 декабря 2006 года “О судебной практике по делам частного обвинения”. Согласно этому документу, частную жалобу о защите деловой репутации может подать юридическое лицо. Эта норма уже создает путаницу, обратила внимание Алмаз Ташеновой и присутствовавшего на Форуме новоизбранного председателя Союза судей РК Владимира Борисова юрист фонда “Әділ сөз”.

Международные организации отмечают необоснованные нарушения свободы выражения в Казахстане. И, как следствие, Казахстан продолжает занимать последние места в международных рейтингах свободы слова, констатировала специалист неправительственной организации “Фридом Хаус” Рината Алибекова.

Ложку дегтя в бочку меда, как известно, добавил скандал, связанный с запретом на некоторые печатные СМИ, опубликовавшие известное заявление Мухтара Аблязова в отношении Тимура Кулибаева. Этот пример представитель “Фридом Хаус” привела в качестве иллюстрации своего выступления, связанного с соблюдением ст.19 Международного Пакта о гражданских и политических правах.

Запрещая распространение данных изданий, не учтено было, что информация уже была опубликована в интернете. С позиции тех же международных принципов, не совсем понятно, какую истинную цель преследовало данное ограничение, — резюмировала она.

А как складываются взаимоотношения судов и СМИ в регионах?

Судя по выступлениям на Форуме приглашенных судей из некоторых областей, почти так же, как и в обеих столицах. Но интересной показалась информация Гульмиры Каженовой, судьи Карагандинского областного суда.

По ее словам, в этом регионе нет примеров, когда государственные органы обращаются с исками к СМИ. В большинстве случаев в суд на СМИ подают физические лица, в том числе должностные, посчитавшие не соответствующими действительности те или иные сведения, распространенные в прессе.

Но в основном суд оставляет такие иски без рассмотрения, поскольку уже в ходе разбирательства споры завершаются заключением мирового соглашения.

Как говорится, и нам бы так.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...