Штрихи к портрету экс-лидера компартии

В стране началось постепенное омоложение руководства политических партий. Процесс, как говорится, пошёл. В марте этого года состоялась передача власти в партии “Руханият”, а на днях, пост первого секретаря коммунистической партии Казахстана оставил её лидер — Серикболсын Абдильдин. Всё прошло по-будничному и по-деловому, без лишней помпезности.

Наверное, можно много говорить о заслугах Серикболсына Абдильдаевича на посту руководителя одной из ведущих оппозиционных партий: его вкладе в развитие демократии в республике, острой критике действующей власти, большом авторитете среди партийцев и т.д.

Но, хотелось бы напомнить, что сцену оставил не просто патриарх и “долгожитель” отечественной политики, но и государственник с большой буквы — один из “отцов-основателей” современного Казахстана. Человек, принимавший непосредственное участие в разработке декларации о государственном суверенитете страны. Председатель Верховного Совета, первым официально зачитавший закон о государственной независимости республики. Политик, лично знакомый со многими мировыми лидерами, — свидетелями становления нового Казахстана: последним президентом СССР Михаилом Горбачевым, первым президентом России Борисом Ельциным, президентом США Джорджем Бушем — старшим и бывшим госсекретарем Джеймсом Беккером, грузинским лидером Эдуардом Шеварднадзе и другими.

Всем памятен исторический момент подписания Декларации о целях и принципах Содружества Независимых Государств в декабре 1991 года в Алматы. Тогда Борис Ельцин, обходя присутствующих в зале представителей официальных делегаций, вдруг остановился, подошел и пожал руку Серикболсыну Абдильдину, как старому и доброму знакомому, поблагодарив за поддержку. Эти телевизионные кадры тогда облетели весь мир и стали историей.

Серикболсын Абдильдин, как никто другой, в подробностях и в деталях знает всю подноготную зарождения и становления нынешней казахской государственности. Ему, постоянному представителю Казахской ССР при Совете Министров СССР, после декабрьских событий 1986 года, пришлось доказывать тогдашнему советскому руководству, что казахов, и — в первую очередь, казахскую молодежь, несправедливо обвинили в национализме и экстремизме.

Там, на Чистых прудах, он не забывал и о нас — многочисленной, по тем временам, общине студентов и аспирантов из Казахстана. Одним из первых добился того, чтобы отличники учебы стали получать материальную помощь из республики. Имеешь зачетную книжку полную “пятерок” – приходи, предъявляй и получай свои заветные 100 постпредовских, или как их называли “абдильдинских” рублей. Неплохие по тем временам деньги!

В постпредстве – бывшем в те годы “недоступным” для простых граждан республики, а тем более для студентов, появились первые кружки по интересам и курсы казахского языка. Помещения подвала, заваленные ненужным хламом, были расчищены и оборудованы для занятий местной и приезжей казахской молодежи. Постпред Абдильдин, одним из первых стал посещать собрания землячеств казахстанских студентов, способствовал их становлению, помогал налаживанию связей с республиканскими организациями.

Потом была работа в Верховном совете Казахской ССР. Сначала заместителем, а потом — председателем. И это – в самый сложный и непростой момент истории. Начался распад Советского союза и повальное объявление бывшими союзными республиками деклараций о независимости. Положение в республике было шатким: в экономике и политике. Появились первые трещины и прохлада в межнациональных отношениях. Это не могло не отразиться на настроениях народных избранников. Каким будет казахстанский вариант суверенитета? Что будет с его многонациональным народом? Как в тексте, состоящем всего из двух страниц, уместить интересы всех его граждан?

Но, взвешенный учет позиций и гибкий подход сделали свое дело, и на свет появилась Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР – первый документ, обозначивший нашу реальную независимость. В памяти всплывают телевизионные картинки церемонии принятия это важнейшего документа в стенах парламента. Предстают кадры исторического заседания Верховного совета 25 октября 1990 года в Большом круглом зале. Президент Нурсултан Назарбаев – на переднем плане за трибуной, далее, за ним — Серикболсын Абдильдин. Председатель комиссии по подготовке декларации Казахстана Салык Зиманов зачитывает её положения. Встают народные избранники, исполняется гимн. Принято! После этого, всё вокруг взрывается громом аплодисментов. Воодушевленные депутаты и члены правительства пожимают друг другу руки и поздравляют с историческим событием.

В этом судьбоносном документе, в разработке которого активно участвовал и тогдашний Председатель Верховного Совета Серикболсын Абдильдин, были определены перспективы развития Казахстана в качестве самостоятельного субъекта международного права. В декларации были провозглашены верховенство законов Казахской ССР над нормативными правовыми актами бывшего Союза, неделимость и неприкосновенность её территории. Она стала отправной точкой начала строительства суверенного Казахстана. Далее, был подготовлен ряд других законов: “О переименовании Казахской ССР в Республику Казахстан”, “О государственной независимости Республики Казахстан”, “О выборах Президента Казахской ССР”.

Сегодня, Большой круглый зал парламента, где впервые была провозглашена декларация, принадлежит Казахстанско-Британскому техническому университету. В нём, по-прежнему, чувствуется “веяние” недавней истории: массивные колоны, ступенчатый президиум, деревянные ряды депутатских кресел и та самая трибуна, с которой были произнесены первые слова о независимости Казахстана.

Мы привыкли судить о делах политиков с позиций сегодняшних дней и реалий, но иногда упускаем из виду их большие поступки в прошлом. С прекращением полномочий прежнего Верховного Совета, у Абдильдина была возможность усидеть в мягком кресле и “зацепиться” где-нибудь на дипломатическом поприще. Однако он отказался от этих предложений и ушел в политику. Политику – оппозиционную властям. Здесь проявились его гражданская позиция и ответственность за будущее демократического развития страны.

Несмотря на все повороты и перипетии судьбы, он до сих пор остается непререкаемым авторитетом для многих поколений казахстанской политической элиты. Фактически заново воссоздав коммунистическую партию, не раз выводил её на “почётное” второе место, после правящего “Нур-Отана” в ходе выборов. Его обвиняли во всех предыдущих грехах КПСС, требовали покаяния и приписывали раскол в собственных рядах. Он не уходил от ответов и мужественно принимал критику. Президент страны неоднократно упоминал, что всегда высоко ценит Серикболсына Абдильдина: как бывшего соратника, старого друга и достойного оппонента.

Настал день и умудренный годами казахстанский “тяжеловес”, принял взвешенное и продуманное решение – уйти из большой политики, чтобы дать возможность новому поколению коммунистов проявить себя в делах. Компартия не теряет своего лидера – она приобретает опытного советника и нужного наставника для будущих свершений.

Вспоминаются слова британского премьера Уинстона Черчилля, сказавшего однажды, что “политиков от государственных деятелей отличает то, что политики думают лишь о предстоящих выборах, а государственные деятели – о завтрашнем дне своей страны”. Для нас, очевидно, одно: в Адбильдине “уживаются” вместе и политик, и государственный деятель, и настоящий патриот своей страны.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...